Размышления о либертарном правопонимании

Либертарно-юридический тип правопонимания и философии права

Только на основе и с  учетом такой необходимой связи  между правовой сущностью и правовым явлением возможно достижение их искомого единства в виде правового закона, т. е.

устанавливаемого государством и  официально действующего общеобязательного  позитивного права, выражающего  в нормативно-конкретизированной форме  свойства и требования принципа формального  равенства.

С позиций легизма и юснатурализма такое единство правовой сущности и правового явления в виде правового закона недостижимо.

Право, подразумеваемое либертарным правопониманием (и вместе с тем обосновываемое в либертарно-юридической концепции философии права), – это лишь необходимый правовой минимум, то, без чего нет и не может быть права вообще.

Правовой закон как  искомое соответствие закона (явления) требованиям принципа формального  равенства (сущности права) – это  адекватное и полное выражение права  в его официальной признанности, общеобязательности, определенности и  нормативной конкретности, необходимых для действующего позитивного права.

С учетом сказанного общее определение понятия права (закона, соответствующего сущности права) можно сформулировать так: право – это соответствующая принципу формального равенства система норм, установленных иди санкционированных государством и обеспеченных возможностью применения мер государственного принуждения.

Необходимая связь общезначимой правовой сущности (формального равенства) и общеобязательного правового  явления (закона) демонстрирует понятийно-правовое единство права и государства, выявляет правовую природу и выражает правовую необходимость государства как  всеобщей формы власти для установления и действия права в качестве общеобязательного  закона.

В процессе выражения правовой сущности в виде правового явления  официально-властная легализация (от лат. lex – закон) права сочетается с юридизацией (от лат. ius – право) и юридической легитимацией самой этой правоустанавливающей (законодательной) власти в качестве всеобщей (публичной) государственной власти.

И юридико-логически, и исторически именно в процессе официально-властного правоустановления (выражения общезначимой правовой сущности в виде общеобязательного закона) соответствующая правоустанавливающая (а следовательно, и правоохраняющая, правоприменяющая) власть проявляет себя, конституируется и функционирует как государство, т. е.

как общая (публичная) правовая власть, действующая на основе и в пределах общеобязательных правовых законов.

Как правовая форма общей (публичной) власти любое государство  – это правовое государство (в  меру развитости права в соответствующую  социально-историческую эпоху), и оно  принципиально отличается от всех видов  деспотизма (тирании, диктатуры, тоталитаризма  и т. д.), который представляет собой  до-правовую, неправовую и антиправовую (отрицающую равенство, свободу и справедливость) форму выражения, организации и деятельности общей (официальной) власти.

Подобное противопоставление государства (как правовой формы  власти свободных людей) деспотизму (как насильственной власти и господству одних над другими, как отношений  господства-подчинения) имеет давние традиции в истории философско-правовой мысли (Аристотель, Цицерон, Августин, Фома Аквинский, Локк, Кант, Гегель и  др.) и подкреплено не только историческим опытом далекого прошлого, но и практическими  реалиями тоталитаризма в XX в. как  новейшей деспотической формы насильственного  властвования и радикального отрицания начал права и государственности.

Современное правовое государство (с конституционным закреплением неотчуждаемых прав и свобод человека, разделением властей и т. д.

) –  это на сегодня исторически наиболее развитая правовая форма существования  государства, которое и на предшествующих исторических этапах своего бытия представляло собой правовое государство в  его менее развитых формах.

На всех этапах своего исторического развития любое государство (в отличие  от деспотического типа власти) как  правовая форма общей (публичной) власти – это определенная организационно-властная форма выражения, конкретизации  и реализации принципа формального  равенства, его смысла и требований.

Именно поэтому право и государство  являются необходимыми всеобщими формами  соответственно нормативного и институционно-властного  выражения равенства, свободы и  справедливости в социальной жизни  людей. Эта свобода индивидов  выражается прежде всего в том, что они выступают как формально равные лица – как субъекты права и субъекты государства.

С учетом сказанного можно  дать следующее определение общего понятия государства: государство  – это правовая (т. е. основанная на принципе формального равенства) организация публичной власти свободных  индивидов.

Исторически свобода (свободные  индивиды) появляется в процессе разложения первобытного общества и его дифференциации на свободных и несвободных (рабов).

