Оспаривание завещания в суде, определение верховного суда по делу № 18-кг 18-59

Когда наследник, указанный в завещании не получит наследство

У наследодателя есть неотъемлемое право распорядиться своим имуществом после своей смерти, путем составления завещания. Однако, это не всегда гарантирует наследникам, что в итоге они смогут получить свое наследство, даже при условии, что их имена вписаны в завещание.

При этом стоит отметить, что не обязательно указывать в завещании того, кто получит наследство. Наследодатель может указать в завещании тех лиц, которые лишаются его наследства.

Однако рассмотрим самые распространенные случаи, когда наследник, указанный в завещании может не получит своего наследства.

Если завещание признано недействительным

Первым делом, что стараются сделать родственники, которые не вошли в завещание – попытаться его оспорить. Конечно, шансы на это не велики, но все же в практике есть случаи, когда завещание признавалось недействительным. При этом, если в суде будет установлено, что наследодатель не понимал значения своих действий, то завещание может быть признано недействительным.

Под особый риск попадают лица глубоко пожилого возраста, имеющие психические заболевания, либо принимающие сильнодействующие препараты. Если завещание признается недействительным, то в наследство вступают наследники по закону, очередность указана в ст. 1142-1145 ГК РФ.

Если составлено два завещания

Человек сам решает, как ему лучше поступить со своим имуществом после его смерти. При этом, закон не ограничивает его в количестве завещаний. Менять завещание можно хоть каждый день.

При этом, по закону, действовать будет последнее.

Например, если в одном завещании упомянуты одни наследники, а на следующий день наследодатель пошел к нотариусу и составил завещание уже с другими лицами, то последнее завещание и будет иметь юридическую силу.

Однако, были и случаи, когда наследодатель в один день составил два завещания у разных нотариусов, причем совершенно разных. В итоге, как говорил один из наследников, наследодатель не знал, что второе завещание отменяет первое.

Он забыл в первом завещании указать еще одного наследника (в первом завещании было трое), он решил дописать этого наследника, но увидев очередь у первого нотариуса, пошел к другому и составил отдельное завещание на того самого наследника.

В итоге, после судебных разбирательств, установили, что второе завещание было оформлено на 4 часа позже, следовательно, именно оно имеет юридическую силу и отменяет первое. Наследники, указанные в первом завещании лишились наследства.

Несоблюдение требований к завещанию

ГК РФ устанавливаются определенные требования к завещанию. Оно должно быть собственноручно подписано наследодателем, быть удостоверено у нотариуса и содержаться в тайне.

Если установленные в законе требования нарушены, то у заинтересованных лиц есть веские основания чтобы отменить данное завещание.

Например, согласно Определению Верховного суда РФ от 18 сентября 2018 года по делу №14-КГ 18-28, суд счел, что присутствия наследника, указанного в завещании при составлении завещание влечет недействительность такого завещания. Судом было установлено, что такое присутствие оказало серьезное влияние на волю наследодателя.

Таким образом, было нарушено одно из требований, установленных в п.2 ст. 1124 ГК РФ.

Недостойные наследники

Так же наследства могут быть лишены наследники, которые признаны недостойными.

Таковыми они могут быть признаны, если совершил умышленные действия против наследодателя или исполнения его последней воли, причем такие действия должны быть подтверждены судом.

Либо, если наследник злостно уклонялся от содержания наследодателя, но тут стоит понимать, что такая обязанность должна быть установлена. Как правило, либо судом, либо соглашением об уплате алиментов, удостоверенным нотариально.

Если имущества больше нет

Наследовать можно только то имущество, которое находится в собственности наследодателя на момент его смерти. Если же на момент смерти имущество наследодателю уже не принадлежит, то наследник такое имущество получить не сможет.

Ситуация проста и логична, однако, был в практике и такой случай. Наследодатель оставил завещание на двоих детей, а именно трехкомнатную квартиру в г. Москва. Спустя два года он умирает. Дети, зная о завещании, обратились к нотариусу.

