Еспч признал, что россия нарушила права блогера на выражение мнения

Еспч признал нарушением свободы слова факт уголовного дела за публикацию в сети против первой жертвы 282 статьи

Европейский суд по правам человека принял единогласное решение в уголовном деле против Саввы Терентьева за публикацию в Сети (ч.1 ст. 282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства»). В суде нашли нарушение права на свободу выражения мнения и назначили Российской Федерации выплату компенсации в размере 5000 евро.

Предыстория

Савва Терентьев — блогер «Живого Журнала» из Сыктывкара. Против него было возбуждено первое уголовное дело за комментарий в Сети. Событие получило широкий общественный резонанс и вызвало бурное обсуждение в Интернете и СМИ. Также ситуация обсуждалась многими российскими политиками. В итоге суд выявил вину Терентьева и признал его виновным по статье 282 УК РФ.

Всё из-за того, что в феврале 2007 года в блоге сыктывкарского журналиста Бориса Суранова правоохранительные органы обнаружили запись, которую оставил Терентьев:

«Код Дурова» отредактировал запись, заменив нецензурные выражения. Запись Терентьева взята из открытого источника для демонстрации.

Адвокаты Саввы Терентьева подали кассационную жалобу в Верховный суд Республики Коми, однако та была отклонена. В итоге в январе 2009 года была подана жалоба в Европейский суд по правам человека.

Блогер уточнил, что вынесенный против него приговор является нарушением десятой статьи Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая гарантирует свободу слова.

В качестве компенсации понесённого морального вреда Терентьев попросил суд взыскать с Российской Федерации в его пользу 3500 евро.

Конец разбирательств

Европейский суд по правам человека принял жалобу Саввы Терентьева к рассмотрению. В январе 2016 года представители Страсбургского суда сообщили об этом российским властям.

28 августа 2018 года Европейский суд по правам человека опубликовал окончательное решение.

Суд признал возбуждение уголовного дела против блогера за его публикацию нарушением права на свободу выражения мнения. Российская Федерация теперь обязана выплатить 5000 евро в счёт возмещения расходов.

Но как таковую компенсацию морального вреда не назначил, так как считает достататочным факт признания нарушения свободы слова.

Быть может, теперь этот факт станет рычагом для прекращения возбуждения уголовных дел за публикации в социальных сетях? Ознакомиться с решением Европейского суда по правам человека можно по ссылке: смотреть тут.

Подписывайтесь на «Код Дурова» в Telegram и во «ВКонтакте», чтобы всегда быть в курсе интересных новостей!

Подписывайтесь на «Код Дурова» в Telegram и во «ВКонтакте», чтобы всегда быть в курсе интересных новостей!

Источник: https://kod.ru/echr-pervoe-ugolovvnoe-delo-za-post-narusheniem-svobody-slova/

Еспч признал неправомерным самое первое в россии уголовное дело за комментарий в интернете

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) признал факт возбуждения первого в России уголовного дела за комментарий в соцсети нарушением права на свободу выражения мнения. Об этом говорится в решении по делу «Савва Тереньтев против России».

Савва Тереньтев — первый человек в России, осужденный за комментарий в интернете по пресловутой ст. 282 еще в 2008 году. 

«15 февраля 2007 года около 09 часов 09 минут Терентьев С.С., находясь по адресу: г. Сыктывкар , имея в собственности ЭВМ, оснащенный модемом и имея навыки работы на нем, через стационарный телефонный номер подключился к сети Интернет», — такой фразой открывается обвинительное заключение по первому в России резонансному уголовному делу о комментарии.

Далее в документе говорится, что обвиняемый решил использовать блог другого пользователя «как средство массовой информации» и попытался «оказать публичное воздействие на людей с целью побуждения их к совершению насильственных действий в отношении лиц — сотрудников милиции, зарождению у людей решимости и стремления совершить противоправные действия в отношении указанных лиц».

Довольно-таки резкий текст о работниках правоохранительных органов появился в качестве комментария к записи в блоге об изъятии жестких дисков в редакции газета «Истра». В рамках уголовного дела было проведено две экспертизы.

По результатам первой, проведенной под руководством кандидата филологических наук (заведующий кафедрой русского языка) Натальи Сергиевой, был сделан вывод об отсутствии в комментарии призывов к разжиганию социальной вражды.

Результаты второй экспертизы, проведенной четырьмя учёными того же университета — доктором исторических наук Юрием Шабаевым, доктором философских наук Игорем Гончаровым, доктором филологических наук (декан филолог. фак-та) Михаилом Мелиховым и кандидатом исторических наук Петром Котовым — обнаружили в комментарии признаки социальной вражды.

Терентьев заявил, что речь шла только о недобропорядочных сотрудниках милиции и принес на суде извинения добропорядочным. Сторона защиты представила результаты опросов, которые подтверждали отрицательное отношение большинства граждан России к органам правопорядка, обосновывающие тождество сути высказывания Саввы Терентьева господствующему в стране общественному мнению.

7 июля 2008 года блогер был приговорен к году лишения свободы условно по части 1 статьи 282 УК РФ. Верховный суд республики Коми отклонил кассационную жалобу.

В 2011 году Савва Терентьев въехал на территорию Эстонии по туристической визе и подал прошение о предоставлении политического убежища. Через полгода он получил положительный ответ. Сейчас Терентьеву 33 года, из которых семь с половиной он провел за границей.

