Понятие и сущность опроса граждан

Понятие и сущность содействия граждан органам, осуществляющим ОРД

Согласно ст.

17 Закона об ОРД, отдельные лица могут с их согласия привлекаться к подготовке или проведению оперативно-розыскных мероприятий с сохранением по их желанию конфиденциальности содействия органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, в том числе по контракту.

При этом Закон об ОРД, как указано в ст.15, предоставляет оперативным подразделениям органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, право устанавливать отношения сотрудничества с лицами, изъявившими согласие оказывать содействие на конфиденциальной основе.

Таким образом, законодатель использовал два термина «содействие» и «сотрудничество», характеризуя использование в своей деятельности опера­тивными подразделениями как субъектами ОРД помощи отдельных граждан. В связи с этим важно для уяснения смысла закона определить, какое содержание вкладывается в используемые термины «содействие» и «сотрудничество».

Под содействием обычно понимается помощь, поддержка в какой-либо деятельности, в каком-либо деле. Сотрудничатьзначит работать вместе, принимать участие в общем деле, быть сотрудником. Сотрудничество понимается и как совместная деятельность.

Из приведенного толкования указанных терминов следует, что термин «содействие» по своему содержанию более широкий и емкий, чем термин «со­трудничество». Содействие включает в себя сотрудничество.

Это следует и из содержания Закона об ОРД. В частности, в п. 2 ч. 2 ст.

15 говорится, что органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, имеют право устанавливать с отдельными из лиц, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, отношения сотрудничества.

Закрепляя за конкретными лицами возможность реализовать свое право на оказание помощи осуществляющим оперативно-розыскную деятельность органам в решении стоящих перед ними задач, закон в то же время не устанавливает для указанных органов обязанность установления с этими лицами отношений сотрудничества. Таким образом, необходимо волеизъявление двух сторон, их обоюдное согласие на установление отношений сотрудничества.

В соответствии со ст. 13 Закона об ОРД право устанавливать отношения сотрудничества с отдельными лицами при решении задач оперативно-розыскной деятельности на территории Российской Федерации предоставлено оперативным подразделениям оперативно-розыскных органов.

Никакие негосударственные структуры, в том числе осуществляющие частную детективную и охранную деятельность, не могут проводить оперативно-розыскные мероприятия и использовать для этого содействие отдельных граждан.

В то же время следует учитывать, что при занятии частной сыскной деятельностью допускается использование частными детективами содействия отдельных лиц, но это содействие может выражаться в оказании помощи по осуществлению лишь таких действий, которые по своей сущности не являются оперативно-розыскным мероприятиями.

Могут использовать содействие отдельных лиц в сборе информации и журналисты. Причем Закон Российской Федерации «О средствах массовой информации» не только предоставляет журналистам право использовать содействие граждан, но и оговаривает возможность придания этим отношениям конфиденциального характера.

Так, ст.

41 названного закона предусмотрено, что редакция обязана сохранять в тайне источник информации и не вправе называть лицо, предоставившее сведения с условием неразглашения его имени, за исключением случая, когда соответствующее требование поступило от суда в связи с находящимся в его производстве делом.

Таким образом, оперативно-розыскную деятельность могут осуществлять (устанавливая при этом отношения сотрудничества с отдельными лицами при решении задач оперативно-розыскной деятельности) только уполномоченные на то Законом об ОРД государственные органы.

Руководители указанных органов определяют, какие именно подразделения в их составе правомочны осуществлять оперативно-розыскную деятельность, их полномочия, структуру и организацию работы, исходя из того, что они решают определенные Законом об ОРД задачи исключительно в пределах своих полномочий.

Сотрудничество отдельных лиц с органами, осуществляющими опера­тивно-розыскную деятельность, может быть гласным и негласным (конфиденциальным).

Привлечение отдельных лиц в добровольном порядке к подготовке и проведению оперативно-розыскных мероприятий на гласной основе может выражаться, например, в использовании помощи этих лиц для проведения проверочных закупок, наблюдения, наведения справок и других мероприятий, перечисленных в ст.

6 Закона об ОРД, которые в дальнейшем могут быть преданы гласности, а лица, участвовавшие в их проведении, стать свидетелями по уголовному делу.

Конфиденциальное содействие граждан органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, может быть, как и гласное содействие, только добровольным. Отношения конфиденциального содействия устанавливаются лишь по желанию лица, привлекаемого к сотрудничеству.

На добровольной основе гласное и негласное содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, могут оказывать любые лица. Закон об ОРД не содержит в этой части каких-либо ограничений. Ограничения имеются лишь в части договорного оформления отношений сотрудничества на конфиденциальной основе (конфиденциального содействия по контракту).

Согласно ст.

17 Закона об ОРД органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, могут заключать контракты с совершеннолетними дееспособными лицами независимо от их гражданства, национальности, пола, имущественного, должностного и социального положения, образования, принадлежности к общественным объединениям, отношения к религии и политических убеждений.

В то же время в соответствии с ч. 3 ст.

17 Закона об ОРД органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается использовать конфиденциальное содействие по контракту депутатов, судей, прокуроров, адвокатов, священнослужителей и полномочных представителей официально зарегистрированных религиозных объединений. Буквальное толкование этой статьи позволяет сделать вывод, что нет за­прещения использовать конфиденциальное содействие депутатов, прокуроров и судей, если оно осуществляется не по контракту.