В процессе наследования выяснилось, что за 3 дня до своей смерти, наследодатель заключил договор дарения квартиры на свою двоюродную племянницу. Наследники попытались признать такой договор недействительным, так же ссылаясь на то, что переход прав еще не зарегистрирован в Росреестре.

Однако, добиться ничего не удалось, суд признал законность договора дарения, и новым собственником стала племянница.

Делайте все правильно.

Источник: https://www.9111.ru/questions/777777777366992/

Верховный суд объяснил, кто и как может оспорить завещание

Недавно Верховный суд РФ проверил результаты работы своих коллег из питерских судов, которые слушали дело о признании завещания недействительным. С итогами рассмотрения спора Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ не согласилась.

В последние годы иски об оспаривании последней воли умершего человека стали весьма распространенными. Суды по требованию родственников или знакомых, которых не помянули в завещании, пересматривают последнюю волю человека. Иногда спустя годы после его смерти.

Как правило, истцы идут в суд, доказывая, что человек, подписавший завещание, не мог про них забыть. А если действительно забыл, то это говорит о его психическом и физическом нездоровье, и поэтому такое завещание надо срочно отменить.

В нашем случае в суд с иском к получателю наследства и нотариусу, его оформившему, пришел дядя умершего племянника. В суде он объяснил, что после смерти родственника обратился к нотариусу с заявлением о принятии наследства по закону.

Но в выдаче свидетельства ему было отказано по той причине, что его племянник при жизни оставил завещание, в котором он не упомянут. Документ оформлял другой нотариус, а получателем был незнакомый ему гражданин.

По мнению истца, это завещание на чужого человека надо признать недействительным, так как его племянник видел плохо и сам вряд ли мог прочесть текст. Да и подпись под завещанием внушает ему большие сомнения.

561 тысяча завещаний удостоверена за год нотариусами (данные министерства юстиции)

Районный суд дяде отказал в иске, а городской с таким решением согласился.Обиженный истец обратился в Верховный суд. Там дело перечитали и заявили, что питерские суды допустили «нарушения норм материального и процессуального права».

Вот что показала проверка. Племянник еще в 2000 году составил завещание в пользу своего дяди, которому отписал свое имущество.

Спустя десять лет он написал еще одно завещание в пользу дяди — добавил еще к завещанному свою часть в праве собственности на квартиру.

Но спустя два года другой нотариус удостоверил третье завещание племянника. По нему все имущество должно перейти незнакомому родным человеку.

Читайте также:  Асв начало отзывать иски к вкладчикам рухнувших банков

Сочинец заказал убийство родителей ради предстоящего наследства

Из текста завещания, подчеркнули в Верховном суде РФ видно, что распоряжения племянника записаны нотариусом с его слов, им прочитаны и собственноручно подписаны. Спустя три года племянник умер.Через месяц после похорон его дядя пошел к нотариусу за наследством, но в выдаче свидетельства ему было отказано.

Районный суд, отказывая дяде в иске, записал, что тот не представил доказательства, опровергающие факт самостоятельного подписания племянником завещания. Городской суд с этим выводом согласился.

Суды по искам родных, не упомянутых в завещании, пересматривают последнюю волю человека даже спустя годы

Зато поспорил Верховный суд. Он напомнил 1118-ю статью Гражданского кодекса, что распорядиться имуществом можно только путем написания завещания и это надо сделать лично.

Нотариально удостоверенное завещание должно быть написано либо самим гражданином, либо с его слов нотариусом, который делает пометку — почему человек не писал сам (статья 1125-я Гражданского кодекса). Нарушения этих положений делают завещание недействительным.

А вот описки и мелкие нарушения порядка составления завещания не сделают его незаконным, так как «не влияют на понимание волеизъявления завещателя».

Был пленум Верховного суда по делам о наследстве (N 9 от 29 мая 2012 года). Там разъяснено, что написание завещания от имени наследодателя посторонним — это основание для признания завещания недействительным, так как нет волеизъявления умершего по судьбе его добра.