Право и государство, пришедшие  на смену нормам и институтам власти первобытного общества, как раз и  представляют собой необходимую (и  пока что до сих пор единственно  возможную) форму нормативного и  институционального признания, выражения  и защиты этой свободы в виде правосубъектности индивидов в частных и публично-властных делах и отношениях.

Социально-исторические этапы  развития права и государства  – это прогрессирующие ступени  осуществления начал равенства, свободы и справедливости в человеческих отношениях.

1. Либертарно-юридический тип правопонимания

Данная тематика (общая  теория правопонимания, соответствующая типология различных трактовок права, понятийный аппарат и конструкции трактовки освещаемой темы и т.д) рассматривается здесь с позиций разработанного мной либертарно-юридического учения о праве и государстве [1].

Забегая вперед, отмечу, что эта концепция названа «либертарной» (от лат. libertas — свобода) потому, что право, согласно данной трактовке, включает в себя (онтологически, гносеологически и аксиологически) свободу (свободу индивидов); слово же «юридический» (от лат.

ius — право) в названии концепции означает «правовой» (а не «юриспруденческий», т.е. не относящийся лишь к специальной сфере юридической науки) и использовано для обозначения отличия данного типа правопонимания, с одной стороны, от юснатурализма (от лат.

ius naturale — естественное право), с другой — от легизма (от лат. lex — закон) как обобщенного наименования всех позитивистских учений о праве.

Для анализа и характеристики отношений и связей сущности и  явления в сфере права (и соответствующего правового понимания государства) в либертарно-юридической теории правопонимания сформулирована и разработана специальная концепция (юридико-логическая конструкция, схема, модель) различения и соотношения (совпадения или несовпадения) права и закона. При этом под правом в его различении с законом имеется в виду сущность права — то, что объективно присуще праву, выражает его отличительную особенность как социальной нормы и регулятора особого рода и отличает право от неправа (от произвола, с одной стороны, от моральных, религиозных и иных социальных норм, с другой стороны), т.е. то, что не зависит от субъективной воли и произвола законодателя (правоустановительной власти). Под законом в его различении с правом имеется в виду официально-властное нормативное явление, т.е. явление, имеющее законную силу принудительно-обязательного правила (нормы). Термин «закон» здесь используется в собирательном смысле и охватывает все источники официально установленного (позитивного) права, поскольку все они представляют собой официально-властные явления (эмпирические тексты) нормативного характера, наделенные законной (принудительно-обязательной) силой.

С учетом отмеченного различения права (как сущности) и закона (всех источников позитивного права) как  явления основные (крайние) варианты их соотношения выглядят так: если явление (закон, положения тех или иных источников позитивного права) соответствует  сущности, речь идет о правовом законе (о правовой норме, о позитивном праве, соответствующем сущности права); если явление (закон, положения того или  иного источника позитивного  права) не соответствует сущности, противоречит ей и т.д., речь идет о неправовом законе (о противоправном, правонарушающем, антиправовом законе, о противоправной норме, противоправном позитивном праве).

В рамках этой концепции различения и соотношения права и закона (как соответственно сущности и явления) под сущностью права мы имеем  в виду принцип формального равенства, который, согласно нашей трактовке, представляет собой единство трех подразумевающих  друг друга сущностных свойств (характеристик) права — всеобщей равной меры регуляции, свободы и справедливости.

Это триединство сущностных свойств права (три компонента принципа формального равенства) можно охарактеризовать как три модуса единой субстанции, как три взаимосвязанных значения одного смысла: одно без другого (одно свойство без других свойств) невозможно.

Присущая праву всеобщая равная мера — это именно равная мера свободы и справедливости, а свобода и справедливость невозможны вне и без равенства (общей равной меры).

Взаимосвязь и смысловое  единство этих трех компонентов принципа формального равенства (сущностных свойств права) состоят в следующем. Правовой тип (форма) взаимоотношений людей — это отношения, регулируемые по единому абстрактно-всеобщему масштабу и равной мере (норме) дозволений, запретов, воздаяний и т.д.

Этот тип (форма) взаимоотношений людей включает в себя: 1) формальное равенство участников (субъектов) данного типа (формы) взаимоотношений (фактически различные люди уравнены единой мерой и общей формой); 2) их формальную свободу (их формальную независимость друг от друга и вместе с тем подчинение единой равной мере, действие по единой общей форме); 3) формальную справедливость в их взаимоотношениях (абстрактно-всеобщая, одинаково равная для всех них мера и форма дозволений, запретов и т.д., исключающая чьи-либо привилегии). Равенство (всеобщая равная мера) предполагает и включает в себя свободу и справедливость, свобода — равную меру и справедливость, справедливость — равную меру и свободу.