Сообщение о готовящемся к публикации решении ЕСПЧ по его иску стало для Терентьева сюрпризом — на протяжении долгого времени он не получал никаких уведомлений из Страсбурга. Иск в ЕСПЧ подавался так давно, что он уже не помнит точную сумму, которая была указана в заявлении. «Я бы перевел [деньги] в какую-нибудь организацию, которая занимается людьми, осужденными по 282-й», — заключает он.

О резонансных делах за посты во «ВКонтакте» Терентьев знает, но пристально за ними не следит:

.

«Я бы не стал отделять тех, кого сажают за посты в интернете, от других осужденных за незначительные правонарушения, — считает он. — Я смотрю на это с болью и огромным сочувствием, но без какого-либо удивления. Живя в России, мы ответственны за правила, по которым соглашаемся играть.

Любой думающий человек не может не осознавать, что может сесть за что угодно и когда угодно. В России каждому известно, что у тех, кто чувствует силу, есть привычка наказывать с поводом и без, а у тех, кто чувствует [свою] слабость, есть привычка быть наказанными.

То, что в наши дни «посадок» стало больше, — это логичное и давным-давно предсказуемое развитие событий».

В России традиционно наказывают в том числе и за вещи, которые вообще не стоят внимания правоохранительных органов и в которых нет состава преступления, также отметил Терентьев, комментируя ситуацию, сложившуюся в Барнауле, а преследуемые местными властями пользователи «страдают за чувство юмора».

По делу Терентьева Европейский суд по правам человека постановил, что Россия нарушила его право на свободу выражения мнения и обязал государство выплатить ему 5000 евро компенсации за судебные издержки.

«К сожалению, Савва Терентьев в ходе следствия признал свою вину, так что компенсации со стороны государства он не получит. Не считая €5000 судебных издержек», — уточняет обстоятельства дела «Савва Тереньтев против России» Telegram-канал «Ты сядешь за лайк». Само же решение же ЕСПЧ канал называет «важнейшим прецедентом».

.

.

Источник: https://roskomsvoboda.org/41220/

Навальный против России: что не так с решением ЕСПЧ

Большая палата Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) вынесла окончательный вердикт по делу «Навальный против России» в пользу оппозиционера. Суд указал, что российские власти нарушили права Навального, а его аресты были «политически мотивированы».

Таким образом суд констатировал нарушение статьи 18 Европейской конвенции о правах человека (лишение свободы, нарушение права на выражение мнения и свободу собраний для политически мотивированных целей, не связанных с целями правосудия).

Юрист и член Общественной палаты России Илья Ремесло разбирает аргументы суда.

Прежде чем перейти к анализу самого решения, следует отметить: в процессах с участием Навального в ЕСПЧ традиционно много странностей, которые предпочитает игнорировать сам блогер и его сторонники. 

Суд заказывали?

Во-первых, это нереально ускоренная процедура рассмотрения.

Судите сами: Навальный всего за несколько лет уже получил решения и по «делу Ив Роше», и по «делу Кировлеса», и даже дело о задержаниях уже прошло последнюю инстанцию – и все они окончились для Навального положительным исходом.

В то время как остальные заявители до сих пор ждут начала рассмотрения своих жалоб по событиям еще 2011-2012 годов. Это совершенно беспрецедентный случай не только для России, но и в целом в практике ЕСПЧ. 

Когда в России суд в ускоренном порядке рассматривает некое дело с участием Навального и он его проигрывает, это обстоятельство используется им как доказательство ангажированности суда. Но, когда то же самое происходит в ЕСПЧ, вопросов об ангажированности почему-то не возникает.

Братья Навальные в ЕСПЧ

Во-вторых, суд систематически занимает сторону Навального и выплачивает ему увеличенные (по сравнению с аналогичными делами) суммы. Уже сейчас общая сумма компенсаций перевалила за 100 тысяч евро. Обычные заявители, столкнувшиеся с серьезным нарушением своих прав (пытки, многолетний срок в тюрьме и т.д.), получают компенсации в разы меньше. 

В-третьих, суд выносит решения о компенсации «расходов на юридические услуги», которая лишь по одному делу составляет более половины годового дохода Навального. Так, в 2016 году ЕСПЧ присудил выплатить ему из бюджета РФ около 3,5 миллионов рублей, чтобы компенсировать потраченные на адвокатов деньги по «делу Кировлеса».

Представители России возражали против удовлетворения иска Навального, справедливо указывая, что требование о компенсации расходов должно быть рассмотрено национальным судом. Иначе это «будет равносильно отмене приговора национального суда» (пункт 139 Решения).

Однако доводы России были проигнорированы, а министерство юстиции выполнило решение ЕСПЧ, не попытавшись оспорить его в Конституционном суде (Россия вправе не исполнять решения ЕСПЧ, если они противоречат основным законам России). Никто даже не проверил, откуда у безработного Навального нашлись 3,5 миллиона на адвокатов.

«Мирные протестующие»

В своем пресс-релизе ЕСПЧ указывает, что российское правительство нарушило права граждан на мирный протест. Давайте вспомним, насколько «мирным» он был. 

5 марта 2012 года, на следующий день после выборов, прошла акция оппозиции на Пушкинской. После завершения акции часть митингующих решили нарушить режим ее проведения и остаться, в том числе Сергей Удальцов, Илья Яшин и Алексей Навальный, которые обосновались в фонтане, окруженные несколькими кольцами сторонников. К площади начали стягиваться силы правопорядка.

Читайте также:  Антропологизация права

Пушкинская площадь, 5 марта 2012

Представители органов правопорядка предлагали протестующим разойтись, но уговорить Удальцова, Навального и их сторонников покинуть площадь так и не удалось. В результате полиция начала задержания, постепенно продвигаясь к фонтану.