Как уже отмечалось, сотрудничество лиц с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, носит исключительно добровольный характер. При этом мотивация такого сотрудничества может быть самой разной. Из проведенных исследований следует, что мотивами сотрудничества могут являться:

— добровольное желание безвозмездно помочь правоохранительным ор­ганам, основанное на идеологических и моральных убеждениях, чувстве долга;

— предусмотренная законом возможность освобождения от уголовной от­ветственности в случае сотрудничества, активного способствования раскрытию преступлений, возмещения нанесенного ущерба;

— месть, зависть, конкуренция в преступной среде, личные симпатии и
чувство благодарности по отношению к конкретному работнику правоохранительных органов, тяга к риску;

— материальная заинтересованность.

Согласие на оказание содействия может выражаться как в письменной, так и в устной формах. Лица, оказывающие содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, обязаны сохранять в тайне сведения, ставшие им известными в ходе подготовки или проведения оперативно-розыскных мероприятий, и не вправе предоставлять заведомо ложную информацию указанным органам.

Содействие отдельных лиц оперативным подразделениям органов, осу­ществляющих оперативно-розыскную деятельность, позволяет эффективно ре­шать стоящие перед ними задачи.

Так, привлечение отдельных лиц к содействию в работе оперативных подразделений органов внутренних дел дает возможность получить дополнительную и более обширную информацию о состоянии оперативной обстановки на конкретной территории.

Например, многие из лиц, бежавших из мест лишения свободы и занимающихся преступной деятельностью, живут на нелегальном положении и не всегда попадают в поле зрения оперативных работников, поэтому привлечение граждан к выявлению таких лиц, мест их обитания оказывает большую помощь органам внутренних дел в предупреждении преступлений. Граждане оказывают помощь в изучении обстоятельств, способствующих совершению преступлений, помогают получить сведения о преступных связях лиц, состоящих на учете, информацию о подготовке или совершении преступлений, о соучастниках, об орудиях и оружии, использованных при совершении преступления, и т.д. Активная деятельность лиц, оказывающих содействие, умножает силы оперативных подразделений, позволяет им разнообразить тактические средства и приемы в борьбе с преступностью, открывает возможность проводить мероприятия одновременно в нескольких направлениях и на многих объектах.

Лиц, оказывающих содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, в литературе часто именуют «помощниками», «доверенными лицами», «агентами», «конфидентами», «осведомителями», «информаторами», «негласными сотрудниками».

Содействие отдельных лиц указанным органам может осуществляться на разовой, периодической и долговременной основе.

Существуют и законодательно выделены и закреплены два вида содействия органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность: первый — привлечение к подготовке оперативно-розыскных мероприятий и второй — привлечение к проведению оперативно-розыскных мероприятий (непосредственное участие в оперативно-розыскных мероприятиях).

При осуществлении оперативно-розыскной деятельности уполномочен­ные органы используют содействие отдельных лиц для достижения целей опе­ративно-розыскной деятельности, каковыми, согласно ст. 1 Закона об ОРД, яв­ляются защита жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств.

Содействие отдельных лиц органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, может использоваться только для решения задач оперативно-розыскной деятельности, сформулированных в ст. 2 Закона об ОРД.

Возможность такого содействия в решении задач оперативно-розыскной деятельности непосредственно оговорена в ст.

6 Закона об ОРД, согласно которой должностные лица органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, решают ее задачи посредством личного участия в организации и проведении оперативно-розыскных мероприятий, используя помощь должностных лиц и специалистов, обладающих научными, техническими и иными специальными знаниями, а также отдельных граждан с их согласия на гласной и негласной основе.

Оперативными подразделениями органов внутренних дел при содействии отдельных лиц могут осуществляться: опрос граждан, наведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования, проверочные закупки товаров с последующим направлением их на исследование, наблюдение за действиями проверяемых, в том числе с применением технических средств (кино-, фото-, видеосъемки, аудиозаписи и т.д.), а также за местами пребывания преступного элемента и возможного сбыта похищенного и другие оперативно-розыскные мероприятия. Характерным примером использования содействия отдельных граждан является их оперативное внедрение в преступные группы.

В юридической литературе справедливо отмечается, что эффект участия граждан в таких мероприятиях может быть лишь в тех случаях, когда их действия проводятся тайно от лиц, представляющих оперативный интерес.

Поэтому для участия в оперативно-розыскных мероприятиях подбираются надежные помощники, которые бы преждевременно не разгласили факт подготовки и проведения таких мероприятий.

Им сообщается необходимая информация о задачах, требующих решения с их участием, содержание предстоящих мероприятий, время и место их проведения, точная координация действий и связь с оперативными работниками, проводится тщательный инструктаж по выполнению каждым участником конкретных действий при условии обеспечения их безопасности.

Полнота и пределы информирования зависят от специфики преступления, причастных к нему лиц и конкретной помощи, ожидаемой от граждан. Оперативный работник несет ответственность за обоснованность и целесообразность привлечения граждан к соответствующим оперативно-розыскным мероприятиям.

Он должен строго соизмерять предстоящие действия всех участников в конкретных ситуациях с требованиями законности. При этом следует особо отметить, что категорически запрещается привлекать граждан к участию в мероприятиях по предупреждению и раскрытию преступлений, в ходе проведения которых их жизни и здоровью может угрожать опасность.

Как уже отмечалось, вопросы оказания отдельными лицами содействия конкретным органам, осуществляющим борьбу с преступностью, регламентируются, помимо Закона об ОРД, и другими законами. Например, Федеральный закон «Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации» содержит ст.