Читайте также:  Как написать исковое заявление в суд на судебного пристава + пример административного иска (жалоба в суд) на действия бездействия пристава исполнителя

Сказанное означает, что равенство, свобода и справедливость, как  свойства право вой сущности (моменты  принципа формального равенства), носят  формальный (формально-содержательный, а не фактически-содержательный) характер, являются формально-правовыми качествами (и категориями), входят в понятие права, возможны и выразимы лишь в правовой форме.

Компоненты принципа формального  равенства (равная мера, свобода и  справедливость) относятся к сфере  права, а не к сфере морали, нравственности, религии и т.д.

, поскольку все  эти и другие неправовые сферы (и  присущие им формы и нормы регуляции) носят ограниченный, частичный характер, имеют какое-то фактическое (неформализованное) содержание (в силу множественности  различных моральных, нравственных, религиозных форм, норм и представлений  о должном, отсутствия единой и всеобщей морали, нравственности, религии и т.д.), и лишены той присущей лишь праву абстрактно-всеобщей формы (и всеобщей формализации), в которой только и можно выразить абстрактно-всеобщий, абсолютно (универсально) формализованный смысл равенства, свободы и справедливости в соответствующем социуме. Это позволяет характеризовать право как всеобщую, необходимую и единственную форму бытия и выражения равенства, свободы и справедливости в социальной жизни людей.

Правовое равенство представляет собой определенную абстракцию, т.е. является результатом сознательного (мыслительного) абстрагирования от фактических различий, которые присущи  уравниваемым субъектам правовой формы  общения.

Такое уравнивание предполагает наличие фактических различий и  вместе с тем их незначимость с  точки зрения соответствующего критерия (основания) уравнивания, а имен но: свободы индивида в общественных отношениях, которая признается, выражается и утверждается в форме его правосубъектности и правоспособности.

Право говорит и действует  языком и мерами равенства и благодаря  этому выражает свободу людей. В  этом смысле можно сказать, что право — математика свободы [2].

В социальной сфере равенство — это всегда правовое равенство, формально-правовая мера равенства.

Именно благодаря своей  формальности (абстрагированности от «фактического») равенство может стать и реально становится всеобщей формой и равной мерой регуляции «фактического», своеобразным формальным и формализованным «язы ком», «счетом», «весами», измерителем всей «внеформальной» (т.е. «фактической») действительности. Так обстоит дело и с формально-правовой мерой.

История права — это история  прогрессирующей эволюции масштаба и меры формального (правового) равенства  при сохранении самого этого принципа любой системы права, права вообще.

Разным этапам исторического развития свободы и права в человеческих отношениях присущи свой масштаб  и своя мера свободы, свой круг субъектов  и отношений свободы и права, словом — свое содержание принципа формального (правового) равенства.

Так что, принцип  формального равенства представляет собой постоянно присущий праву  принцип с исторически изменяющейся сферой и мерой регуляции.

Какой-либо другой формы бытия  и выражения свободы в общественной жизни людей, кроме правовой, человечество до сих пор не изобрело. Да это и невозможно ни логически, ни практически. Люди свободны в меру их равенства и равны в меру их свободы.

Неправовая свобода, свобода без всеобщего масштаба и единой меры, словом, так называемая «свобода» без равенства — это идеология элитарных привилегий, а так называемое «равенство» без свободы — идеология рабов и угнетенных масс (с требованиями иллюзорного «фактического равенства», подменой равенства уравниловкой и т.д.).

Или свобода (в правовой форме), или произвол (в тех или иных проявлениях). Третьего здесь не дано: неправо (и несвобода) — всегда произвол.

Между тем повсеместно  довольно широко распространены представления  о противоположности права и  свободы, права и справедливости, права и равенства. Они обусловлены  во многом тем, что под правом имеют  в виду любые веления власти, государственное  законодательство, которое зачастую носит антиправовой, произвольный, насильственный характер.

Нередко свобода противопоставляется  равенству.

