Вс решал, пускать ли к осуждённому защитника с мобильным

Верховный Суд РФ разрешил адвокатам (защитникам) при свиданиях с осужденным использовать технические средства связи

Решение Верховного Суда РФ от 10.11.2017 N АКПИ17-867

Согласно пункту 77 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных Приказом Минюста России от 16 декабря 2016 г.

N 295 (далее — Правила), лица, прибывшие на свидание с осужденными, после разъяснения им администрацией исправительного учреждения (ИУ) порядка проведения свидания сдают запрещенные к использованию в ИУ вещи, деньги и ценности на хранение до окончания свидания младшему инспектору по проведению свиданий под роспись в специальном журнале.

После чего одежда и вещи граждан, прибывших на свидание, подлежат досмотру. В случае обнаружения запрещенных вещей администрация ИУ принимает меры в соответствии с требованиями законодательства РФ и названных Правил.

Верховный Суд РФ, в частности, указал следующее.

Пункт 77 Правил предписывает лицам, прибывшим на свидание с осужденными, сдать запрещенные к использованию в ИУ вещи, деньги и ценности на хранение.

К таким предметам пункт 17 приложения N 1 к Правилам, в частности, относит: фотоаппараты, видео-, аудиотехнику, электронные носители и накопители информации, средства мобильной связи и коммуникации либо комплектующие к ним, обеспечивающие их работу.

Правила обязательны для персонала исправительных учреждений, содержащихся в них осужденных, а также иных лиц, посещающих эти учреждения, и не делают исключений относительно свиданий осужденных с адвокатами.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, неопределенность содержания правовой нормы препятствует ее единообразному пониманию, ослабляет гарантии защиты конституционных прав и свобод, а нарушения требования определенности правовой нормы, влекущего ее произвольное толкование правоприменителем, достаточно для признания такой нормы не соответствующей законодательству.

Согласно части 1 статьи 18 Федерального закона от 15 июля 1995 г.

N 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» защитнику запрещается проносить на территорию места содержания под стражей технические средства связи, а также технические средства (устройства), позволяющие осуществлять киносъемку, аудио- и видеозапись.

Данные ограничения обусловлены режимом содержания под стражей, обеспечивающим безопасность следственного изолятора, соблюдение прав подозреваемых и обвиняемых, исполнение ими своих обязанностей, их изоляцию, а также выполнение задач, предусмотренных УПК РФ, включая предотвращение преступлений.

Для получения юридической помощи осужденными УИК РФ предусматривает предоставление свидания с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, без ограничения их числа продолжительностью до четырех часов (часть 4 статьи 89) и не устанавливает запретов проносить на территорию исправительного учреждения технические средства связи.

В силу пункта 1 части 2 статьи 215 КАС РФ по результатам рассмотрения административного дела об оспаривании нормативного правового акта судом принимается решение об удовлетворении заявленных требований полностью или в части, если оспариваемый нормативный правовой акт полностью или в части признается не соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, и не действующим полностью или в части со дня его принятия или с иной определенной судом даты.

С учетом изложенного Верховный Суд РФ признал недействующими со дня вступления в законную силу данного решения пункт 77 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных Приказом Минюста России от 16 декабря 2016 г.

N 295, пункт 17 приложения N 1 к данным Правилам в части, допускающей распространение положений этих пунктов на пронос и использование адвокатом (защитником) при свиданиях с осужденным фотоаппаратов, видео-, аудиотехники, электронных носителей и накопителей информации, средств мобильной связи и коммуникации либо комплектующих к ним, обеспечивающих их работу.

Перейти в текст документа »

Дата публикации на сайте: 13.12.2017

Поделиться ссылкой:

Источник: http://www.Consultant.ru/law/hotdocs/51799.html/

Коммерсантъ: ВС подтвердил право матери пожизненно осужденного посещать его в колонии в качестве защитника

У защитников по сравнению с родственниками заключенных есть преимущества: неограниченное число свиданий.

Юристы и эксперты говорят, что россияне редко пользуются своим правом оказаться наравне с адвокатами

Верховный суд РФ рассмотрел жалобу Людмилы Глушковой, матери пожизненно осужденного Дмитрия Глушкова, на отказ руководства ИК-6 («Черный дельфин») в Оренбургской области пропустить ее в колонию в качестве защитника осужденного.

Дмитрий Глушков обвинялся в изнасиловании и убийстве трех человек в ЯНАО. Госпожа Глушкова использовала право, данное ст. 49 УПК: один из близких родственников или иное лицо, о котором ходатайствует обвиняемый, может войти в дело защитником. В 2011 году ее сын был осужден пожизненно и направлен в «Черный дельфин».

Мать занялась подготовкой надзорных жалоб и поехала к сыну. «В колонии удивились и сказали: у нас такое впервые, дайте нам свое удостоверение адвоката,— рассказала “Ъ” Глушкова.— А я не адвокат, я защитник, назначенный судом, тем не менее меня пустили».

У адвокатов и защитников есть преимущества перед родственниками в количестве свиданий, пояснил “Ъ” юрист правозащитного фонда «Общественный вердикт» Николай Зборошенко.

Согласно УПК, заключенному полагаются несколько коротких свиданий с родственниками по четыре часа каждое, а также трехдневные свидания раз в год.

«Адвокаты и другие лица, имеющие право оказывать юридическую помощь, могут получать неограниченное количество свиданий в год, но тоже не более четырех часов в день. При этом по закону никто не может слушать их разговор»,— пояснил “Ъ” Зборошенко.

Глушкова ездила в «Черный дельфин» в течение четырех лет. По ее словам, это были редкие поездки, так как она «пенсионер и не сильно обеспечена». Мать уверяет, что говорила с сыном только об уголовном деле. «А в 2015 году меня не пустили в колонию как защитника, заявив, что у меня нет оснований»,— говорит Глушкова.