Навальный перед митингом 6 мая, превратившимся в беспорядки на Болотной площади, заявлял: 

Несмотря на это, власти согласовали шествие. Митинг состоялся, но, как выяснилось позже, единственной целью организаторов были массовые беспорядки. Сам Навальный примерно в 17:15 объявил на мосту перед полицейским оцеплением «сидячую забастовку». Это вызвало затор, зазвучали призывы пойти на прорыв полицейского оцепления.

Сидячая забастовка

Начались нападения на полицию, в результате чего пострадали 75 сотрудников правоохранительных органов, четверо были госпитализированы. 

После этого Навальный покинул мост и через некоторое время был задержан, но и тогда не арестован, а отпущен полицией. На следующий день были продолжены «народные гуляния», представляющие собой, по сути, несогласованные мероприятия, на которых выкрикивались антиправительственные лозунги и призывы «идти на Кремль». 

Наконец, терпение властей лопнуло, и зачинщик беспорядков 9 мая получил 15 суток ареста. В чем тут «нарушение права на мирный протест»?

Противоречит сам себе

Решение по Навальному противоречит практике ЕСПЧ о преследовании по политическим мотивам.Напомню, что решения ЕСПЧ о преследовании по принципу политической мотивированности (статья 18 Конвенции) не выносились в отношении России с 2004 года.

Суд последовательно отказывал сотням заявителям, включая того же Навального, в признании политической мотивированности по «делам Кировлеса и Ив Роше».

За всю свою историю ЕСПЧ вынес всего 12 постановлений с признанием нарушения по статье 18 Конвенции.

Более того, в 2017 году ЕСПЧ принял знаковое решение по делу «Мерабишвили против Грузии», в котором были описаны критерии признания преследования политически мотивированным.

Суд установил, что Мерабишвили длительное время удерживался под стражей грузинскими властями не с целью законного преследования, а с целью добиться информации в связи со смертью премьер-министра Зураба Жвании в 2005 году и о банковских счетах экс-президента Михаила Саакашвили.

Тогда же ЕСПЧ разработал детальное Руководство по применению статьи 18 Конвенции, в котором на основе собственной практики указал на исключительность признания политической мотивированности и необходимость детального ее обоснования в каждом деле. 

Вопреки всему вышеперечисленному, суд совершенно не обосновал нарушения статьи 18 Конвенции в деле Навального, ограничившись потрясающей «логикой», которая сводится к утверждению «вы его слишком часто задерживали».

Также вызывает сомнения в адекватности суда призыв к российским властям «принять меры, чтобы обеспечить право граждан на свободу мирных собраний». Должно быть, ЕСПЧ имеет в виду беспорядки на Болотной, в результате которых пострадали десятки правоохранителей.

К таким «рекомендациям», цель которых — прямое вмешательство во внутренние дела России и которые фактически поддерживают массовые беспорядки, устроенные на иностранные деньги, отношение у любого уважающего себя суверенного государства должно быть однозначным. Россия не должна признавать подобные решения иностранных судов и исполнять их, тем более за счет российских налогоплательщиков, «платить и каяться» перед теми, кто открыто работает против российского государства и нарушает его законы.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!
Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать Ruposters в ленте «Яндекса» https://zen.yandex.ru/ruposters.ru

Источник: https://ruposters.ru/news/16-11-2018/navalnii-protiv-rossii

Еспч встал на сторону блогера терентьева, осужденного за пост про «неверных ментов»

Image caption В 2007 году Савва Терентьев стал фигурантом первого в России уголовного дела об экстремизме из-за комментария в интернете

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) встал на сторону блогера Саввы Терентьева, удовлетворив его жалобу к России. В 2007 году Терентьев стал фигурантом первого в стране уголовного дела об экстремизме из-за комментария в интернете.

Европейский суд по правам человека признал уголовное преследование блогера из Сыктывкара нарушением статьи 10 Европейской конвенции о защите прав человека, которая гарантирует свободу выражения мнения.

Россия должна будет выплатить 5 тысяч евро в качестве компенсации судебных издержек. Компенсации блогеру Страсбургский суд не присудил.

В 2011 году Терентьев уехал из России и получил политическое убежище в Эстонии.

Дело Саввы Терентьева

В феврале 2007 года музыкант из Сыктывкара Савва Терентьев в комментарии к записи своего знакомого в «Живом журнале» призвал к расправе над «неверными ментами». Месяц спустя у него дома прошел обыск, после чего его пригласили в прокуратуру, где взяли подписку о невыезде и вручили копию постановления о возбуждении уголовного дела.

В июле 2008 года суд Сыктывкара признал его виновным в возбуждении ненависти, вражды и унижении человеческого достоинства (часть 1 статьи 282 Уголовного кодекса) и приговорил к году лишения свободы условно. Оглашая приговор, судья Любовь Сухарева отметила «широкую общественную значимость совершенного преступления».

Месяцем позже Верховный суд Республики Коми утвердил приговор, а в январе 2009 года защита Терентьева направила жалобу в Европейский суд по правам человека. Полноценное производство по жалобе началось только в 2016 году.

В 2011 году Терентьев приехал по туристической визе в Эстонию и запросил политическое убежище. Впоследствии он рассказывал, что после вынесения приговора в родном Сыктывкаре ему жилось очень трудно.

«Каждая собака меня узнавала. С трудоустройством были большие проблемы: везде мне двери были закрыты из-за плохой репутации», — говорил он.