Читайте также:  Суд рассказал, когда при сокращении на работе можно рассчитывать на компенсацию

19 «Лица, содействующие органам Федеральной службы безопасности», которой установлено, что органы ФСБ могут привлекать отдельных лиц с их согласия к содействию в решении возложенных на органы Федеральной службы безопасности обязанностей на гласной и негласной (конфиденциальной) основе, в том числе в качестве внештатных сотрудников.

Полномочия внештатного сотрудника органов Федеральной службы безопасности определяются нормативными актами Федеральной службы безопасности Российской Федерации.

Лица, оказывающие содействие органам Федеральной службы безопасно­сти, имеют право:

а) заключать контракт с органами Федеральной службы безопасности о конфиденциальном сотрудничестве;

б) получать от сотрудников органов Федеральной службы безопасности разъяснения своих задач, обязанностей и прав;

в) использовать в целях конспирации документы, зашифровывающие
личность;

г) получать вознаграждение;

д) получать компенсацию за ущерб, причиненный их здоровью либо имуществу в процессе оказания содействия органам Федеральной службы

безопасности.

Лица, оказывающие содействие органам Федеральной службы безопасности, обязаны:

а) соблюдать условия заключаемого с органами Федеральной службы
безопасности контракта или договоренности о сотрудничестве;

б) выполнять поручения органов Федеральной службы безопасности, направленные на осуществление возложенных на них обязанностей;

в) не допускать умышленного предоставления необъективной, неполной, ложной или клеветнической информации;

г) не разглашать сведения, составляющие государственную тайну, и иные сведения, ставшие им известными в процессе оказания содействия органам Федеральной службы безопасности.

Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:

Источник: https://megalektsii.ru/s34707t1.html

ПОНЯТИЕ, СУЩНОСТИ И ВИДЫ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ

  • они имеют законодательно определенное целевое назначение –решение задач ОРД по защите жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечению безопасности общества и государства от преступных посягательств.

    Существуют несколько методов классификации ОРМ.

    Наиболее развернутую классификацию дает В.Г. Бобров1:

    В зависимости от времени (продолжительности) проведения ОРМ они могут быть разовыми (опрос, наведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования и т.д.) и длящимися (контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений; прослушивание телефонных переговоров и т.д.).

    В зависимости от формы проведения ОРМ они могут быть гласнымии негласными, осуществляться с зашифровкой их истинной цели и без нее. При гласном проведении таких ОРМ, как правило, не скрывается сам факт их осуществления.

    Негласное проведение ОРМ предполагает их осуществление в тайне от других лиц, в первую очередь проверяемых, разрабатываемых, обвиняемых, их связей и т.д. Негласность таких ОРМ условна. Она может быть абсолютной и относительной.

    При абсолютной негласности о проведении ОРМ осведомлены только оперативники, их осуществляющие, а также лица, действующие по их поручению и непосредственно выполняющие эти мероприятия (конфиденты, сотрудники подразделений специальных технических мероприятий, оперативно-поисковых подразделений).

    При относительной негласности ОРМ об их проведении не знают только граждане, в отношении которых они осуществляются, а их результаты, полученные в тайне от заинтересованных лиц, в дальнейшем могут быть преданы гласности.

    Так, результаты наблюдения, негласно проведенного в рамках предварительной оперативной проверки или оперативной разработки с участием граждан и применением кино-, фотосъемки и видеозаписи, специальных химических, а также иных технических и других средств, могут быть использованы в уголовном процессе в качестве доказательств по уголовному делу.

    Все предусмотренные в ст. 6 ФЗ об ОРД1 ОРМ по признаку гласности их проведения условно В.Г. Бобров сводит в две основные группы:

    а)    ОРМ, которые могут проводиться как гласно, так и негласно: опрос, наведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования, исследование предметов и документов, проверочная закупка, наблюдение, отождествление личности, обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств;

    б)    проводимые только в тайне (негласно) от проверяемых, разрабатываемых и иных лиц, в отношении которых они осуществляются: контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с тех нических каналов связи, оперативное внедрение, контролируемая поставка, оперативный эксперимент.

    В зависимости от необходимости санкционирования ОРМ они могут быть:

    а)    требующими какого-либо санкционирования (опрос, наведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования, проверочная закупка и др.);

    б)    требующими ведомственного санкционирования (проверочная закупка и контролируемая поставка предметов, веществ и продукции, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен; оперативное внедрение; оперативный эксперимент и др.);

    в)    требующими судебного решения (контроль почтовых отправлений,
    телеграфных и иных сообщений; прослушивание телефонных переговоров; снятие информации с технических каналов связи и др.)1.

    Возможны и другие виды классификации.

    Так, по степени проникновения в криминально-криминогенную среду их можно разделить на глубокие и поверхностные. По этому критерию наиболее потенциально глубокими следует признать оперативное внедрение в преступную среду и агентурное наблюдение за ней, а самыми поверхностными — сбор образцов для сравнительного исследования и отождествление личности.

    По направленности и характеру могут быть выделены разведывательные, контрразведывательные, оперативно-поисковые, розыскные, вспомогательные, обеспечивающие и другие ОРМ.

    По субъекту проведения ОРМ можно классифицировать на мероприятия, проведение которых допустимо любыми органами — субъектами ОРД и мероприятия, проведенные специализированными оперативными подразделениями.

    В частности, только с использованием оперативно-технических сил «и средств органов ФСБ и ОВД проводятся ОРМ, связанные с контролем почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушиванием телефонных переговоров с подключением к станционной аппаратуре предприятий, учреждений и организаций независимо от форм собственности, физических и юридических лиц, предоставляющих услуги и средства связи, со снятием информации с технических каналов связи.