Октябрьский районный суд Белгорода, где рассматривался ее иск на отказ руководства ИК-6, подтвердил статус защитника, но областной суд встал на сторону колонии, указав, что у матери нет высшего юридического образования и статуса адвоката.

В Верховном суде РФ Глушкова напомнила, что надзорную инстанцию — подачу жалоб после вступления приговора в силу — никто не отменял, а значит, ее полномочия как защитника, данные судом, все еще в силе. «С процессуальными ошибками в материалах уголовного дела хватит работы на весь срок осуждения»,— заявила мать.

Ответчики направили в суд отзыв, что работа защитника закончилась со вступлением приговора в силу.

В итоге Верховный суд РФ признал доводы Глушковой и отменил решение об отказе в допуске в колонию, направив дело на новое рассмотрение.

В 2010 году при похожих обстоятельствах защитник пожаловался на ИК-10 в Мордовии: ему отказали в свидании из-за отсутствия адвокатского статуса. И первая инстанция, и коллегия Верховного суда Мордовии встали на его сторону.

В постановлении Конституционного суда РФ от 26 декабря 2003 года №20-П говорится: «Конституция РФ определяет начальный, но не конечный момент осуществления обвиняемым права на помощь адвоката (защитника), данное право должно обеспечиваться ему на всех стадиях уголовного процесса, в том числе при производстве в надзорной инстанции».

Опрошенные “Ъ” правозащитники говорят, что случаи, когда родственники становятся защитниками в делах, очень редки. «Даже странно, что мы такого не встречали в практике.

Видимо, есть какие-то ограничения»,— пояснил “Ъ” председатель общественного движения «За права человека» Лев Пономарев.

Он отметил, что статус защитника с правом свиданий может быть востребован в первую очередь гражданскими женами, которым свидание не полагается из-за отсутствия свидетельства о браке.

С другой стороны, добавил господин Пономарев, в последнее время люди, не обладающие статусом адвоката, получают право на свидания с осужденными благодаря «механизму ЕСПЧ». «Надо, чтобы осужденный подписал доверенность на представление его интересов в Европейском суде по правам человека»,— рассказал “Ъ” Николай Зборошенко.

Источник:

Источник: https://zekovnet.ru/kommersant-vs-podtverdil-pravo-materi-pozhiznenno-osuzhdennogo-poseshhat-ego-v-kolonii-v-kachestve-zashhitnika/

Верховный Суд РФ признал право адвокатов на пронос и использование в исправительных учреждениях при свиданиях с осужденными фотоаппаратов, видео- и аудиотехники

 Решение Верховного Суда РФ от 07.02.2012 N ГКПИ11-2095

Со дня вступления Решения ВС РФ в законную силу признаны недействующими пункты 76, 80 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных приказом Минюста РФ от 3 ноября 2005 года N 205, пункт 18 приложения N 1 к ним в части, допускающей распространение положений этих пунктов на пронос и использование в исправительных учреждениях адвокатом (защитником) при свиданиях с осужденными фотоаппаратов, видео- и аудиотехники. ВС РФ, в частности, отметил, что ограничения, установленные пунктами 76 и 80 Правил, в равной мере распространяются на всех лиц, прибывших на свидание, в том числе на адвокатов, что, по существу, означает лишение осужденного конституционного права на получение в полном объеме квалифицированной юридической помощи, а адвоката (защитника) — возможности надлежащим образом выполнить свои профессиональные и процессуальные обязанности, если отсутствие при свидании соответствующих предметов и технических средств, использование которых при осуществлении адвокатской деятельности не запрещено законом, препятствует получению необходимых для защиты документов и сведений.

Ограничения и запреты на пронос адвокатом (защитником) в УИ предметов и вещей для использования при свидании с осужденными в целях оказания им квалифицированной юридической помощи могут быть введены только федеральным законом, а не ведомственным нормативным правовым актом.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Именем Российской Федерации РЕШЕНИЕ

от 7 февраля 2012 г. N ГКПИ11-2095

Верховный Суд Российской Федерации в составе: судьи Верховного Суда Российской Федерации Емышевой В.А., при секретаре К.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению М.С. о признании частично недействующими пунктов 76, 80 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 3 ноября 2005 г. N 205, пункта 18 приложения N 1 к ним,

установил:

приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 3 ноября 2005 г. N 205 утверждены Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений (далее — Правила). Приказ согласован с заместителем Генерального прокурора Российской Федерации, зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 14 ноября 2005 г.

N 7161 и официально опубликован в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти 21 ноября 2005 г. N 47.

В соответствии с пунктом 76 Правил лица, прибывшие на свидание с осужденными, после разъяснения им администрацией исправительного учреждения (далее — ИУ) порядка проведения свидания сдают запрещенные вещи на хранение до окончания свидания младшему инспектору по проведению свиданий под расписку.

Пунктом 80 Правил установлено, что пронос каких-либо продуктов или вещей лицами, прибывшими на свидание с осужденными, в комнаты краткосрочных свиданий не допускается. На длительные свидания разрешается проносить продукты питания (за исключением винно-водочных изделий и пива). М.С.

обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании пунктов 76, 80 Правил недействующими в части, препятствующей использование адвокатом (защитником) во время свидания с осужденным диктофона, фото- и видеоаппаратуры, не запрещенных законом и необходимых для оказания квалифицированной помощи.

Как утверждает заявитель, запрет адвокатам проносить в комнату свиданий диктофон и фото- и видеоаппаратуру означает лишение подзащитного конституционного права на получение в полном объеме квалифицированной юридической помощи, а адвоката (защитника) — возможности надлежащим образом выполнить свои профессиональные и процессуальные обязанности.