В последние годы иски об оспаривании последней воли умершего человека стали весьма распространенными

По мнению истца, племянник не подписывал завещание — был практически слеп. Но, судя по содержанию завещания, это не так. Нотариус, к которому подан иск, в суде рассказала, что племянник читал и подписывал его сам, используя из-за слабости зрения увеличительное стекло.

По просьбе этого нотариуса суд назначил экспертизу подписи. Вывод почерковедов — племянник подписал документ сам. А еще суд по требованию истца назначил посмертную медэкспертизу состояния зрения завещателя. Эксперты сказали, что прочитать текст ни в очках, ни с лупой он не мог из-за «необратимых нарушений функций зрения».

Предложено упростить процедуру вступления в наследство

Узнав про это заключение, истец попросил назначить вторую почерковедческую экспертизу. Но суд ему отказал. И сделал вывод, что раз подпись под завещанием натуральная, выводы, что племянник ничего не видел, можно не принять во внимание, так как неизвестно, каким было зрение на момент подписания завещания.

Верховный суд подчеркнул — судебно-медицинская экспертиза заявила, что нарушение зрения носит необратимый характер. В таком случае заявление райсуда о том, что неизвестно, какое зрение было у завещателя на момент подписания документа, необоснованно. Суд вообще не исследовал, а мог ли сам племянник прочитать завещание.

По мнению Верховного суда, коллеги не исследовали все фактические обстоятельства дела. Поэтому спор надо рассмотреть по новой с самого начала.

Источник: https://rg.ru/2018/03/12/verhovnyj-sud-obiasnil-kto-i-kak-mozhet-osporit-posledniuiu-voliu-cheloveka.html

Определение Верховного суда РФ от 22.05.2018г № 78-КГ18-18 (о расторжении договора страхования при досрочном погошении кредита) — ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Красноярском крае»

Документ предоставлен КонсультантПлюс

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 мая 2018 г. N 78-КГ18-18

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Романовского С.В. и Марьина А.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Г. к обществу с ограниченной ответственностью «Росгосстрах-Жизнь» о взыскании части страховой премии

по кассационной жалобе представителя Г. на решение Колпинского районного суда г. Санкт-Петербурга от 15 ноября 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 18 мая 2017 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В., выслушав объяснения представителей Г., поддержавших доводы кассационной жалобы,

установила:

Г. обратилась в суд с иском к ООО «Страховая компания «Росгосстрах-Жизнь» (далее — страховая компания, страховщик) о взыскании части страховой премии в размере 128 317 руб.

В обоснование заявленных требований истица указала, что 29 декабря 2014 г. заключила с ОАО «Плюс Банк» кредитный договор по программе «Автоплюс».

Одновременно с кредитным договором между Г. и страховщиком заключен договор индивидуального страхования заемщика от несчастных случаев сроком на 60 месяцев (с 29 декабря 2014 г. по 29 декабря 2019 г.). Страховая премия по договору составила 130 605 руб., страховая сумма на дату заключения договора установлена в размере 750 605 руб.

30 января 2015 г. истица досрочно полностью погасила задолженность по кредитному договору и перестала быть заемщиком.

По условиям договора страхования страховая сумма уменьшается по мере погашения задолженности по кредитному договору и равняется 100% задолженности застрахованного лица, но не более страховой суммы на дату заключения договора страхования. Поскольку с момента погашения задолженности по кредитному договору страховая сумма равна нулю, то у страховщика с этого момента фактически прекратилась обязанность по осуществлению страховой выплаты при наступлении страхового случая.

По мнению истицы, с учетом вышеизложенного положения договора страхования в соответствии с положениями пункта 1 статьи 958 Гражданского кодекса Российской Федерации возможность наступления страхового случая отпала после полного погашения задолженности по кредиту и существование страхового риска прекратилось по обстоятельствам иным, чем страховой случай, в связи с чем в силу абзаца первого пункта 3 названной статьи страховщик имеет право только на часть страховой премии пропорционально времени, в течение которого действовало страхование (32 дня), а остальная часть подлежит возврату страхователю.