    По степени ограничения прав граждан ОРМ можно разделить на ограничивающие конституционные права граждан и не носящие таких ограничений.

    К ОРМ, ограничивающим конституционные права граждан, следует прежде всего относить ОРМ, которые ограничивают конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища. К таким ОРМ относятся контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений; прослушивание телефонных переговоров. В связи с тем, что конституционные права граждан ограничиваются не во всех случаях при снятии информации с технических каналов связи, обследовании помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, данные ОРМ могут быть включены как в одну, так и в другую группу мероприятий.

    По интенсивности использования технических средств ОРМ делятся на оперативно-технические и не имеющие преобладающего или исключительно технического содержания их проведения.

    К оперативно-техническим относятся такие ОРМ, как прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи. По сочетанию ОРМ между собой их можно разделить на относительно автономные и комплексные.

    К комплексным можно отнести оперативное внедрение, контролируемую поставку, оперативный эксперимент.

    2. ПРАВОВАЯ ОСНОВА ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

    Согласно ст. 4 ФЗ об ОРД правовую основу оперативно-розыскной деятельности составляют Конституция Российской Федерации, настоящий Федеральный закон, другие федеральные законы и принятые в соответствии с ними иные нормативные правовые акты федеральных органов государственной власти.

    Кроме того, органы, осуществляющие ОРД, издают в пределах своих полномочий в соответствии с российским законодательством нормативные акты, регламентирующие организацию и тактику проведения ОРМ (ч. 2).

    Следовательно, правовая основа ОРД двухуровневая: часть составляющих ее актов относится к законам, а другая — к подзаконным актам.

    Система нормативных правовых источников, составляющих правовую основу ОРД. Совокупность нормативных правовых актов в области ОРД (их насчитывается несколько сотен) можно систематизировать на пять групп (в зависимости от юридической силы и роли, которую они играют в регулировании сыскной работы).

    К первой группе относятся Конституция и федеральные конституционные законы.

    Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории РФ. Законы и иные правовые акты, принимаемые в России, не должны противоречить Конституции (ч. 1 ст. 15): «Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации».

    Конституционное положение о прямом действии ее норм имеет непосредственное отношение к осуществлению ОРД. Так, в гл. 2 Конституции определяются основные права и свободы человека и гражданина (см. ст. 17—64), составляющие основу правового статуса личности в РФ. В частности, согласно ч. 2 ст.

    23 Конституции РФ каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения. В ст. 25 изложено предписание о том, что жилище неприкосновенно.

    Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных ФЗ или на основании судебного решения (именно о таких случаях возможных ограничений прав граждан говорится применительно к ОРД).

    Причем права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены ФЗ только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (см. ч. 3 ст. 55). Вместе с тем Конституцией каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод (см. ч. 1 ст. 46).

    Кроме того, действия органов ОРД должны соблюдать в своей деятельности Конституцию РФ (ч. 2 ст. 15 Конституции РФ),

    Из числа федеральных конституционных законов, принятых в РФ, выделим Федеральный конституционный закон от 23 июня 1999 г. № 1-ФКЗ «О военных судах Российской Федерации» в ред. ФКЗ от 07.02.2011 № 2-ФКЗ1.

    В нем установлено, что военные суды в пределах своих полномочий и порядке, установленном ФЗ, рассматривают дела и материалы, связанные с ограничением конституционных свобод и прав на тайну переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, на неприкосновенность жилища (ч. 7 ст. 7 данного закона).

    Вторую группу, или «ядро» правовой основы, составляют нормы самого ФЗ об ОРД.

    В третью группу нормативных актов входят другие ФЗ. Во-первых, к ним относят только те законы, которые регулируют группы общественных отношений, возникающих в ОРД.

    В частности, в их число включены УК РФ, УПК РФ, Закон о государственной тайне, ФЗ о прокуратуре и о государственной защите. Во-вторых, их перечень в ФЗ об ОРД носит открытый характер (ст.

    4) и может пополняться новыми законодательными актами.

    К четвертой группе актов правовой основы относятся иные, кроме законов, нормативные правовые акты федеральных органов государственной власти: Президента РФ (например, Указ от 12 июля 1995 № 673 «Об упорядочении организации и проведения ОРМ с использованием технических средств»1); представительного и законодательного органа России (палат парламента); Правительства РФ (например, постановление от 14 октября 1996 г. № 1190 «Об утверждении Положения о Национальном центральном бюро Интерпола» в ред. Постановления Правительства РФ от 29.05.2006 №3342).

    Читайте также:  Адвокаты в челябинске признались в многомиллионной взятке следователю

    Пятую группу составляют нормативные акты органов, осуществляющих ОРД. К этим актам применяются общие требования. Так, ФЗ об ОРД требует, чтобы эти акты издавались (см. ч. 2 ст.

    4): строго в соответствии с законодательством РФ; в пределах полномочий конкретного ОРО; только по вопросам регламентации организации и тактики проведения ОРМ.

    Кроме того, те нормативные акты данной группы правовой основы ОРД, которые затрагивают права и законные интересы граждан или носят межведомственный характер, подлежат обязательной государственной регистрации в Минюсте России.