Так, уже ряд софистов младшего поколения (Пол, Калликл, Критий) отвергали правовое равенство с позиций аристократических и тиранических представлений о свободе как праве «лучших» на привилегии и произвол, как праве сильных господствовать над слабыми и т.д. Аналогичный подход в XIX в. развивал Ф. Ницше. Религиозно-аристократическую концепцию «свободы личности» (в духе оправдания неравенства и критики равенства) обосновывал в XX в. Н.А. Бердяев [3].

Источник: http://yaneuch.ru/cat_10/libertarnojuridicheskij-tip-pravoponimaniya-i-filosofii/116000.1701738.page2.html

1.1. О двух подходах к правопониманию | Глава 1 О правопонимании | Читать онлайн, без регистрации

1.1. О двух подходах к правопониманию

Размышлять о судебной достоверности без уяснения понятия права невозможно. Право является базовым, отправным понятием правовой жизни общества, позволяющим правильно ориентироваться в правовой действительности, поскольку право находится в основе всех правовых явлений, существующих в обществе.

Что есть право? Со времен Античности не утихают дискуссии о сущности права, о его понятии, о соотношении права с другими социальными явлениями, о его месте и роли в истории человечества и современной жизни.

Вопрос о понимании права и на современном этапе развития правовой науки остается дискуссионным.

При этом, пожалуй, единственная точка зрения, разделяемая всеми без исключения, состоит в том, что вопрос о правопонимании – отправной, стержневой, главный в юридической науке и практике.

Все научно-правовые взгляды и теории, существующие в отечественной правовой науке на современном этапе, при всем своем многообразии образуют два основных подхода к пониманию права – нормативный и широкий (монистический и плюралистический[2] и т. д.), т. е. охватывающий понятием права не только юридические нормы, но и другие правовые явления – правоотношения, правосознание и т. д.[3]

Однако эта точка зрения не единственная. В частности, высказывается мнение о необходимости развития учения о праве путем его деления на естественное и позитивное, но такая постановка вопроса вызывает сомнения. Во-первых, смешиваются два разноплановых явления, что, в свою очередь, не объясняет разграничения не совпадающих между собой направлений правопонимания.

Во-вторых, такой подход предполагает противопоставление (пусть даже разноплановых) явлений, тогда как конституционное закрепление основополагающих положений естественно-правовой доктрины свидетельствует об официально-властном стремлении не противопоставлять, а, напротив, максимально отразить в позитивном праве основные принципы, требования и нравственные устои общества.

Кроме того, в качестве самостоятельной выдвигается точка зрения, согласно которой существует два противоположных подхода к правопониманию: юридический — от слова «право», и легистский — от слова «закон»[4], а принципиальная разница между ними заключается якобы в различении или отождествлении права и закона. По нашему мнению эти и подобные им теоретические построения, в которых право и закон в абсолюте противопоставляются друг другу, представляют собой не новое направление правопонимания, а крайнюю разновидность широкого подхода к пониманию права.

В правовой науке существует множество дефиниций права. Однако независимо от различия в формулировках научное определение любого явления должно отражать его сущностную сторону.

Общая дефиниция права, с точки зрения последовательных представителей его современного нормативного понимания, характеризует право как систему общеобязательных, формально-определенных норм, которые выражают государственную волю общества, ее общечеловеческий и классовый характер; издаются или санкционируются государством и охраняются от нарушений возможностью государственного принуждения; являются властно-официальным регулятором общественных отношений[5].

Читайте также:  "пепеляев групп" получит 7 млн руб. за спор с налоговой

Исходя из современного нормативного понимания права, автор не ставит задачи подробно останавливаться на его содержании, повторяя сформулированные другими учеными выводы[6].

Аргументация в пользу научной обоснованности нормативного подхода к по ниманию права предлагается с позиций критического рассмотрения одного из философско-широких подходов к правопониманию, именуемого его авторами «либертарно-юридической теорией права и государства» (В. С. Нерсесянц, В. А. Четвернин).

По утверждению В. С. Нерсесянца, «либертарная концепция – это новое самостоятельное направление в новой общей теории различения права и закона, а не разновидность естественного права. Либертарная концепция и естественно-правовая концепция – это разные направления различения права и закона, обладающие как общими, так и специфическими характеристиками.

Специфика либертарной концепции состоит, в частности, в том, что в ней нет присущего естественно-правовым представлениям дуализма одновременно действующих систем “правильного” (идеального, должного, естественного и т. д.