Решением Колпинского районного суда г. Санкт-Петербурга от 15 ноября 2016 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 18 мая 2017 г., в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе представитель Г. просит отменить вышеназванные судебные акты.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 18 апреля 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Читайте также:  Продлить срок ареста в сизо будет сложнее

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Как следует из материалов дела и установлено судами, 29 декабря 2014 г. между ОАО «Плюс Банк» и Г. заключен кредитный договор на срок 60 месяцев, в соответствии с которым банк предоставил кредит в размере 750 605 руб.

В соответствии с пунктом 9 кредитного договора для заключения и исполнения названного договора в соответствии с выбором, сделанным заемщиком при обращении за получением кредита, заемщику необходимо заключить договор личного страхования.

29 декабря 2014 г. между страховой компанией и Г. заключен договор страхования от несчастных случаев. Страховая сумма по договору страхования на дату его заключения составила 750 605 руб., страховая премия — 130 605 руб.

30 января 2015 г. обязательства по кредитному договору исполнены истицей досрочно, задолженность погашена в полном объеме.

В ответе на заявление истицы от 5 февраля 2015 г. страховая компания сообщила, что договор страхования от 29 декабря 2014 г. может быть расторгнут на основании пункта 2 статьи 958 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае отказа страхователя от договора страхования.

Согласно абзацу второму пункта 3 статьи 958 Гражданского кодекса Российской Федерации при досрочном отказе страхователя (выгодоприобретателя) от договора страхования уплаченная страховщику страховая премия не подлежит возврату, если договором не предусмотрено иное.

В соответствии с условиями Программы индивидуального страхования от несчастных случаев заемщиков, на условиях которой заключен договор, страховщик вправе возвратить страхователю 50% от уплаченной страховой премии в случае, если договор страхования расторгается по инициативе страхователя в связи с полным досрочным исполнением страхователем обязательств по кредитному договору (полное досрочное погашение кредита) при соблюдении следующих условий:

— договор страхования расторгается в течение первых 30 дней с даты начала его действия;

— страхователь уведомил страховщика о расторжении договора страхования в течение 45 дней с даты начала действия договора страхования путем предоставления следующих документов: заявление о расторжении договора страхования, копии или оригинала договора страхования, письмо из банка, подтверждающее полное досрочное погашение кредита в вышеуказанный срок.

Ссылаясь на несоблюдение истицей перечисленных выше условий, страховщик указал на отсутствие правовых оснований для возврата страховой премии.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции, исходил из того, что погашение истицей задолженности по кредитному договору само по себе не является основанием прекращения договора страхования и возникновения у страховщика обязательства по возврату страховой премии.

Суд первой инстанции отразил в решении, что оснований для прекращения договора страхования в силу пункта 1 статьи 958 Гражданского кодекса Российской Федерации не имеется.

Кроме того, истицей не соблюдены условия Программы индивидуального страхования от несчастных случаев заемщиков, предусматривающие возврат 50% от уплаченной страховой премии при досрочном отказе страхователя от договора страхования.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, указав, что досрочное погашение кредита не упоминается в пункте 1 статьи 958 Гражданского кодекса Российской Федерации в качестве обстоятельства для досрочного прекращения договора страхования, в связи с наступлением которого у страховщика имеется право только на часть страховой премии пропорционально времени, в течение которого действовало страхование. Досрочное погашение кредита не свидетельствует о том, что возможность наступления страхового случая (причинения вреда жизни заемщика) отпала, и существование страхового риска (риска причинения вреда жизни заемщика) прекратилось по обстоятельствам иным, чем страховой случай.

Таким образом, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда пришла к выводу, что договор страхования от несчастных случаев заемщика от 29 декабря 2014 г. продолжает действовать.

При этом страховое возмещение по данному договору рассчитывается в определенном размере и не зависит от срока действия кредитного договора. По мнению суда апелляционной инстанции, доводы Г.