    Все эти акты должны иметь соответствующую форму. Они издаются федеральными органами исполнительной власти в виде постановлений, приказов, распоряжений, правил, инструкций и положений. Издание нормативных актов в виде писем и телеграмм не допускается. Структурные подразделения и территориальные органы федеральных органов исполнительной власти не вправе издавать нормативные правовые акты.

    В зависимости от субъекта, издавшего тот или иной нормативный акт, в этой группе выделяют акты, принимаемые: конкретным министерством или ведомством; совместно министерствами и ведомствами по тем или иным сторонам обеспечения ОРД.

    Среди открытых совместных ведомственных нормативных правовых актов известны:

    – Положение о совместных следственно-оперативных группах (бригада) органов прокуратуры, внутренних дел, безопасности налоговой полиции для пресечения и расследования деятельности организованных преступных группах1;

    – Приказ МВД РФ № 368, ФСБ РФ № 185, ФСО РФ № 164, ФТС РФ № 481, СВР РФ № 32, ФСИН РФ №184, ФСКН РФ № 97, Минобороны РФ № 147 от 17.04.2007 «Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд»2;

    – межведомственная Инструкция об организации информационногообеспечения сотрудничества правоохранительных и иных государственных органов Российской Федерации по линии Интерпола, утвержденная совместным приказом МВД России, Минюста России, ГТК России, ФСБ России, ФСНП России, ФПС России от 26 июня 2000 г. № 648/184/560/353/257/302.

    Правовую основу ОРД следует отличать от оперативно-розыскного законодательства.

    Список использованных источников

  • Источник: http://bukvi.ru/pravo/ord/ponyatie-sushhnosti-i-vidy-operativno-rozysknyx-meropriyatij.html

    Вестник Пермского Университета. Юридические науки

    УДК 343.211

    Понятие и сущность государственного принуждения в уголовном праве

    В.С. Егоров

    Кандидат юридических наук, доцентСудья Кировского районного суда г. Перми6614026, г. Пермь, Кировоградская, 37E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

    Аннотация: в статье с различных позиций освещаются основополагающие признаки и основные способы реализации мер государственного принуждения в уголовном праве, его сущность, место в системе уголовно-правовых отношений.

    Автор рассматривает уголовное принуждение как самостоятельный правовой институт, имеющий собственное предназначение и выступающий в качестве основного способа решения стоящих перед уголовным правом задач.

    На основе анализа различных подходов определяется общее понятие государственного принуждения в уголовном праве, изложено авторское видение данного уголовно-правового института. Как теоретическое, так и практическое значение имеет определение основных методов решения стоящих перед уголовным правом задач с помощью принуждения, поскольку именно этот вопрос лежит в основе эффективности уголовно-правовых норм, направлений и приоритетов их реализации.

    Ключевые слова: уголовное право; уголовный закон; уголовное принуждение; задачи уголовного права; методы уголовно-правовой охраны

    Основной задачей уголовного права, как следует из ч. 1 ст. 2 УК РФ, являются охрана наиболее важных общественных интересов, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений.

    Особенности предмета регулирования предопределяют наличие специальных путей решения названных задач, предоставляющих возможность наиболее эффективной защиты указанных интересов.

    Для этого в уголовном праве используется императивный метод, в основе которого лежат два способа воздействия: во-первых, установление уголовно-правового запрета на совершение общественно опасных посягательств; во-вторых, закрепление в законе возможности применения мер государственного принуждения в случае нарушения названного запрета.

    Первый из названных методов связан с провозглашением преступности деяний, способных нанести ущерб отношениям, имеющим важность для личности, общества или государства. Об этом прямо говорится в ч. 2 ст. 2 УК РФ, по смыслу которой уголовный закон определяет, какие опасные для личности, общества и государства деяния признаются преступлениями.

    Посягательства на блага, имеющие повышенное социальное значение, причиняют значительный вред и представляют серьезную угрозу для общества. В этой связи в Уголовном кодексе устанавливаются виды и признаки деликтов, осуществление которых затрагивает вышеназванные интересы и, соответственно, представляет высокую степень опасности. Н.И.

    Загородников замечает по этому поводу, что в качестве основного критерия при криминализации деяния выступает возможность причинения им определенного вида вреда охраняемым законом общественным отношениям [5, с. 49–50].

    Законодательное закрепление объективных и субъективных свойств преступлений позволяет четко обозначить пределы запрещенного поведения и определить общественные отношения, являющиеся объектом уголовно-правовой охраны.

    Однако установление запрета на совершение общественно опасных деяний не может само по себе решить все стоящие перед уголовным правом задачи. Это связано с тем, что декларирование преступности того или иного посягательства не будет эффективным без наличия обеспечивающей его системы мер принуждения.

    «Возможность реализации санкций – это прямая и непосредственная гарантия осуществления требований государства, заинтересованного в правомерном поведении граждан.

    Особенное место уголовно-правовых норм в механизме правового регулирования предопределяется их специфичностью, которая выражается прежде всего в обеспеченности возможностью применения государством наиболее сурового вида принуждения, уголовного наказания, а значит – в реализации санкции» [6, с. 24].

    Не вызывает сомнений то обстоятельство, что борьба с преступностью во всех ее проявлениях должна в первую очередь осуществляться посредством реализации профилактических мер общего и специального характера: оздоровления социально-политической обстановки, создания экономических предпосылок развития общества, проведения в жизнь идеологических, культурных и воспитательных программ. Но реальное предупреждение преступности немыслимо без перспективы принудительного воздействия, которое связано с ограничениями или лишениями некоторых прав или свобод и является действенным рычагом воздействия на сознание и поведение граждан. «Уголовно-правовая оценка общественных отношений, – пишет Ю.А. Демидов, – конкретизирует их социальную и правовую оценку в соответствии с осуществлением уголовным правом его охранительной функции. Поставление общественного отношения под охрану уголовного закона означает, что оно признано особенной ценностью, имеющей значение для самого существования, нормальной жизни общества: неприкосновенность этого общественного отношения гарантируется уголовно-правовой санкцией» [3, с. 43].