К заявлению на предоставление политического убежища блогер присовокупил доклады правозащитных организаций, в которых упоминался случай с его осуждением. Среди них «Репортеры без границ», Freedom House и Human Rights Watch.

Терентьев не считает себя виновным в нарушении закона, но неоднократно выражал сожаление о высказывании, которое легло в основу уголовного дела.

Экстремизм в российском интернете в 2018 году

По оценке информационного-аналитического центра «Сова», который ежегодно анализирует правоприменительную практику российского законодательства об экстремизме, год от года количество таких уголовных дел увеличивается. В 2017 году их было больше, чем в 2016-м, но не намного. Приговоры получили 228 человек и 220 соответственно.

С момента вынесения приговора Савве Терентьеву увеличилось и количество «экстремистских статьей» в уголовном кодексе. Кроме 282-й статьи (возбуждение ненависти и вражды), это статья 354.

1 (реабилитация нацизма), 148-я статья (оскорбление чувств верующих), появившаяся после панк-молебна Pussy Riot в 2012 году, и самая новая — 280.

1 (призывы к сепаратизму), которая вступила в силу в мае 2014-го после аннексии Крыма Россией.

Российские следственные органы и суды находят нарушения закона в фотографиях, фотоколлажах, картинках с мемами и даже лайках к постам.

Источник: https://www.bbc.com/russian/news-45329007

Еспч постановил выплатить 5 тысяч евро судебных издержек первому осужденному за высказывания в соцсетях

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) признал уголовное преследование блогера из Сыктывкара Саввы Терентьева нарушением права на свободу выражения мнения, гарантированное 10-й статьей Европейской конвенции о защите прав человека. Терентьев стал первым человеком, осужденным по статье об экстремизме за высказывания в интернете.

ЕСПЧ не присудил блогеру компенсацию, однако обязал Россию выплатить ему 5 тысяч евро судебных издержек.

В 2008 году Терентьева признали виновным в возбуждении ненависти или вражды (ч. 1 ст. 282 УК РФ) и приговорили к году лишения свободы условно. Причиной уголовного преследования стал комментарий в «Живом журнале» сыктывкарского журналиста Бориса Суранова, который рассказывал об обысках и изъятии жестких дисков в редакции газеты «Искра».

Как пишет «Медиазона», Терентьев написал комментарий, в котором называл полицейских «быдлом» и «гопотой» и призывал к расправе над ними (в частности, призывал «сжигать неверных ментов» на главной площади своего родного города).

Лингвистическая экспертиза постановила, что Терентьев пропагандировал свои идеи, используя чужой блог.

«Автор не берет на себя ответственности за реализацию своей идеи уничтожения “ментов”  — он делегирует выполнение данной функции народу (“народ чтоб сжигал”), которому автор исподволь приписывает собственные негативные установки по отношению к профессиональной группе “милиционеры”», — цитирует «Медизона» экспертное заключение, представленное на суде.

Как рассказал «Новой газете» глава Международной правозащитной группа «Агора», суд не присудил блогеру компенсации морального вреда, так как тот в своих комментариях упоминал холокост, а ЕСПЧ очень чувствительно реагирует на подобные высказывания.

«Фразы, которые использовал Терентьев довольно жесткие, и суд прямо об этом пишет в своем решении. Вопрос в том, что Терентьев использовал формулировки «на краю».

Поэтому, несмотря на то, что суд признал, что уголовное преследование за эти фразы было избыточным и не было необходимым в демократическом обществе, ограничился самим фактом признания нарушения без назначения компенсации», — говорит Чиков.

В 2011 году Терентьев покинул Россию и через полгода получил политическое убежище в Эстонии и, как писали СМИ, правоохранительные органы с момента отъезда не пытались с ним связаться. ЕСПЧ коммуницировал жалобу блогера только в 2016 году.

«ЕСПЧ очень по-разному рассматривает разные жалобы по разным темам. Есть случаи, когда и в течение года после обращения суд выносил решение.

Тот факт, что суд долго рассматривал именно это дело, объясняется тем, что все это время суд не был готов оценить антиэкстремисткое законодательство России и практику его применения. Первое решение по этой категории дел было чуть больше полугода назад.

Сейчас суд постепенно подбирается к этому вопросу с разных сторон, следовательно, накопившиеся дела этой категории будут рассматриваться гораздо быстрее», — считает Чиков.

Источник: https://www.novayagazeta.ru/news/2018/08/28/144561-espch-postanovil-vyplatit-5-tysyach-evro-sudebnyh-izderzhek-pervomu-osuzhdennomu-za-vyskazyvaniya-v-sotssetyah

Еспч признал нарушение конвенции по правам человека в деле саввы терентьева

ЕСПЧ признал приговор, вынесенный по делу Терентьева, нарушающим Конвенцию по правам человека, но отказал ему в компенсации морального вреда.

28 августа 2018 года Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) опубликовал решение по жалобе блогера Саввы Терентьева на приговор, вынесенный в его отношении по ч. 1 ст.

282 УК (действия, направленные на возбуждение ненависти по признаку принадлежности к социальной группе, совершенные публично). Он признал нарушение Россией ст.

10 Европейской конвенции по правам человека, защищающей свободу выражения мнения, но отказал в компенсации Терентьеву морального вреда. При этом ему должны будут выплатить 5 тыс. евро судебных расходов.

Читайте также:  Юридическая консультация по взысканию долгов

Пользователь «Живого журнала» Терентьев 7 июля 2008 года был приговорен Сыктывкарским городским судом к одному году лишения свободы условно. 15 февраля 2007 он оставил в блоге местного журналиста Бориса Суранова комментарий об отношении к «неверным ментам», после чего прокуратура Сыктывкара возбудила против блогера уголовное дело.