о том, что после погашения ею, как заемщиком, кредитной задолженности по условиям названного договора страхования страховая сумма стала равняться нулю и фактически у страховщика прекратилась обязанность по осуществлению страховой выплаты при наступлении страхового случая, в связи с чем договор страхования от несчастных случаев заемщика подлежит досрочному прекращению, основаны на ошибочном толковании норм права.

С выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

Согласно пункту 1 статьи 2 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г.

N 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (далее — Закон об организации страхового дела) страхование — отношения по защите интересов физических и юридических лиц при наступлении определенных страховых случаев за счет денежных фондов, формируемых страховщиками из уплаченных страховых премий (страховых взносов), а также за счет иных средств страховщиков.

В соответствии с пунктом 2 статьи 4 Закона об организации страхового дела объектами страхования от несчастных случаев и болезней могут быть имущественные интересы, связанные с причинением вреда здоровью граждан, а также с их смертью в результате несчастного случая или болезни (страхование от несчастных случаев и болезней).

В силу пунктов 1 и 2 статьи 9 названного закона страховым риском является предполагаемое событие, на случай наступления которого проводится страхование.

Страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам.

Согласно статье 934 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая).

Исходя из положений названных норм права в их взаимосвязи, следует, что страхование от несчастных случаев представляет собой отношения по защите имущественных интересов физических лиц, связанных с причинением вреда их здоровью, а также с их смертью в результате несчастного случая или болезни.

Читайте также:  Отец сбил пешехода – что делать

Защита указанных имущественных интересов осуществляется путем выплаты страховщиком страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам обусловленной договором страхования суммы (страховой суммы) при наступлении предусмотренного договором страхового случая и возможна только при наличии у страховщика такой обязанности.

По условиям полиса страхования от несчастных случаев N 45-00-30973-АПН-С1 от 29 декабря 2014 г., выданного Г., и Программы 1 индивидуального страхования от несчастных случаев заемщиков страховая сумма по договору страхования на дату заключения составила 750 605 руб.

Для договора страхования, заключенного истицей (сроком менее 61 месяца), страховая сумма определяется в соответствии с первоначальным графиком платежей и равняется 100% задолженности застрахованного лица по кредитному договору, но не более страховой суммы на дату заключения договора страхования.

В период действия договора страхования страховая сумма уменьшается.

При таких условиях договора страхования страховая сумма тождественна сумме задолженности по кредитному договору и уменьшается вместе с погашением этой задолженности, в связи с чем при отсутствии кредитной задолженности страховая сумма равна нулю и в случае наступления страхового случая страховая выплата страховщиком фактически не производится.

Как установлено судами и следует из выданной банком справки, истица 30 января 2015 г. досрочно произвела полное погашение задолженности по кредитному договору, что с учетом названных условий договора страхования от 29 декабря 2014 г. привело к сокращению страховой суммы до нуля.

В соответствии с пунктом 1 статьи 958 Гражданского кодекса Российской Федерации договор страхования прекращается до наступления срока, на который он был заключен, если после его вступления в силу возможность наступления страхового случая отпала и существование страхового риска прекратилось по обстоятельствам иным, чем страховой случай. К таким обстоятельствам, в частности, относятся: гибель застрахованного имущества по причинам иным, чем наступление страхового случая; прекращение в установленном порядке предпринимательской деятельности лицом, застраховавшим предпринимательский риск или риск гражданской ответственности, связанной с этой деятельностью.

При досрочном прекращении договора страхования по обстоятельствам, указанным в пункте 1 приведенной статьи, страховщик имеет право на часть страховой премии пропорционально времени, в течение которого действовало страхование (абзац 1 пункта 3 этой же статьи).

Из анализа приведенных норм права следует, что под обстоятельствами иными, чем страховой случай, при которых после вступления в силу договора страхования возможность наступления страхового случая отпала и существование страхового риска прекратилось, в данном случае подразумеваются обстоятельства, приводящие к прерыванию отношений по защите имущественных интересов истицы, связанных с причинением вреда ее здоровью, а также с ее смертью в результате несчастного случая, что лишает всякого смысла страхование от несчастных случаев, по которому невозможна выплата страхового возмещения и, следовательно, приводит к досрочному прекращению договора страхования.