) права и “неправильного” права… Либертарная концепция ориентирована на выяснение тех отношений и условий, которые объективно необходимы для наличия и действия права»[7].

Иными словами, в современном обществе либо право есть (если имеют место отношения и условия, которые, с точки зрения этой концепции, необходимы для наличия права), либо права нет (при отсутствии необходимых отношений и условий), а издаваемый государством закон, соответственно, может быть правовым и неправовым. В этом смысле либертарная концепция, действительно, отличается от естественно-правовой доктрины, исходящей из того, что наряду с позитивным правом в обществе существует еще и естественное (идеальное) право.

Существо правопонимания при таком подходе заключается в том, что «право это не просто произвольное и субъективное властное веление, а нечто объективное и самостоятельное, обладающее своей (не зависящей от воли законодателя) собственной природой, своей сущностью и своей спецификой, словом – своим принципом. …Право – это всеобщая и необходимая форма свободы людей. …Право – это формальное равенство, право – это всеобщая и необходимая форма свободы в общественных отношениях людей, право – это всеобщая справедливость и т. д.»[8].

Напротив, представитель аналитической юриспруденции С. С.

Алексеев, отстаивая логические выводы позитивного правопонимания, утверждает, что «значение имеет не обособление “права” и “закона” (оно с юридической стороны очевидно, в научном отношении элементарно, если не возводить его в некий абсолют или не давать ему некой особой авторской интерпретации), а разграничение естественного права и позитивного права». И далее: «…если приглядеться к указанным, казалось бы, столь несовместимым теоретическим построениям (одно из которых разводит закон и право, а другое их сводит), то при внимательном анализе выясняется, что проблема здесь – в немалой степени терминологическая…

…В том же случае, когда происходит достаточно жесткое “разведение” указанных категорий “права” и “закона”, вся реальная правовая проблематика сосредоточивается вокруг широко и нетрадиционно понимаемого “закона”, а “право” оказывается выведенным за пределы реальной правовой жизни трансцендентным феноменом, понимаемым в качестве явления (или даже “математики”) свободы, в сущности – тем, что имеет характер естественного права»[9].

Такая оценка либертарной концепции лишает ее претензий на исключительную самостоятельность.

Обстоятельную научную критику либертарно-юридической теории права и государства (в основном с позиций истории политических и правовых учений) дал О. В. Мартышин, который убедительно продемонстрировал, что либертарно-юридическая теория составлена из отдельных положений известных школ правовой мысли.

Различение права и позитивного закона – основа классической теории естественного права, сложившейся в XVII–XVIII веках. Положение «право есть свобода» взято у Канта и Гегеля. «Выведение государства из права» заимствовано у Кельзена.

Созданная искусственная конструкция, или абстрактная схема права, плохо сочетается с реальным характером правовых систем прошлого и настоящего. В рассматриваемой теории право сведено к принципу, идее, оторванным от плоти, которую составляет позитивное право[10]. По верному утверждению О. В.

Мартышина, научная несостоятельность либертарно-юридической теории заключается в том, что либертаристы «увлеклись» определением всеобщего критерия (принципа) права, абсолютизировали идеальное представление о праве, разорвали связь между идеальным (абстрактным, рациональным) и реальным, вытеснили из представления о праве его реальную составляющую и возвели в абсолют ту часть понимания права, которую Кант и Гегель рассматривали лишь как философскую. При этом представители либертарной концепции упустили из виду то обстоятельство, что и Кант, и Гегель говорили о философском и прикладном понимании права. Философское понимание права предназначено для философов и тех, кто творит законы, давая им критерий для различения правового и внеправового. Прикладное понимание права, предназначенное для граждан, – это законы, система позитивного законодательства, в которой философское понимание должно воплотиться. И у Канта, и у Гегеля право многопланово, неодномерно[11].

До выхода в свет статьи О. В. Мартышина либертарная концепция была подвергнута конструктивной критике с позиций общей теории права[12]. Принципиальные возражения были высказаны против предложения В. С. Нерсесянца коренным образом пересмотреть представления о норме права и праве в целом. Поскольку нормами права В. С.