Ограничения и запреты на пронос адвокатом в ИУ предметов и вещей для использования при свидании с осужденным в целях оказания им квалифицированной юридической помощи могут быть введены только федеральным законом, а не ведомственным нормативным правовым актом. М.С. о дне слушания дела извещен надлежащим образом. Ш. и О., представляющие интересы М.С.

, поддержали заявленные требования, просили дополнительно признать частично недействующим пункт 18 приложения N 1 к Правилам по изложенным в заявлении основаниям. Представители Министерства юстиции Российской Федерации К.И., М.П.

заявление считают необоснованным и не подлежащим удовлетворению, ссылаясь на то, что Правила в оспариваемой части соответствуют действующему законодательству Российской Федерации и прав заявителя не нарушают. Представитель Генеральной прокуратуры Российской Федерации Попков С.М. также считает заявленные требования необоснованными и не подлежащими удовлетворению, т.к.

наличие диктофона и фотоаппарата у адвоката не связано напрямую с качеством оказания юридической помощи; пронос на режимную территорию диктофона и фотоаппарата считает нецелесообразным ввиду того, что отнесенные к средствам связи мобильные телефоны, наличие которых у адвоката при посещении им исправительного учреждения не запрещено, в подавляющем большинстве оснащены функциями диктофона, видео-, фотокамеры. Заслушав объяснения представителей лиц, участвующих в деле, изучив материалы дела, суд находит заявление подлежащим удовлетворению по следующим основаниям. Согласно части 1 статьи 82 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации режим в исправительных учреждениях — установленный законом и соответствующими закону нормативными правовыми актами порядок исполнения и отбывания лишения свободы, обеспечивающий охрану и изоляцию осужденных, постоянный надзор за ними, исполнение возложенных на них обязанностей, реализацию их прав и законных интересов, личную безопасность осужденных и персонала, раздельное содержание разных категорий осужденных, различные условия содержания в зависимости от вида исправительного учреждения, назначенного судом, изменение условий отбывания наказания. В силу части 3 статьи 82 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации в исправительных учреждениях действуют Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений, утверждаемые Министерством юстиции Российской Федерации по согласованию с Генеральной прокуратурой Российской Федерации. В соответствии с предоставленными полномочиями приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 3 ноября 2005 г. N 205 утверждены Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений, регламентирующие и конкретизирующие соответствующие вопросы деятельности исправительных учреждений, в том числе порядок предоставления осужденным свиданий. Правила, как указано в пункте 2, обязательны для персонала исправительных учреждений, содержащихся в них осужденных, а также иных лиц, посещающих эти учреждения. Оспариваемые заявителем положения обязывают лиц, прибывших на свидание с осужденными, сдавать запрещенные вещи на хранение (пункт 76), запрещают пронос каких-либо продуктов или вещей лицами, прибывшими на свидание с осужденными в комнаты краткосрочных свиданий (пункт 80). Приложением N 1 к Правилам установлен перечень вещей и предметов, продуктов питания, которые осужденным запрещается иметь при себе, получать в посылках, передачах, бандеролях либо приобретать (далее — Перечень), в т.ч. фотоаппараты, фотоматериалы, химикаты, кинокамеры, видео-, аудиотехнику (кроме телевизионных приемников, радиоприемников), средства связи и комплектующие к ним, обеспечивающие работу (пункт 18). Запрещенными в соответствии с пунктом 5 Правил являются вещи, включенные в этот Перечень. Как следует из статьи 89 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, законодатель, предусматривая предоставление свиданий осужденным к лишению свободы, различает, с одной стороны, свидания, которые предоставляются им в целях сохранения социально-полезных связей с родственниками и иными лицами, и с другой — свидания с адвокатами и иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, в целях реализации осужденными конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи, устанавливая различные условия и порядок реализации данного права в зависимости от вида свидания. Конституционный Суд Российской Федерации, анализируя в постановлении от 25 октября 2001 г. N 14-П правовой режим свиданий с адвокатом и основываясь на положениях статей 48 (часть 2), 71 (пункты «в», «о») и 76 (часть 1) Конституции Российской Федерации в их взаимосвязи, пришел к выводу о том, что федеральный законодатель при регулировании права на помощь адвоката (защитника), относящегося к основным правам и свободам человека и гражданина, обязан установить в уголовно-процессуальном законе все важнейшие элементы данного права, включая условия и порядок его реализации. Исходя из этого, признал не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 48 (часть 2) и 55 (часть 3), положение пункта 15 части второй статьи 16 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», допускающее регулирование конституционного права на помощь адвоката (защитника) ведомственными нормативными актами, поскольку это положение — по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, — служит основанием неправомерных ограничений данного права, ставя реализацию возможности свиданий обвиняемого (подозреваемого) с адвокатом (защитником) в зависимость от наличия специального разрешения лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело. Ограничения, установленные пунктами 76 и 80 Правил, как видно из приведенных норм Правил и объяснений представителей заинтересованных лиц, в равной мере распространяются на всех лиц, прибывших на свидание, в том числе на адвокатов. В Перечень включены предметы и вещи, которые необходимы адвокату для оказания осужденным квалифицированной юридической помощи. Согласно статье 48 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи (часть 1). По смыслу приведенных конституционных норм и корреспондирующих им положений Международного пакта о гражданских и политических правах (подпункт «b» пункта 3 статьи 14), Конвенции о защите прав человека и основных свобод (подпункты «b», «c» пункта 3 статьи 6), а также конкретизирующих их норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (часть 1 статьи 16, пункт 11 части 1 статьи 53, пункт 1 части 3 статьи 86), существенным и неотъемлемым элементом права на помощь адвоката (защитника) является не только предоставление содержащемуся под стражей обвиняемому (подозреваемому) возможности непосредственного общения со своим защитником, но и возможность последнего оказать квалифицированную юридическую помощь обвиняемому (подозреваемому) всеми средствами и способами, не запрещенными законом. Федеральным законом от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (подпункты 1, 3, 6 пункта 3 статьи 6), Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации (статья 84, пункт 1 части 3 статьи 86) закреплено право адвоката (защитника) собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, фиксировать (в том числе с помощью технических средств) информацию, содержащуюся в материалах дела, получать и представлять предметы, документы и иные сведения, к которым могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации. При этом не установлено запрета на получение адвокатом (защитником) при проведении свидания с осужденным сведений, зафиксированных при помощи соответствующих технических средств в материалах фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иных носителях информации. Например, сведений об имеющихся у осужденного телесных повреждениях, информации, содержащейся в документах и записях, пояснений осужденного для последующей квалифицированной подготовки его защиты и т.п. Однако ограничения, установленные пунктами 76 и 80 Правил, в равной мере распространяются на всех лиц, прибывших на свидание, в том числе на адвокатов, что, по существу, означает лишение осужденного конституционного права на получение в полном объеме квалифицированной юридической помощи, а адвоката (защитника) — возможности надлежащим образом выполнить свои профессиональные и процессуальные обязанности, если отсутствие при свидании соответствующих предметов и технических средств, использование которых при осуществлении адвокатской деятельности не запрещено законом, препятствует получению необходимых для защиты документов и сведений. Из изложенного следует, что оспариваемые положения Правил и Перечня в части, допускающей ограничение конституционного права на помощь адвоката (защитника), не соответствуют требованиям закона и подлежат признанию недействующими. Ограничения и запреты на пронос адвокатом (защитником) в УИ предметов и вещей для использования при свидании с осужденными в целях оказания им квалифицированной юридической помощи могут быть введены только федеральным законом, а не ведомственным нормативным правовым актом. Довод представителя Министерства юстиции Российской Федерации о том, что адвокат может передать осужденному запрещенные предметы, суд считает несостоятельным. Право адвоката (защитника) пользоваться при свидании предметами и вещами, необходимыми ему для надлежащего выполнения своих профессиональных и процессуальных обязанностей, не означает, что он может передавать эти предметы и вещи подозреваемым и обвиняемым. В случае попытки такой передачи свидание досрочно прерывается, а адвокат (защитник) за допущенное нарушение может быть привлечен к ответственности, установленной федеральным законом (пункты 2, 79 Правил). Вступившим в законную силу решением Верховного Суда Российской Федерации от 15 апреля 2009 г. по делу N ГКПИ09-13 пункты 76, 80 Правил признаны недействующими в части, допускающей распространение положений этих пунктов на пронос и использование адвокатом (защитником) при свиданиях с осужденным средств связи. Между тем мобильные телефоны, отнесенные к средствам связи, наличие которых у адвоката при посещении им исправительного учреждения не запрещено, в большинстве оснащены функциями диктофона, видео-, фотокамеры. При таких обстоятельствах оспариваемые положения Правил, допускающие ограничение конституционного права на помощь адвоката, не соответствуют требованиям закона и подлежат признанию недействующими в части, допускающей распространение положений этих пунктов на пронос и использование в ИУ адвокатом при свиданиях с осужденным фотоаппаратов, видео-, аудиотехники, не запрещенных законом и необходимых для оказания квалифицированной юридической помощи.