В ходе судебного процесса эксперты сочли, что высказывание Терентьева содержало призыв к насилию по отношению к социальной группе «милиционеры». Верховный суд Республики Коми утвердил приговор. Сам Терентьев уехал в Эстонию и получил там статус политического беженца, затем переехал в Австрию.

5 января 2009 года он подал жалобу в ЕСПЧ, она была коммуницирована в январе 2016 года.

Рассматривая жалобу, ЕСПЧ прежде всего решил вопрос о том, было ли вмешательство в свободу Терентьева на выражение мнения, гарантированную ст. 10 Европейской конвенции по правам человека, основано на законе. Сам факт того, что приговор основывался на доступной для публичного ознакомления ч. 1 ст.

282 УК, Терентьев не оспаривал. Однако он выражал сомнения в том, что ее применение за комментарий в интернете было предсказуемым.

ЕСПЧ напомнил, что законы иметь общее действие, в связи с чем их формулировки не всегда точны, и для охвата быстро меняющихся обстоятельств в них могут использоваться более или менее широкие термины.

Подобные общо сформулированные нормы права отвечают критерию качества закона, если суды применяют их последовательно и единообразно. В случае применения ст.

282 УК, как отмечал ЕСПЧ при рассмотрении жалобы Станислава Дмитриевского, суды могут гибко подходить вопросу о квалификации тех или иных действий как возбуждающих ненависть и вражду.

В деле Терентьева, по мнению ЕСПЧ, российские суды, в отсутствие достаточной практики и рекомендаций Верховного суда, столкнулись с вопросом, до тех пор не имевшим судебной интерпретации, и в этом они не виноваты. Тот факт, что суд счел сотрудников правоохранительных органов социальной группой, защищаемой ст. 282 УК, сам по себе не противоречит ее формулировке. Таким образом, ЕСПЧ установил, что вмешательство можно считать основанным на законе. Суд удовлетворило и объяснение, что это вмешательство преследовало законную цель – защиту «репутации или прав других«, а именно сотрудников российских правоохранительных органов.

Основной вопрос при рассмотрении жалобы состоял в том, было ли вмешательство в свободу Терентьева необходимо в демократическом обществе. ЕСПЧ отметил, что комментарий действительно содержал грубые выражения, в том числе вульгарные, унизительные, бранные характеристики милиционеров, и автор выразил желание видеть церемонию физического уничтожения «неверных ментов».

Как заметил Страсбургский суд, употребление оскорбительной лексики может не защищаться Конвенцией, если речь идет о беспричинном поношении кого-либо; однако вульгарная фразеология может использоваться и для усиления высказывания.

В случае Терентьева российские судебные инстанции пришли к выводу, что его высказывания были не просто оскорбительными или порочащими честь и достоинство, но возбуждали вражду.

Однако, чтобы отличить оскорбительные и агрессивные высказывания, защищаемые ст. 10 Конвенции, от не защищаемых ею, следует внимательно изучать их контекст, подчеркнул ЕСПЧ. Комментарий Терентьева был сделан в ходе дискуссии, вызванной пресс-релизом правозащитников об обыске, который прошел в редакции газеты, поддерживавшей оппозиционного кандидата на выборах.

Иными словами, отмечает ЕСПЧ, дискуссия касалась предполагаемой роли милиции в подавлении политической оппозиции в период избирательной кампании.

Таким образом, она затрагивала общественный интерес, – а в этой сфере ограничение свободы выражения мнений подлежит узкому толкованию, тем более в предвыборный период, когда все мнения и виды информации должны распространяться свободно.

Комментарий Терентьева показывал его эмоциональное неприятие того, что он считал злоупотреблением полномочиями, и выражал скептическое мнение о моральных и этических стандартах сотрудников милиции. ЕСПЧ считает, таким образом, что часть его комментария можно считать резкой критикой состояния российских правоохранительных органов и системы отбора сотрудников в них.

Что касается высказывания о церемонии сжигания милиционеров, то Страсбургский суд не согласился с Сыктывкарским, охарактеризовавшим его как призыв к физическому уничтожению милиции рядовыми гражданами.

По мнению ЕСПЧ, речь идет о провокационной метафоре, подтверждавшей желание Терентьева увидеть милицию очищенной от коррумпированных и злоупотребляющих полномочиями сотрудников («неверных ментов»).

ЕСПЧ подчеркнул, что не одобряет использованные Терентьевым выражения, в особенности упоминание Освенцима, которое может быть оскорбительным для жертв Холокоста. Однако защита их прав российскими судами в приговоре Терентьеву не упоминалась.

Более того, комментарий не содержит намеков на оправдание деятельности нацистов, и российская сторона также не обвиняла Терентьева в этом. Кроме того, ЕСПЧ в целом полагает, что само по себе упоминание Освенцима недостаточно для вмешательства в свободу выражения мнения.

В данном случае российская сторона так и не объяснила, как именно сотрудники полиции посчитать себя пострадавшими от этого упоминания.

Говоря шире, упоминание уничтожения огнем само по себе не может считаться призывом к противоправным действиям, полагает ЕСПЧ. Помимо этого, высказывания Терентьева касались не конкретных милиционеров, но милиции как госучреждения, а пределы допустимой критики госслужащих шире, чем рядовых граждан, и тем более широки, когда речь об учреждении в целом.