Нерсесянц, в отличие от других представителей широкого правопонимания, называет неправовые явления, в том числе обычаи, традиции, принципы, нравственные, религиозные и иные возникающие и существующие вне и без государства правила общежития людей[13], предложенный им «пересмотр» научных представлений о норме права и праве в целом является не чем иным, как попыткой полного разрушения сложившихся представлений о праве, правовой системе и самой правовой науки, при этом без намека на конструктивную альтернативу. В связи с этим следует напомнить замечание В. Н. Кудрявцева по поводу понимания нормы права: «Профессиональному юристу… должна быть присуща четкая и определенная позиция: никакое пожелание, убеждение или мнение не могут рассматриваться как правовая норма, коль скоро они не выражены в юридическом акте, принятом надлежащим образом»[14].

Очевидно, только нормативное понимание права соответствует его социальному предназначению – быть единственным официально-властным, т. е. государственным регулятором общественных отношений.

Вызывает возражения и применяемая либертарной концепцией правовая терминология, согласно которой, как показал М. И.

Байтин, юридическим типом правопонимания называется абстрактный, оторванный от жизненных реалий подход к правопониманию, основанный на жестком противопоставлении права и закона, а действительно юридический подход, обосновывающий, что есть собственно «юридическое право», именуется легистским типом правопонимания[15]. Точнее было бы назвать либертарный подход к пониманию права философским, о чем, в частности, говорит и О. В. Мартышин. Вместе с тем философский взгляд на право (по мнению и Канта, и Гегеля) может представлять интерес лишь в связи с юридическим правопониманием. Только такой подход к изучению правовых явлений в обществе позволяет правовой науке соответствовать своему историческому и социальному предназначению.

Подходы к изучению права самые разнообразные, однако, как бы мы право ни понимали, квинтэссенция его содержится в регулятивной функции, поскольку оно представляет собой правила поведения людей в обществе. Думается, что согласие или несогласие с такой постановкой вопроса является краеугольным камнем правопонимания, поскольку она служит «отправной точкой» в поисках ответа на вопрос о том, что есть право.

Поскольку наиболее обстоятельно и своеобразно «концепция различения права и закона» представлена В. С.

Читайте также:  «вэб-лизинг» выбрал юристов

Нерсесянцем, рассмотрим либертарную концепцию, основываясь на той позиции, что право представляет собой совокупность правил поведения людей в обществе.

Кроме того, сразу обозначим те принципиальные установки, которые нами определены в качестве основы при осмыслении изучаемых вопросов, а именно:

– критерием истинности теоретических выводов о любом социальном явлении является социальная практика;

– теоретические выводы должны быть проверяемы;

– в природе, в том числе социальной, вакуума не бывает;

– каждая теоретическая посылка должна относиться к сфере исследования;

– каждый теоретический вывод в своем обосновании должен иметь доводы и аргументы (в этой связи уместно вспомнить высказывание Леонардо да Винчи, который утверждал: «Кто в борьбе мнений ссылается на авторитет, тот работает своей памятью вместо того, чтобы работать своим умом»). В связи с этим ссылка на авторитет может в борьбе мнений использоваться лишь как иллюстрация позиции авторитета по конкретному вопросу, а не как аргумент или довод, если в цитате нет доводов и аргументов в пользу занятой автором позиции;

– все в мире относительно.

Примечания:

2См.: Венгеров А. Б. Теория государства и права. М., 1998. С. 385.3См.: Байтин М. И. Сущность права (Современное нормативное правопонимание на грани двух веков). Саратов, 2001. С. 41 и сл.4См.: Нерсесянц В. С. Философия права. М., 1997. С. 32.5См.: Байтин М. И. Сущность права (Современное нормативное правопонимание на грани двух веков). С. 81–82.6См.: Там же. Гл. 2–4.7Нерсесянц В. С. Философия права. С. 34–35.8Там же.9Алексеев С. С. Восхождение к праву. Поиски и решения. С. 130.10См.: Мартышин О. В. О «либертарно-юридической теории права и государства» // Государство и право. 2002. № 10. С. 5—16.11См.: Там же. С. 10–11.12См., например: Байтин М. И. Сущность права (Современное нормативное правопонимание на грани двух веков). С. 43–46, 92—100.13См.: Советское государство и право. 1979. № 7. С. 71.14Кудрявцев В. Н. О правопонимании и законности // Государство и право. 1994. № 3. С. 6.15См.: Байтин М. И. Сущность права (Современное нормативное правопонимание на грани двух веков). С. 97.