Читайте также:  Общее или своё: кто заплатит за потоп в квартире после несогласованного ремонта

Руководствуясь статьями 194 — 199, 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации

решил:

заявление М.С. удовлетворить.

Признать недействующими со дня вступления решения в законную силу пункты 76, 80 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 3 ноября 2005 г.

N 205, пункт 18 приложения N 1 к ним в части, допускающей распространение положений этих пунктов на пронос и использование в исправительных учреждениях адвокатом (защитником) при свиданиях с осужденными фотоаппаратов, видео- и аудиотехники.

Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца после вынесения судом решения в окончательной форме.

Судья Верховного Суда Российской Федерации

В.А.ЕМЫШЕВА

Источник: http://kollegia-kamchatka.ru/news/verhovnyi-sud-rf-priznal-pravo-advokatov-na-pronos-i-ispolzovanie-v-ispravitelnyh-uchrezhdenijah-pri-svidanijah-s-osuzhdenymi-fotoaparatov-video-i-audiotehniki.html

Верховный суд разрешил допускать защитника к тяжело больным заключенным

Возможность закрывать осужденного от адвоката по медицинским показаниям давал пункт 119 порядка оказания медицинской помощи лицам, отбывающим наказания в местах лишения свободы и заключенным под стражу. Этот документ был утвержден в 2005 году двумя ведомствами — Министерством здравоохранения и социального развития и Министерством юстиции России.

Минюст предлагает усилить значимость адвокатских запросов

Согласно тому пункту, начальник тюремной больницы может закрыть двери перед адвокатом, если врач заключенного посчитает свидание вредным для здоровья. Возможно, человеку нельзя волноваться, а может, он заразен — бывает всякое. Намерения у авторов проекта вроде благие, правда есть «но».

Все-таки у адвоката тоже особая миссия. Когда человеку нужна юридическая помощь, медицина должна быть бессильна в своем праве пускать или не пускать.

Между тем, правозащитники порой жаловались, что в некоторых регионах заключенных закрывали под каким-то предлогом, точнее, мотивируя диагнозом, в тюремных больницах, и ни адвокаты, ни члены общественных наблюдательных комиссий не имели туда доступа.

Может, действительно, здоровье не позволяло заключенным видеться с кем-либо. А может, стоит прислушаться и к версии правозащитников: мол, вместо лечения на таких заключенных оказывали давление, чтобы не жаловались «куда не следует». Как бы то ни было, трое осужденных пожаловались в Верховный суд страны, оспаривая порядок оказания медицинской помощи.

Юристы пропишут правила определения адвокатских гонораров

Рассматривая дело в первой инстанции, Верховный суд признал соответствующую норму недействительной.