Страсбургский суд также полагает, что правоохранительные органы вряд ли можно считать незащищенным меньшинством, группой, становившейся жертвой преследований и неравенства, сталкивающейся с глубоко укорененными предрассудками, враждебным отношением и дискриминацией, или уязвимой в ином отношении.

Они должны быть особенно терпимы к оскорбительным высказываниям, за исключением случаев, когда таковые с неизбежностью провоцируют противозаконные действия по отношению к сотрудникам и подвергают их риску физического насилия. В практике ЕСПЧ такие случаи фигурировали лишь в делах, касающихся вооруженных конфликтов, борьбы с терроризмом и тюремных бунтов.

В случае Терентьева нет никаких свидетельств в пользу того, что его комментарий был оставлен в напряженной общественно-политической обстановке, или в сложных, связанных с насилием, условиях в регионе, или в условиях атмосферы ненависти к милиции.

Российские же суды даже не объяснили, почему сотрудники милиции как социальная группа, выделенная по признаку общей профессиональной деятельности, нуждаются в дополнительной защите.

Что касается потенциального воздействия высказывания Терентьева, то российские суды ограничились замечанием о том, что блог Суранова был популярнее блога самого Терентьева, а комментарий в течение месяца был доступен широкому кругу читателей.

Однако вопрос о том, насколько большой была эта аудитория, не был рассмотрен. ЕСПЧ отмечает, что до момента возбуждения дела комментарий не получил широкого внимания – о нем не знали даже некоторые приятели Терентьева.

Сам автор не был известным блогером и тем более не обладал статусом влиятельного общественного деятеля, который мог бы привлечь внимание к его высказываниям.

ЕСПЧ добавил, что российские суды сконцентрировались на разборе самого высказывания и не анализировали контекст и общую направленность комментария.

Указав, что деяние Терентьева противоречило российским конституционным основам, они никак не объяснили, как именно оно угрожало общественной безопасности, и вообще не оценивали потенциальную опасность высказывания.

Таким образом, по мнению ЕСПЧ, приведенные российскими судами доводы не могут считаться относимыми к делу и достаточными для вмешательства в свободу выражения мнения.

Терентьев получил судимость, что, с точки зрения ЕСПЧ, само по себе является серьезной санкцией, и был приговорен к условному сроку, а тюремное заключение (даже условное) в случаях, касающихся вопросов общественной значимости, – мера исключительная.

С учетом изложенных выше соображений, ЕСПЧ пришел к выводу, что назначенное Терентьеву наказание не отвечало требованию насущной общественной потребности и было непропорциональным по отношению к заявленной законной цели.

Таким образом, преследование Терентьева не было необходимым в демократическом обществе.

Источник: https://www.sova-center.ru/misuse/news/counteraction/2018/08/d39919/

Еспч призвал российскую полицию к стойкости

Фото агентства городских новостей «Москва»

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) признал незаконными уголовные преследования граждан РФ за оскорбления сотрудников правоохранительных органов.

  Российским судам рекомендовали более внимательно изучать контекст высказываний в адрес полицейских. А им – проявлять терпимость.

Эксперты настаивают на корректировке постановления Верховного суда (ВС) относительно применения ст. 282 Уголовного кодекса (УК) с учетом международных рекомендаций.

Российские правозащитники давно жалуются на злоупотребления в применении ст. 282 УК – «возбуждение ненависти и вражды к социальной группе». Причем часто именно правоохранители обижаются на критику в свой адрес, а потом сами же и возбуждают за это уголовные дела.

«Пользуясь расплывчатостью статьи, сотрудники силовых структур сводят счеты с активистами, которые критикуют или пишут о них какие-то обидные вещи», – пояснил адвокат Сергей Савченко. Он считает, что ВС пора разработать жесткие критерии применения судами этой нормы.

Тем более что эту практику уже признал сомнительной и ЕСПЧ в постановлении по делу «Терентьев против России». Напомним, что блогера Савву Терентьева еще в 2008 году осудили за резкое высказывание по поводу «неверных ментов» и ожидающего их наказания.

Власти РФ в своих возражениях настаивали: мера оправдана, поскольку она направлена на защиту репутации российской полиции. Однако ЕСПЧ пришел к иным выводам, опять обвинив Россию в нарушении права на свободу выражения мнения, предусмотренного ст.

10 Европейской конвенции.

Выражать свое мнение можно не только безобидными или нейтральными фразами, но и теми, что носят оскорбительный, шокирующий или вызывающий характер, отметили в ЕСПЧ.

«Таковы требования плюрализма, терпимости и широты взглядов, без которых не существует демократического общества», – сказано в постановлении.

И комментарий Терентьева в ЕСПЧ восприняли как провокационную метафору, которая «носила характер спонтанной эмоциональной реакции и не представляла реальной опасности для общества».

В постановлении ЕСПЧ говорится: «Не каждое замечание, воспринимаемое как оскорбительное отдельными лицами или их группами, оправдывает уголовную ответственность в виде лишения свободы.

Только тщательное изучение контекста подобных высказываний поможет провести различие между шокирующими и оскорбительными высказываниями».

Также в Страсбурге рекомендовали госслужащим проявлять больше толерантности к оскорблениям, если те не провоцируют противоправных действий в их адрес и не подвергают опасности физического насилия.

«Критику полиции (как и любых других групп), пусть даже в жесткой и грубой форме, нельзя квалифицировать как уголовное деяние. Но это позиция ЕСПЧ. К сожалению, в российской судебной практике в такие тонкости не вдаются, – заявил «НГ» управляющий партнер коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры» Владимир Старинский.