Источник: http://velib.com/read_book/averin_aleksandr_valentinovich/istina_i_sudebnaja_dostovernost/glava_1_o_pravoponimanii/11_o_dvukh_podkhodakh_k_pravoponimaniju/

ЛИБЕРТАРНО-ЮРИДИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ПРАВОПОНИМАНИЯ

Ключевые слова: ЛИБЕРТАРНО-ЮРИДИЧЕСКАЯ; ТЕОРИЯ; ПРАВО; ГОСУДАРСТВО; ПРАВООБРАЗОВАНИЕ; ЗАКОН; LIBERTARY-LEGAL; THEORY; RIGHT; STATE; LAW.Аннотация: Либертарно-юридическая теория является одной из основополагающих концепций правопонимания.

В статье изложена сущность данной теории, основные положения, история ее возникновения и последующее развитие.

Либертарно-юридическая теория была разработана академиком Владиком Сумбатовичем Нерсесянцем в 70 – 90-е года XX столетия. Однако свои исследования В. С. Нерсесянц начал еще в 1960-е годы с активного изучения философии права Г. В. Ф.

Гегеля и, в особенности, критики К. Маркса на гегелевские представления о государстве и праве.

Сущность данной теории заключается в том, что всеобщая обязательность закона обусловлена его объективной правовой природой, а не волей законодателя. Процесс правообразования и процесс законотворчества различны, но тесно взаимосвязаны друг с другом.

Если, в первом случае, процесс правообразования представляет собой прогрессирующую, исторически обусловленную совокупность морально-нравственных правил, норм поведения, то во втором случае, процесс законотворчества – это придание нормам права юридической силы.

В 1983 г. В. С. Нерсесянц публикует книгу «Право и закон. Из истории правовых учений», в которой он впервые на монографическом уровне формулирует свои взгляды на отличие права и закона, а также дает определение «праву» через такие категории, как «свобода», «равная мера», «справедливость».

Право как форма (и мера) свободы и равенства, объективно обусловленная данным способом производства и соответствующим ему уровнем социального, политического, духовного и культурного развития в его соотношении с законом (т. е.

официальной формой общеобязательно-нормативного признания или непризнания объективно сложившихся мер этой свободы и равенства) выступает как источник, олицетворение и критерий справедливости, которая, по словам Энгельса, есть «абстрактнейшее выражение самого права…».

Представленная в праве справедливость носит формальный характер, поскольку «всякое право» по своему содержанию есть «право неравенства», «неравное право для неравного труда», «применение одинакового масштаба к различным людям…»[2]

Впоследствии, в 80-е – 90-е года, либертарно-юридическая теория не претерпевала существенные изменения в своей основе, а лишь дополнялись положениями о правовом государстве и правах человека. Все работы В.

С. Нерсесянца в данный период были наполнены идеей о цивилизме – общественном строе после социализма, главным положением которой является неотчуждаемое право на гражданскую (цивилитарную) собственность.

После смерти В. С. Нерсесянца в 2006 году его теорию продолжают развивать последователи. Так В. В. Лаптева в монографии «Типы правопонимания: правовая теория и практика» отмечает, что именно либертарно-юридическая теория правопонимания позволяет адекватно и последовательно раскрыть содержание, формы и перспективы процессов юридической унификации.

Варламова Н. В. в своем труде «Типология правопонимания и современные тенденции развития теории права» говорит о том, что либертарная теория имеет историческую основу, а также синтез отдельных элементов различных типов правопонимания происходит на базе вполне определенного и единого представления о сущности права.

В заключении следует отметить, что либертарно-юридическая теория правопонимания направлена прежде всего на то, что право и государство возникают для признания, утверждения и защиты свободы в той форме и мере, в какой это вообще было возможно в конкретный период времени.

Список литературы

  1. B.C. Нерсесянц. Философия права Гегеля. – М.: Юристъ, 1998. – 352 с.
  2. Нерсесянц В. С. Право: многообразие определений и единство понятия // Советское государство и право. — 1983. — № 10. — С. 26-35.
  3. В. В. Лаптева. Типы правопонимания: правовая теория и практика: Монография. — М.: Российская академия правосудия, 2012. — С. 578
  4. Варламова Н. В. Типология правопонимания и современные тенденции развития теории права. — СПб., 2010. – С. 136

Источник: http://novaum.ru/public/p443

Ссылка на основную публикацию