«Согласно статье 48 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи, а каждому задержанному, заключенному под стражу, обвиняемому в совершении преступления, — право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента, соответственно, задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения, — говорится в судебном решении. — C учетом особенностей статуса осужденного право на квалифицированную юридическую помощь гарантируется ему не только для обеспечения возможности отстаивать свои интересы в рамках уголовного процесса, но и для защиты от ущемляющих его права и законные интересы действий и решений органов и учреждений, исполняющих наказание».

Иными словами, на больничной койке осужденному может потребоваться адвокат не только для того, чтобы, скажем, обжаловать какое-то старое дело. Может, человек хочет пожаловаться на администрацию, защитить свои права, и тогда запрещать встречу с защитником нельзя ни при каком диагнозе.

Читайте также:  Евросоюз реформирует вто

Представители адвокатского сообщества приветствовали решения суда, что в общем неудивительно.

«Состоявшееся решение существенно подрывает такие волюнтаристские чиновничьи устои и провозглашает главенство и верховенство права в этом вопросе, в том числе конституционного права каждого гражданина России на квалифицированную юридическую помощь», — сказал «РГ» эксперт Федеральной палаты адвокатов России, адвокат Сергей Соловьев.

По его словам, иногда чиновники различных ведомств воспринимают и адвокатов, и лиц, нуждающихся в их помощи, «как абсолютно несамостоятельных в реализации своих конституционных прав субъектов». Данное решение Верховного суда наносит удар по такому отношению. Высокая инстанция обратила внимание, что раз федеральный закон не устанавливает медограничений, то и ведомственные инструкции не должны этого делать.

Источник: https://rg.ru/2014/08/27/advokat.html

Решение ВС о недопустимости запрета защитникам проносить технику на свидания с осужденными

?irwi99 (irwi99) wrote,
2018-03-05 15:21:00irwi99
irwi99
2018-03-05 15:21:00Вступило в силу решение ВС о недопустимости запрета защитникам проносить технику на свидания с осужденными
Апелляционная коллегия Верховного Суда подтвердила ранее вынесенное решение о признании частично недействительными положений Приказа Минюста «Об утверждении Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений»

Адвокат Валерий Шухардин, подававший административный иск, пояснил, что теперь все адвокаты и защитники, не имеющие этого статуса, смогут посещать осужденных в исправительных учреждениях для оказания правовой помощи с использованием мобильных телефонов, диктофонов, фотоаппаратов, компьютеров и других необходимых им технических средств.

6 февраля Апелляционная коллегия Верховного Суда РФ подтвердила ранее вынесенное решение о признании частично недействительными положений Приказа Минюста России от 16 декабря 2016 г. № 295 «Об утверждении Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений».

Как уже писала «АГ», адвокат Валерий Шухардин обратился к ведомству с административным иском, в котором поставил под сомнение правомерность п. 77 разд. XIV Правил, регламентирующего порядок предоставления осужденным свиданий, а также п.

17 Приложения № 1 к Правилам, устанавливающего перечень запрещенных для осужденных предметов.

Защитник оспаривал документ в части, допускающей распространение положений этих пунктов на пронос и использование адвокатом (защитником) при свиданиях с осужденным мобильных средств связи, фотоаппаратов, видео- и аудиотехники.

Адвокат мотивировал свое обращение в Верховный Суд тем, что в течение только 2017 г.

он несколько раз столкнулся с тем, что сотрудники колоний ставили перед ним не предусмотренные УИК РФ дополнительные условия для свидания с осужденными и оказания им квалифицированной юридической помощи, а именно – сдать на временное хранение мобильный телефон, фотоаппарат и диктофон.

Валерий Шухардин просил признать оспариваемые положения недействующими со дня издания приказа, то есть с 7 января 2017 г. Также адвокат напомнил, что подобные расхождения права и его применения Верховный Суд рассматривал по существу в 2009 и 2012 гг.

, когда предметом рассмотрения были аналогичные нормы ранее действовавших Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных Приказом Минюста России от 3 ноября 2005 г. № 205. А в 2012 г. решение принимала также и Апелляционная коллегия ВС РФ. Но, как заметил адвокат, Минюст, приняв новый приказ, так и не внес изменения в него.

В ходе рассмотрения иска адвокат Сергей Андропов, представлявший интересы Валерия Шухардина, отмечал, что Минюст согласен с позицией истца в той части, где сказано, что адвокат имеет право проносить на территорию исправительных учреждений для свиданий с осужденными мобильные средства связи, фотоаппараты, диктофоны и прочую технику.

Однако он указал, что на практике сотрудники исправительных учреждений регулярно препятствуют адвокатам в проносе технических средств, ссылаясь на отсутствие в приказе прямого указания, которым они должны руководствоваться в своей работе.

По итогам рассмотрения дела Верховный Суд подтвердил, что оспариваемые положения Приказа не соответствуют ни международному законодательству, ни нормам УПК РФ, ни Закону об адвокатской деятельности.

Своим решением он частично удовлетворил требования Валерия Шухардина, признав недействующими оспариваемые положения Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений в части, допускающей их распространение на пронос и использование адвокатом (защитником) при свиданиях с осужденным мобильных средств связи, фотоаппаратов, видео- и аудиотехники. Однако при этом Суд не стал возлагать на Минюст обязанность принять новый нормативный правовой акт о внесении изменений в Правила.Адвокат Валерий Шухардин отметил, что теперь все адвокаты и защитники, не имеющие статуса адвоката, могут посещать осужденных в исправительных учреждениях для оказания правовой помощи с использованием мобильных телефонов, диктофонов, фотоаппаратов, компьютеров и других необходимых им технических средств.