    В этой связи вторым методом уголовного права, используемым для охраны социально значимых интересов, является, согласно ч. 2 ст. 2 УК РФ, закрепление в законе возможности применения государственного принуждения в случае совершения общественно опасных деяний, запрещенных Уголовным кодексом.

    Применение этого метода наполняет уголовно-правовые запреты реальным содержанием и позволяет оказать на лиц, имеющих неустойчивую социальную ориентацию, эффективное предупредительное воздействие.

    «Запреты в праве как бы заражены юридической ответственностью… Сама суть, ближайшая социальная подоплека юридической ответственности во многих случаях и заключается в том, чтобы утвердить в жизни, обеспечить реальное проведение юридического запрета в фактических жизненных отношениях» [2, с. 356].

    На это свойство принуждения обращает внимание И.Н. Алексеев, указывая, что в его результате адресат вынужден осуществить определенный вариант поведения, независимо от своего усмотрения[1, с. 3].

    Необходимость закрепления в уголовном законе запретов и ограничений определяется тем, что совершение преступного посягательства наносит обществу существенный, зачастую непоправимый, вред.

    Любое преступление обладает таким признаком, как общественная опасность, сущность которой, как справедливо пишет Ю.И.

    Ляпунов, «состоит в способности деяний определенного вида производить негативные изменения определенного вида в социальной действительности, нарушать упорядоченность системы общественных отношений или необходимых условий их функционирования, деформировать и вносить элементы дезорганизации в сложившийся… правопорядок» [8, с. 31]. Разрушительные последствия совершения преступления выражаются не только в причинении прямого ущерба. Не менее опасным является косвенный вред – это деградация личности виновного, формирование у него антисоциальных установок, разлагающее влияние на окружающих.

    Поэтому для общества является весьма важным не допустить преступное посягательство, а если оно совершено, адекватно отреагировать на такой факт.

    Значимость объекта уголовно-правовой охраны предопределяет необходимость его обеспечения с помощью специальных мер принуждения, которые предусматриваются законом и имеют специфическое содержание.

    Применяя их, государство, посредством ограничений или лишений некоторых прав и свобод, принуждает лицо, совершившее запрещенное Уголовным кодексом деяние, что позволяет пресечь преступную деятельность и предупредить совершение новых посягательств.

    Как видно, и первый и второй методы уголовного права предполагают принуждение граждан посредством закрепления в уголовном законе общеобязательных ограничений и предписаний: провозглашая их, государство налагает официальный запрет на отдельные общественно опасные деяния и обеспечивает его с помощью установления и реализации строгих санкций. Указанную позицию поддерживает З.Ф. Коврига, относя к содержанию государственного принуждения сам уголовный закон с его карательными санкциями[7, с. 47].

    Таким образом, государственное принуждение является в уголовном праве основным способом решения стоящих перед ним задач, наполняет уголовно-правовые предписания реальным содержанием и позволяет оказывать эффективное воздействие на неустойчивых граждан. В.В.

    Серегина по этому поводу пишет следующее: «Принуждение в праве может существовать в “скрытом виде”, как угроза принуждения, но реально принуждение всегда наступает и применяется лишь в рамках конкретного правоотношения и адресуется конкретному обязательному субъекту – участнику данного правоотношения…» [9, с. 44].

    Данный вывод наглядно подтверждается результатами проведенного нами опроса граждан и сотрудников правоохранительных органов, по итогам которого сотрудники правоохранительных органов демонстрируют большую ориентированность на приоритет государственного принуждения в уголовном праве, что определяется их опытом в сфере деятельности по предупреждению преступности. Однако и рядовые граждане придают мерам уголовно-правового характера высокое значение.

    Принуждение является основным способом реализации задач уголовного права, что обусловлено повышенной опасностью уголовных деликтов и необходимостью особого воздействия на лиц, их совершающих.

    Обоснованность применения государственного принуждения в уголовном праве определяется тем, что преступление не только причиняет существенный ущерб наиболее значимым интересам отдельной личности и общества в целом, но свидетельствует об особой опасности лица его совершившего.

    Это предопределяет невозможность эффективного воздействия на такого субъекта иными методами: глубокая степень нравственной запущенности, позволяющая с легкостью решиться на совершение преступления, либо психическое расстройство, которое исключает возможность адекватно оценивать свое поведение и воздерживаться от нарушений уголовного закона, показывают, что другие формы влияния (моральное убеждение, воспитательная и профилактическая работа) необходимого результата дать не могут. Поэтому именно государственное принуждение в уголовном праве, отличающееся особым содержанием, порядком исполнения и строгостью включенных в него ограничений, способно в большинстве случаев дать необходимый эффект в целях оказания исправительного, воспитательного и лечебного воздействия, а также недопущения повторения деликта. Принудительное воздействие со стороны государства объясняется также публичным характером преступного деяния, которое в конечном итоге посягает на общественные интересы. Совершенно справедливым в данной связи видится утверждение Л.И. Спиридонова: «Поскольку, с точки зрения социологии уголовного права, преступление (даже тогда, когда оно, казалось бы, покушается на личность, ее имущество, половую неприкосновенность и т.п.) есть посягательство индивида на господствующий порядок общественных отношений, т.е. в конечном счете на общество, постольку восстановление нарушенного состояния, преследование преступника и предупреждение подобных посягательств в будущем – общественное дело. Вот почему эту социальную функцию выполняет официальный представитель общества – государство, а сама она имеет не частный, а сугубо публичный характер» [10, с. 203]. Содержание государственного принуждения закреплено в законе, строго урегулировано, применяется оно в порядке установленной процедуры от имени Российской Федерации уполномоченным на то органом.