Этого суд апелляционной инстанции не учел, как и то, что перечень приведенных в пункте 1 статьи 958 Гражданского кодекса Российской Федерации оснований для досрочного прекращения договора страхования не является исчерпывающим.

Если страховая выплата при наступлении страхового случая по условиям договора будет равна нулю, в силу чего на страховщика невозможно возложить обязанность произвести страховую выплату, то согласно пункту 1 статьи 958 Гражданского кодекса Российской Федерации действие договора страхования от несчастных случаев от 29 декабря 2014 г.

прекратится досрочно, поскольку при таких обстоятельствах существование предусмотренных договором страховых рисков, как предполагаемых событий, на случай наступления которых проводится страхование, прекращается, а наступление страхового случая при отсутствии обязательства страховщика произвести страховую выплату становится невозможным.

В таком случае на основании положений абзаца 1 пункта 3 статьи 958 Гражданского кодекса Российской Федерации, страховщик имеет право только на часть страховой премии пропорционально времени, в течение которого действовало страхование.

Допущенные судом второй инстанции нарушения норм права являются существенными, в связи с чем апелляционное определение подлежит отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 18 мая 2017 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Источник: http://fbuz24.ru/Sections/bank-sudebnyh-reshenij-uslugistrahovania-opredelenie22052018

Определение ВС РФ № 41-КГ18-13

26 июня 2018 г. Верховным Судом РФ вынесено определение по делу № 41-КГ18-13, в котором сделан вывод об обязательном получении согласия собственников МКД в случае передачи в пользование общего имущества, в том числе и для размещения вывесок не рекламного характера.

Отметим, что Жилищный кодекс РФ разрешает передачу в пользование третьим лицам объектов общего имущества по решению собственников помещений в многоквартирном доме, принятому на общем собрании собственников (ч. 4 ст. 36 ЖК РФ). При этом в соответствии с п. 3 ч. 2 ст.

44 ЖК РФ к компетенции общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме относится принятие решений о пользовании общим имуществом собственников помещений в многоквартирном доме иными лицами, в том числе о заключении договоров на установку и эксплуатацию рекламных конструкций, если для их установки и эксплуатации предполагается использовать общее имущество собственников помещений в многоквартирном доме.

Пунктом 3 части 1 статьи 36 Жилищного кодекса РФ предусмотрено, что ограждающие несущие и ненесущие конструкции многоквартирного дома входят в состав общего имущества такого дома.

В деле, рассмотренном 26 июня 2018 года Верховным Судом РФ, вывеска была закреплена ответчиком на несущей стене дома, при этом не носила рекламный характер, а содержала сведения об организации.

Согласие собственников на размещение указанной вывески ответчиком не получалось.

При этом, согласно выводам строительно-технической экспертизы, размещенная ответчиком вывеска способствовала доступу посторонних лиц в принадлежащие истцам жилые помещения и создавала угрозу скопления осадков и мусора.

Суды первой и апелляционной инстанций указывали, что передача в пользование третьим лицам общего имущества многоквартирного дома для размещения каких-либо конструкций требуется только в случае, если такие конструкции носят рекламный характер, однако Верховный Суд РФ решил, что подобный вывод сделан судами ошибочно.

По итогам рассмотрения дела Верховный Суд РФ пришел к выводу, что передача в пользование третьим лицам общего имущества многоквартирного дома допускается только по решению общего собрания собственников помещений такого дома, независимо от того, передается ли общее имущество для установки рекламных конструкций или для других целей.

Скачать Определение Верховного Суда РФ от 26.06.2018 г. № 41-КГ18-13 > > >

Источник: https://acato.ru/news/20180924/vs-rf-priznal-obyazatelnym-soglasie-sobstvennikov-na-razmeshenie-vyvesok-nereklamnogo-haraktera

Ссылка на основную публикацию