Корр. «АГ»

https://www.advgazeta.ru/novosti/vstupilo-v-silu-reshenie-vs-o-nedopustimosti-zapreta-zashchitnikam-pronosit-tekhniku-na-svidaniya-s-osuzhdennimi/

Источник: https://irwi99.livejournal.com/2144102.html

Вс решал, пускать ли к осуждённому защитника с мобильным

В уголовном деле может участвовать не только адвокат со статусом, но и другие защитники, которых допускает суд. Один из них продолжил консультировать человека, который уже был приговорен и отбывал наказание. Но юристу отказали в конфиденциальных встречах и запретили проносить мобильный телефон. Юрист обжаловал действия администрации исправительных учреждений и дошел до ВС.

Верховный суд решал, может ли защитник-неадвокат видеться с осуждённым конфиденциально и с использованием средств связи. Иск подал юрист без статуса Владимир Шмидт, чей подопечный Константин Борисов проходил лечение в Краевой туберкулезной больнице № 1 и Лечебном исправительном учреждении № 37 Красноярского края.

Шмидта пускали к осуждённому, но отказывали во встречах наедине и с мобильным телефоном. «Такое право имеют только адвокаты», – объясняли свое решение начальники учреждений. Шмидт обжаловал отказ, но Мосгорсуд подтвердил правоту ФСИН.

К юристу прислушались в Верховном суде, чье заседание состоялось сегодня, 29 июля 2018 года.

Новости КС разъяснил, когда суд может не пустить в дело защитника-неадвоката

«Мой процессуальный статус определен в 2016 году, когда протокольным определением суд допустил меня к защите», – заявил Шмидт.

По его словам, судебный акт подтвердил вину подзащитного, но Борисов и дальше может защищать свои права – например, оспаривать приговор в кассационном порядке по новым или вновь открывшимся обстоятельствам.

Шмидт подчеркнул, что администрация исправительных учреждений нарушает закон и здесь Борисову тоже требуется юридическая помощь. «Мой процессуальный статус будет утрачен, как только Борисов освободится», – заявил юрист.

Право осуждённого на защиту не нарушалось, заявила представитель ГУФСИН по Красноярскому краю Инна Гольдшмидт. «Административный истец упустил существенный момент – у Борисова все это время был адвокат с ордером, который тоже с ним виделся», – объяснила Гольдшмидт.

– В суде тоже он был, – заметили на это в коллегии. – А если бы у Шмидта был статус адвоката, ему разрешили бы [конфиденциальные встречи с использованием мобильного телефона]?

– Безусловно, – ответила Гольдшмидт и напомнила, что свидания со Шмидтом разрешались до четырех часов в день без ограничения количества.

По мнению Степана Орехова, её коллеги, оппонент подменяет понятия Уголовно-процессуального кодекса и Уголовно-исполнительного. Согласно ст. 49 УПК, защитник работает с подозреваемыми и обвиняемыми. Но эта статья перестаёт действовать, когда суд уже вынес приговор, излагал Орехов.

В отношении осуждённых применяется другая норма – ч. 4 ст. 89 УИК. Она разрешает неограниченные свидания со всеми защитниками, но право на конфиденциальные встречи предусматривает лишь с адвокатом.

Кроме того, Шмидт попросил свидания через шесть месяцев после того, как приговор Борисова вступил в силу, отметил Орехов.

Но это не убедило коллегию Верховного суда, которая решила направить дело на пересмотр. 

Источник: http://urkat.ru/vs-reshal-pyskat-li-k-osyjdennomy-zashitnika-s-mobilnym/

В онк все чаще обращаются адвокаты, которых не пустили к осужденным

Все чаще в Кировской области в ОНК обращаются адвокаты, которые рассказывают о том, что им не дают встречаться с осужденными. Бывают разные ситуации. Чаще всего встречаются две:

  1. Администрация колонии просто не подписывает адвокату разрешение на встречу и игнорирует его
  2. Адвокату говорят, что осужденный, якобы не хочет с ним встречаться, хотя, как потом оказывается, осужденному даже не сообщали о приезде адвоката.   

Если в первом случае адвокат легко обжалует действия начальника колонии, то во втором случае сделать это сложнее, так как, он может подумать, что осужденного забили и запугали, в результате чего заключенный и правда мог отказаться от встречи. Чаще всего, оказывается так, что осужденному не сообщают о приезде адвоката и ограничивают доступ к телефону (например, сажают в ШИЗО или в ПКТ).

Когда в ОНК поступает информация о том, что адвоката не пустили к осужденному под предлогом того, что тот не хочет с ним видеться, лично я стараюсь всегда выезжать в колонию, чтобы узнать причину.

Например, был случай в ИК-1 (п. Котчиха, находится на стыке Омутнинского и Верхнекамского районов). Напомню, что ИК-1 хорошо известна благодаря видеообращению одного из осужденных, который рассказал об избиении его сотрудниками колонии. 

Дело в ИК-1 было так: адвокат приезжает на встречу, начальник колонии ее согласует, а потом адвокату говорят, что осужденный отказался с ним встречаться. Адвокат обратился в ОНК, я и член ОНК Сергей Медведев выехали в колонию. Встретились с осужденным, выяснилось, что ему даже не сообщали о приезде адвоката.

Но самое абсурдное то, что, когда я составил акт и отправил его в УФСИН России по Кировской области, там заявили, что якобы адвокат сам отказался встречаться с осужденным. Цинизму нет предела. Заявить, что адвокат, проехавший 220 км, получивший разрешение на встречу, потом отказался от нее – это верх абсурда.

Разумеется, мы никогда не ездим в колонии ради встречи с одним осужденным. Помимо этого, мы провели личный прием более 20 человек, которых интересовали самые разные вопросы: от «Как помочь жителям Донбасса» до неверно начисленной заработной платы и не предоставления администрациями муниципалитетов жилья сиротам.