Читайте также:  Если жена запрещает и не дает видеться с ребенком после развода, как решить проблему и куда обращаться

Управляющий партнер юридической компании BMS Law Firm Алим Бишенов подтвердил, что в России сегодня формальный подход к возбуждению дел по ст.

282 УК: «Это, допустим, подтверждает недавнее уголовное преследование феминистки из Омска, которую обвинили в разжигании ненависти к мужчинам. Она же утверждает, что просто дурачилась». Как считает Бишенов, судам стоит прислушаться к позиции ЕСПЧ.

«Сейчас судебная позиция такая: если есть обиженный и он обиделся – есть и основание для возбуждения дела», – пояснил эксперт.

По словам юриста московского офиса «Ильяшев и партнеры» Максимилиана Гришина, есть претензии и к экспертизе, которая показывает противоположные результаты по одному делу. Так было и в случае Терентьева: одни эксперты признали его высказывание допустимыми, другие увидели в них скрытую угрозу. При этом, подчеркнул он, решение ЕСПЧ не находится в коллизии с действующим законодательством РФ.

Руководитель Ассоциации защиты бизнеса Александр Хуруджи убежден, что защита отдельных групп (полицейских, военных, судей) соответствует интересам любого государства, так как угроза их работе – это угроза ему самому.

По словам адвоката АБ «Деловой фарватер» Михаила Филиппова, вроде бы привлечение к ответственности за такие деяния с перспективой наказания до шести лет и кажется избыточным. Филиппов также напомнил, что ст.

282 УК не предусматривает различий между разными социальными группами, а значит, по оскорблениям и в адрес иных ЕСПЧ должен будет выносить подобные решения.

«Необходимо обратить внимание, что в странах Европы, а также США существует уголовная ответственность по схожим составам, причем в некоторых случаях и более серьезная. Это дает пищу для размышлений об объективности решений ЕСПЧ», – заявил эксперт.   

Источник: http://www.ng.ru/politics/2018-09-06/1_3_7305_espch.html

Еспч признал, что россия нарушила права нижегородского правозащитника дмитриевского

3 октября Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) признал, что Российская Федерация нарушила права нижегородского правозащитника Станислава Дмитриевского. Об этом сообщает Комитет по противодействию пыткам.

Как сообщил накануне сам господин Дмитриевский, рассмотрения своей жалобы в Страсбургском суде он ждал 11 лет. Очевидно, что о решении ЕСПЧ он узнает, находясь под административным арестом.

Как сообщает Комитет по противодействию пыток, Страсбургский суд установил, что Российская Федерация нарушила право Дмитриевского на свободу выражения мнения, в связи с чем присудил ему в качестве компенсации морального вреда 10 000 евро.

Юрист Комитета против пыток Ольга Садовская, представлявшая интересы заявителя в Европейском суде, полагает, что сегодняшнее решение может стать основанием для пересмотра уголовного дела в отношении Дмитриевского об на национальном уровне.

В сообщении поясняется, что жалоба Станислава Дмитриевского касалась приговора в отношении него по статье 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства) за публикацию в газете «Право-защита», редактором которой он являлся, заявлений Аслана Масхадова и Ахмеда Закаева. В обоих заявлениях содержалась критика российских властей в связи с длящимся военным конфликтом в Чеченской Республике. Тексты были признаны экстремистскими, и за их публикацию Дмитриевскому было назначено три года лишения свободы условно.  

Заявитель и его представитель настаивали на том, что приговор Станиславу Дмитриевскому нарушает его свободу слова, предусмотренную статьей 10 Европейской Конвенции, с чем сегодня полностью согласился ЕСПЧ.

Источник указывает, что вопрос о возбуждении уголовного дела в отношении Станислава Дмитриевского решался на уровне прокурора Нижегородской области Владимира Демидова, а основанием для этого послужило заключение заведующей кафедры мировой политики и международного права Нижегородского государственного университета Ольги Хохлышевой, содержащее, по мнению заявителя,  оскорбительные и дискриминационные характеристики. 

Кроме того, при анализе дела было обнаружено, что подписанный судьей Бондаренко протокол судебного заседания не соответствовал происходившему в зале судебного заседания в реальности и, таким образом, в основу обвинения были положены заявления в искаженном виде.

В сегодняшнем постановлении ЕСПЧ уделил особое внимание статусу заявителя, характеру опубликованных им статей и их формулировке, контексту, в котором они были опубликованы, а также подходу российских судов к обоснованию вмешательства.

Суд заключил, что высказанные в статьях мнения не могут рассматриваться как подстрекательство к насилию, равно как и не могут быть истолкованы в качестве призывов к ненависти или нетерпимости, которые могут спровоцировать какие-либо насильственные действия.

Суд не увидел в оспариваемых текстах ничего, кроме критики российского правительства и его действий в Чеченской Республике, которая не выходит за допустимые пределы.

Суд также отметил, что решения национальных судов по делу господина Дмитриевского не были обоснованными: суды не только не представили соответствующих и достаточных аргументов для обвинительного приговора заявителю, но к тому же отклонили все доводы в защиту заявителя как «неприемлемые с юридической точки зрения», заявив, что это была его «попытка защитить себя от наказания». Таким образом, Суд пришел к выводу о том, что заявитель был лишен процессуальной защиты, которой он имел право пользоваться согласно статье 10 Конвенции.

Кроме того, Суд отметил, что осуждение заявителя и примененная к нему суровая санкция могли оказать негативное воздействие на свободу выражения мнений журналистов в России и помешать прессе открыто обсуждать вопросы, представляющие общественный интерес, в частности событий, касающихся конфликта в Чеченской Республике.