    С учетом отмеченных обстоятельств, прихожу к выводу о том, что в общем виде сущность государственного принуждения в уголовном праве выражается в законодательном закреплении государственно-властных запретов и ограничений, распространяемых на всех субъектов правовых отношений и обеспечиваемых с помощью перспективы применения санкций в целях недопущения осуществления общественно опасных деяний и реализации тем самым стоящих перед уголовным правом задач.

    На основании вышесказанного можно сформулировать следующее определение государственного принуждения в уголовном праве в общем виде: под государственным принуждением в уголовном праве надлежит понимать деятельность государства, направленную на закрепление в уголовном законе официальных государственно-властных запретов и санкций общеобязательного характера и их обеспечение для охраны наиболее значимых общественных интересов и предупреждения преступлений.

    Читайте также:  Возмещение ущерба по осаго

    Рассматриваемый институт имеет то же основание, что и государственно-правовое принуждение в целом, т.е. необходимости обеспечения наиболее значимых для общества отношений путем приведения деятельности всех субъектов социальных отношений в соответствие с потребностям общественного развития.

    С позиций уголовного права указанные отношения охраняются посредством удержания граждан от нарушения законодательных запретов на совершение преступлений. «Уголовное наказание отождествляется с правом государства, как правом легитимного насилия, а сама идея защиты интересов общества оправдывает применение такого насилия и делает, по сути, такое право неограниченным» [4, с.

    258]. Однако надо учитывать, что особенности уголовного права накладывают на данный вопрос определенный отпечаток. Спецификой уголовно-правового принуждения является значимость ограничения или лишения прав и свобод его адресата, которая в сравнении с иными видами государственного принуждения гораздо выше.

    Поэтому предпосылкой применения государственного принуждения в уголовном праве выступает особая необходимость обеспечения социальных интересов. На наш взгляд, в качестве таковой в первую очередь выступает потребность охраны общественных отношений от обладающего высокой степенью общественной опасности лица.

    Последняя предопределяет возможность совершения опасных для общества посягательств, а также причинения вреда самому себе, что, в свою очередь, обусловливает необходимость, наложения запретов и ограничений на его поведение.

    Итак, государственное принуждение в уголовном праве имеет общую направленность и ограничивает субъектов правовых отношений в возможности осуществления ими общественно опасных деяний.

    В целом его результативность является достаточно высокой и большинство граждан воздерживаются от нарушения уголовно-правовых запретов и ограничений.

    Однако, к сожалению, в отдельных случаях государственное принуждение в уголовном праве оказывается недостаточно эффективным, в силу чего неустойчивые граждане допускают совершение запрещенных уголовным законом общественно опасных посягательств.

    При наличии данных обстоятельств в качестве ответной реакцией государства начинают применяться предусмотренные уголовным законом меры правового принуждения, непосредственно направленные на допустивших посягательства лиц, которые претерпевает различного рода лишения и ограничения.

    В таких случаях можно вести речь о начале реализации государственного принуждения в уголовном праве в его непосредственном значении.

    Здесь государственное принуждение в уголовном праве выражается в деятельности уполномоченных органов, непосредственно направленной на применение мер воздействия, связанных с лишениями и ограничениями, вследствие совершения запрещенного уголовным законом общественно опасного деяния.

    С учетом сказанного государственное принуждение в уголовном праве в непосредственном значении можно определить следующим образом: это основанная на правовых нормах деятельность государственных органов и учреждений, направленная на реализацию предусмотренных уголовным законом мер воздействия, заключающихся в лишении и ограничении прав и свобод лица, совершившего запрещенное уголовным законом общественно опасное деяние.

    Библиографический список

    1. Алексеев И.Н. Понуждение, принуждение и насилие в уголовном праве // Уголовный процесс. 2006. №1. С. 25–31.

    2. Алексеев С.С. Право: азбука – теория – философия: Опыт комплексного исследования. М.: Статут, 1999. 712 с.

    3. Демидов Ю.А. Социальная ценность и оценка в уголовном праве. М.: Юрид. лит., 1975. 184 с.

    4. Денисова Т.А., Жовтобрюх Н.Н. Методологическая особенность философско-правового исследования целей и функций уголовного наказания // «Черные дыры» в рос. законодательстве. 2008. №1. С. 257–260.

    5. Загородников Н.И. Советская уголовная политика и деятельность органов внутренних дел / МВШМ МВД СССР. М., 1979. 100 с.

    6. Кленова В.Т. Место уголовно-правовых норм в механизме правового принуждения // Правовое принуждение в борьбе с преступностью. М., 1989. С. 22–26.

    7. Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение. Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1975. 176 с.

    8. Ляпунов Ю.И. Общественная опасность деяния как универсальная категория советского уголовного права М.: Госюриздат, 1989. 104 с.

    9. Серегина В.В. Государственное принуждение по советскому праву / ВЮИ МВД СССР. Воронеж, 1991. 98 с.