Еще интересный случай был в ИК-6, адвокату даже вынесли якобы написанное осужденным заявление об отказе от встречи. Адвоката насторожило то, что осужденный вряд ли бы стал писать заявление красной ручкой (в криминальном мире не принято использовать красный).

Попросил нас проверить, правда ли осужденный подписал отказ от встречи и, если это не так, то попросить осужденного подписать договор об оказании услуг (деньги по договору с осужденного не требовались).

Для того, чтобы осужденный не подумал, что ему навязывают подставного адвоката, адвокат написал небольшой текст, который я показал осужденному специально в присутствии сотрудников колонии (чтобы меня никто не мог упрекнуть в передаче незаконной корреспонденции, хотя у членов ОНК есть право общаться с заключенными наедине, без присутствия сотрудников колонии). Осужденный подписал договор и адвоката потом пускали без проблем.

Еще, можно написать несколько страниц про истории, как юристам — защитникам осужденных (без адвокатского статуса) начальство колоний отказывает в подписании доверенностей на представительство в суде под предлогом «не считаю нужным», но не буду вас утомлять. 

Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7×7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7×7 открыта для авторов различных взглядов.

Источник: https://7×7-journal.ru/post/57479

Общественный защитник — Уголовное право и процесс

Отправлено 21 Сентябрь 2006 — 15:44

Получила статус защитника. Судья не позволяет снять копии материалов УД. Пошла к председателю суда. Та вообще сказала, что не понимает, почему судья пошел у нас на поводу, и вынес такое решение. Что она порекомендует пересмотреть принятое им решение, и отменить его.

Также не позволила сделать копии. Сказала, что уже существут практика отказа в праве на общ. защитника. Может ли судья отменить принятое им решение? Если кто знает о существующей практике, пожалуйста, поделитесь.

Читайте также:  Раздел долговых обязательств супругов после расторжения брака

На руках два экземпляра выписки из протокола судебного заседания, в кот. говорится:Суд, выслушав мнение сторон, постановил:ходотайство подсудимого удовлетворить, назначить защитником наряду с адвокатом — Ф.И.О.

На основании такого документа меня пропустят в тюрьму? Или требуется документ другой формы? Какой именно?

Отправлено 22 Сентябрь 2006 — 00:45

На основании такого документа меня пропустят в тюрьму? Или требуется документ другой формы? Какой именно? Некоторые изоляторы пропускают на основании постановления, некоторые требуют дополнительного разрешения отт судьи.

Отправлено 22 Сентябрь 2006 — 16:58

сестренка если еще не поздно, попросите отдельное постановление о допущении, ибо потом с выпиской из протокола мороки будет много — спецчасти СИЗО будут просить по УПК определение или постановление а в итоге будуте опрашивать через стекло, как родственница ,если дадут. В принципе, дать знакомиться с делом должны. Может быть, адвокат отснимет и поделится — чтоб не ругаться с судом? (поскольку норма читается как допущение наряду с адвокатом — т.е. вместе)Интересно, город у Вас какой?

Регистратор

постановление просят и норовят зажать) +разрешение от судьи — стандартное.

Я вывернулась так — сделала несколько нотариальных копий с постановления, а сейчас, поскольку также как и у сестрички отдельного постановления нет — только выписка из протокола, + суд дал справку, что я являюсь защитником — тихо подозреваю ,что сделано это специально — ибо в остальных случаях они УПК более внимательно читают. Всех доков наделать нотариально заверенных копий, перед поездкой в СИЗо нарыть телефон и адрес ближайшей прокуратуры, как пройти спрашивать в спецчасти, если не пускают)

Отправлено 23 Сентябрь 2006 — 01:59

а вот и нифига
эт на сайте ВС РФ есть

Отправлено 23 Сентябрь 2006 — 02:23

Lelick ССылку можно , на сайте ВС почему-то не нашел

Отправлено 23 Сентябрь 2006 — 02:57

Регистратор ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИЗА III КВАРТАЛ 2005 ГОДАПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМВопросы квалификации преступлений14. Кассационное определение отменено ввиду нарушений ч. 3 ст. 377 УПК РФ.По приговору краевого суда Лобас осужден по ч. ч. 4 и 5 ст. 33, п. п. «а», «б» ч. 2 ст. 162, ч. ч. 4 и 5 ст. 33, п. «б» ч. 4 ст. 226 УК РФ.Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор изменила, указав, что в его резолютивной части следует считать назначенным осужденному Лобасу наказание по ч. ч. 4, 5 ст. 33, п. п. «а», «в» ч. 2 ст. 162 УК РФ, в остальном приговор оставила без изменения.В надзорной жалобе адвокат осужденного утверждал, что суд первой инстанции нарушил требования уголовно-процессуального закона, назначив рассмотрение дела в судебном заседании позднее 14 суток со дня его поступления в краевой суд и вопреки волеизъявлению Лобаса не коллегией из трех судей, а судьей с участием присяжных заседателей.Кроме того, осужденному Лобасу, по мнению адвоката, необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства о допуске в качестве защитника при кассационном рассмотрении дела его супруги Лобас Р., что повлекло нарушение права осужденного на защиту.Президиум Верховного Суда РФ кассационное определение отменил по следующим основаниям.Согласно ч. 3 ст. 377 УПК РФ суд кассационной инстанции приступает к рассмотрению уголовного дела после разрешения отводов и ходатайств, которые были заявлены участниками судебного разбирательства.Осужденный Лобас в своем ходатайстве, представив доверенность, просил допустить в качестве его защитника при кассационном рассмотрении дела супругу — Лобас Р., имеющую, по его утверждению, высшее юридическое образование.Однако Судебная коллегия оставила данное ходатайство без внимания и, не разрешив его, рассмотрела уголовное дело по кассационным жалобам.В результате осужденный, содержащийся под стражей, был ограничен в реализации гарантированного законом права на защиту, в том числе в порядке ч. 3 ст. 51 УПК РФ, что могло повлиять на вынесение по делу законного, обоснованного и справедливого решения.При таких обстоятельствах кассационное определение в отношении осужденного Лобаса отменено, а дело передано на новое кассационное рассмотрение.