«Важно, что приговор Дмитриевскому был одним из первых (а возможно и первым) такого рода. И это стало началом этапа наступления на свободу слова и выражения мнения в России, – цитирует Комитет по противодействию пыткам госпожу Садовскую.

– Я надеюсь, что сформированная в результате рассмотрения этого дела позиция суда найдет своей развитие и в других решениях по жалобам о необоснованном применении статьи 282 в отношении публикаций, являющихся исключительно реализацией права на свободу слова и ничем иным».

Источник: https://koza.press/news/3747

Еспч защитил права журналистов на справедливый суд и свободу выражения мнения

14.02.2018

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вчера защитил права российского и украинского журналистов.

Изъятие таможенниками данных ноутбука фотографа Юрия Иващенко при переходе границы с Абхазией признано нарушением права на уважение частной жизни и корреспонденции, а арест киевского репортера Максима Буткевича при освещении акции антиглобалистов на саммите G8 в Санкт-Петербурге — нарушением права на личную неприкосновенность и свободу выражения мнений. РФ должна выплатить заявителям €13,7 тыс.

Фотокорреспондент агентства Photographer.ru Юрий Иващенко в августе 2009 года возвращался из Абхазии, где готовил материал «о жизни непризнанной республики». Таможенники опросили заявителя о его «профессиональной деятельности и политических взглядах» и провели досмотр данных его ноутбука и флеш-карты.

Обнаружив там электронную папку, озаглавленную «Экстремизм» (в ней хранилась статья из журнала «Русский репортер» с его фотографиями, посвященная законодательству о противодействии экстремизму), скопировали и перевели на DVD-диски все 34 папки, в том числе с личной перепиской.

Суды РФ признали, что Таможенный кодекс требует представлять «все товары» для проверки, и сочли «экспертизой товара» проверку электронных данных ноутбука «в соответствии с указом президента о борьбе с экстремизмом».

При этом никаких обвинений в экстремизме или распространении экстремистских материалов владельцу ноутбука предъявлено не было.

Журналист пожаловался в ЕСПЧ на несоответствие таких действий Конституции и прецедентам ЕСПЧ, касающихся изъятия печатных материалов и электронных устройств, которое «отрицательно сказывается на содержании профессиональной тайны». ЕСПЧ указал, что суды РФ «не провели оценки законности и пропорциональности вмешательства в права заявителя», а «электронные данные на ноутбуке заявителя не были товарами» в соответствии с Гражданским или Таможенным кодексами.

Власти РФ ссылались на инструкцию, по которой такая проверка может быть проведена в случае предположения о незаконном ввозе товаров, а также предъявили статистику, согласно которой проверка на наличие экстремистских или запрещенных материалов в электронной форме «применялась редко» (к материалам «Свидетелей Иеговы», саентологии или содержащим нацистскую символику).

ЕСПЧ отметил, что оспоренный случай нельзя сравнивать с досмотром пассажиров в аэропорту или на вокзале, поскольку проверка не касалась вопросов безопасности, и столь широкие полномочия исполнительной власти нельзя считать адекватными и гарантирующими «защиту от произвольного вмешательства». При этом ЕСПЧ счел, что действия таможни напрямую не были связаны с профессиональным статусом журналиста. За необоснованное вмешательство в частную жизнь РФ должна выплатить заявителю €4,7 тыс. компенсации морального вреда и судебных издержек.

Противоречащими конвенции ЕСПЧ, по сути, признал нормы российского законодательства, регламентирующие подобные процедуры досмотра, и подход российских судов, признающих их законными лишь по формальным признакам, отмечает глава Центра защиты прав СМИ Галина Арапова. Отметим, что ЕСПЧ, установив нарушение ст. 8, не стал рассматривать дело Иващенко с точки зрения нарушения свободы СМИ (ст. 10).

Это не означает, что ЕСПЧ признал отсутствие такого нарушения, считает эксперт. «Произвольное изъятие файлов с ноутбука журналиста ставит под угрозу не только частную жизнь и конфиденциальность личной переписки, но и безопасность профессиональной информации журналиста, в том числе конфиденциальность источников информации, которые защищает ст. 10 конвенции»,— сказала госпожа Арапова.

Нарушения сразу трех положений конвенции — ст. 5 (право на свободу и личную неприкосновенность), ст. 6 (право на справедливое судебное разбирательство) и ст.

 10 (свобода выражения мнения) ЕСПЧ признал в деле киевского репортера Максима Буткевича.

Он был арестован на трое суток за освещение акции антиглобалистов на саммите G8 в Петербурге, а после того как апелляционная инстанция сократила ему срок до двух суток, выпущен на свободу с шестичасовым опозданием.

ЕСПЧ напомнил, что, в соответствии с законодательством РФ, административный арест должен быть оправдан «исключительными обстоятельствами» и, хотя заявитель не носил специальную одежду или знаки отличия во время акции, это не повод для ареста.

В решении ЕСПЧ ссылается, в частности, на мнение Центра защиты прав СМИ о том, что официальное подтверждение статуса журналистов (функции которых сегодня выполняют и блогеры, и гражданские активисты) несовместимо с правом на свободу выражения мнений. «Схемы аккредитации должны быть конкретными, справедливыми и разумными, а их применение должно быть прозрачным»,— говорится в решении ЕСПЧ.

Власти РФ должны выплатить заявителю €9 тыс. Минюст заявил, что изучит постановления ЕСПЧ и примет решение относительно обжалования в установленные сроки.

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург

Источник: https://www.arsvest.ru/rubr/2/47339

Ссылка на основную публикацию