    10. Спиридонов Л.И. Социология уголовного права. М.: Юрид. лит., 1986. 240 с.

    Источник: http://www.jurvestnik.psu.ru/index.php/ru/component/content/article?id=577:egorovvs-ponyatie-i-sushhnost-gosudarstvennogo-prinuzhdeniya-v-ugolovnom-prave

    Оперативно-розыскное мероприятие «опрос граждан»

    Данная статья на тему «Оперативно-розыскное мероприятие «опрос граждан» продолжает серию публикаций автора, посвященных оперативно-розыскной деятельности (далее ОРД).

    Правоохранительная практика свидетельствует о том, что опрос граждан является одним из самых распространенных и эффективных средств получения первичной информации, имеющей значение для решения задач ОРД.

    Как отмечалось в одной из предыдущих статей, возможность производства опроса граждан сотрудниками оперативно-розыскных органов, регламентирована ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее – Закон об ОРД).

    Опрос – это оперативно-розыскное мероприятие, представляющее собой вербальный контакт сотрудника оперативного подразделения с гражданами, которые располагают или могут располагать информацией, представляющей определенный интерес для оперативно-розыскных органов.

    Основанием для опроса могут быть любые основания, предусмотренные Законом об ОРД для проведения оперативно-розыскных мероприятий.

    Опрос проводится по инициативе оперативного сотрудника. Никаких разрешений от вышестоящих руководителей или суда, в отличие от некоторых других оперативно-розыскных мероприятий, для производства опроса граждан не требуется.

    Главная цель опроса — получить необходимые фактические данные (не имеющие доказательного значения) и оценить их, чтобы на этой основе принять решение о возбуждении уголовного дела, либо о проведении того или иного следственного действия и определить направление расследования, либо тактику соответствующего следственного действия. Результаты опроса могут быть использованы для проведения других предусмотренных Законом об ОРД оперативно-розыскных мероприятий.

    Успех опроса во многом определяет обстановка, в которой приходится опрашивать граждан. Значительную роль играет место проведения опроса, категория и количество лиц, которых необходимо опросить за определенный срок, дефицит времени.

    Поскольку одним из основополагающих принципов оперативно-розыскной деятельности является принцип конспирации, а также сочетания гласных и негласных методов, на практике нередко применяется вербальный контакт с гражданином под вымышленным предлогом, когда сотрудник оперативного подразделения выдает себя за какое-то другое лицо или просто не раскрывает своего истинного лица. Это возможно за счет того, что при разрешении задач ОРД органы, уполномоченные ее осуществлять, вправе использовать в целях конспирации документы, зашифровывающие личность должностных лиц оперативно-розыскных ведомств.

    Кроме того, объектом опроса может быть лицо, согласное предоставить имеющуюся в его распоряжении информацию, однако при условии, что этот факт не будет предан огласке.

    Опрос граждан, несмотря на допустимость использования конспиративных приемов, исключает применение при опросе технических средств, психотропных, химических и других веществ, которые угнетают волю и причиняют вред здоровью людей и окружающей среде.

    Вместе с тем, при опросе граждан не исключается возможность использования при опросе технических средств фиксации информации, устройств, не угнетающих эмоциональное состояние опрашиваемого в ходе беседы с ним.

    Сотрудники оперативных подразделений, которые решили провести данное оперативно-розыскное мероприятие, а также граждане, которых они опрашивают, должны иметь в виду правовые позиции Конституционного Суда РФ по вопросам осуществления оперативно-розыскных мероприятий.

    Так, в определении от 20 декабря 2005 г.

    № 473 — О Конституционный Суд отметил, что с того момента, когда выступающее в официальном качестве должностное лицо в ходе оперативно-розыскного мероприятия, осуществляемого в отношении гражданина, чьи конституционные права на свободу, личную неприкосновенность и свободу передвижения реально ограничены путем административного задержания, проводит его опрос, направленный на выявление фактов и обстоятельств, уличающих данного гражданина в совершении преступления, тем более, если он делает заявление о совершенном им преступлении, в отношении него подлежат непосредственному действию нормы Конституции Российской Федерации, обеспечивающие, в том числе, предоставление квалифицированной юридической помощи (статья 48) и право не свидетельствовать против себя самого (статьи 51, часть 1).

    Результаты опроса оформляются справкой (рапортом) сотрудника оперативного подразделения, а при согласии опрашиваемого — его объяснением, заявлением, протоколом явки с повинной.

    Применение технических средств в ходе опроса также оформляется справкой (рапортом) сотрудника оперативного подразделения. На их основе сотрудник оперативного подразделения составляет справку (справку-меморандум), к которой прилагаются упакованные результаты оперативно-технических мероприятий (материальные носители звуко-, видеозаписи и др.).

    В любом случае, гражданин, которого пытаются опросить оперативные сотрудники правоохранительных органов («взять объяснение», провести с ним «оперативную беседу») должен помнить, что отвечать на заданные вопросы в данной ситуации или нет, решает сам гражданин. Другими словами, принуждение к ответам на вопросы в ходе опроса является незаконным методом дознания и может повлечь соответствующую ответственность оперативных сотрудников, вплоть до уголовной.

    Важно знать разницу между опросом (оперативно-розыскным мероприятием) и допросом (следственным действием), который может осуществляться только в рамках возбужденного уголовного дела. Об этом можно будет узнать в серии последующих статей, посвященных уголовно-процессуальной деятельности.

    Источник: https://advokatsidorov.ru/opros-grazhdan-2.html

    Ссылка на основную публикацию