и еще че-то такое аналогичное<\p>

Добавлено в [mergetime]1158950103[/mergetime]

у них сайт битый стал ниче не найдешь

Отправлено 23 Сентябрь 2006 — 04:14

Lelick

Отправлено 23 Сентябрь 2006 — 23:06

У нас муж был общественным защитником по делу сына, два года сын был СИЗО. Суд выдал ему Постановление о допуске общественного защитника, с мастичной печатью. Наделали копий. По нему он ходил в СИЗО, когда куда писали жалобы всегда прилагали это постановление.

Тогда в случае плохого исхода, вы сможете бороться дальше, потому что спасение утопающих делорук самих утопающих, а из колонии самому заключенному бороться нереально, нет условий.

Протоколы судебных заседаний просите выдавать после каждого судебного заседания и пишите замечания, на каждое несправедливое дейстие судьи тоже пишите, желательно и в вышестоящие инстанции.

Если есть надежда обойтись малой кровью, что судью лучше не злить, практика показывает, что наши судьи чихали на все Законы и они правы вышестоящие инстанции их поддержиают и никогда не дают.

Нам отступать было некуда, поэтому каждое несправедливое решение и дейстие судью — должно быть зафиксировано письменном виде, посылайте заказным письмом. Только учтите что вы можете быть защитником только наряду с адвокатом, мы уже не могли отказаться от адвоката и заменить его на другого потому что боялись что в этот перерыв права отца закончаться и больше суд не даст нам такой возможности.

Отправлено 25 Сентябрь 2006 — 16:26

Как и предполагала, в СИЗО завернули, ссылаясь на ст.49 УПК. В тот же день бегом к судье. Тот встал в позу (вернее, не выходил из нее). Никакой другой бумаги вам не дам. К председателю суда — та дала указание судье выдать мне разрешения на свидания, чуть ли не на каждый день, который я захочу, но только как родственнице.

А на что мне такие свидания, мне с ним нужно дело обсуждать. Сразу отвечу на логичный вопрос, а что же адвокат? Адвокат не может ходить к нему столько, сколько может потребоваться,на мой взгляд, ведь у него не мы одни.

А я все дело в таблицу свела ( в помощь адвокату), готова все сделать,что он скажет, а он уже пусть это пропускает через мозги, я ведь, действительно, мало что знаю из законов, хоть в последнее время и вынуждена получать вот таким вот образом 3-е высшее. Сегодня поыталась опять в СИЗО сходить, встретиться с начальником. Попала на зама.

Тот мне про закон Федеральный, я ему про статью 256 УПК, в которой прописаны все случаи, по которым постановление оформляется отдельной бумогой. Но в нашем случае судья не удалялся в совещательную комнату, постановление было вынесено судом устно и занесено в протокол судебного заседания. И опять про свидания с родственниками. Пришлось вместе читать ст.

49,53. Он и не отказывает наотрез, и не решает ничего. Договорились о встрече в четверг, хотя не очень обнадеживаюсь. Но не отступлю, все равно найду того, кто даст разрешение или указание на пропуск меня в СИЗО. А теперь ответ на вопрос вначале — г.Томск, Кировский район — самый гнилой в плане правопорядка.

Большинство судей — бывшие прокуроры этого же р-на в совсем недавнем прошлом (1-2 года). Далее — у нас тоже уже нет пути назад — судья изначально вынес ему обвинительный приговор. Сначала отказал родителям (отец раковый больной, только после операции) в свидании, сказав, что только после приговора.

Еще на предварительном слушании взял за правило не спрашивать в конце заседания, есть ли ходатайства у сторон. Наши попытки заявить ему о том, что есть, заканчиваются всегда одной фразой: «Все, заседание закончено, не успели.» При этом такое блаженство на лице.

Попытался не «услышать» об имеющемся ходатайстве от обвиняемого в начале заседания, пришлось нарушать, заявлять в полный голос, что имеется ходатайство-то. Получила «еще одно замечание», хотя предыдущего не было. Решили поставить суд в известность, что будем вести аудиозапись всех судебных заседаний, судья и прокурор заявили, что не разрешают.

правда мы записывали, даже с 2-х устройств, они ничего по этому повод не предприняли. Как быть с тем, что УПК разрешает, а судья запрещает? Последнее заседание завершилось опять тем, что «не успели» заявить ходатайство. Он просто не спрашивает об этом. Решили попробовать сделать отвод всему суду. Ведь смена судьи ничего не даст.

Знаю, что очень не просто, но выхода, действительно, другого нет, хуже чем есть, уже не будет. А в другом районе есть судья, у которого за год больше 10 оправдательных приговоров. Если милиция откровенно схалтурила — он этого не пропускает. Конечно же нет никакой уверенности в том, что будет лучше, но хочется хотя бы того, чтобы суд вник в то, что «сварганило» РОВД. Надежды не теряю.

Отправлено 26 Сентябрь 2006 — 06:53

ПОСТАНОВЛЕН И Е о допуске общественного защитника 13 мая 2005 года '. Город РЖЕВ Тверской области Федеральный судья Ржевского городского суда Тверской области Черняев С. П.. с участием заместителя Ржевского межрайонного прокурора ИвасенкоД. II., подсудимого Разлукина П. В., защитника Береснева Е. А., предъявившего удостоверение № 35 и ордер № 000785. рассмотрев в ходе подготовительной части судебного заседания уголовное дело в отношении Разлукина Павла Валерьевича, 17.03.1980 г. рождения, уроженца города Москва, гражданина РФ. ' военнообязанного, имеющего среднее специальное образование, холостого, работающего водителем-экпедитором в ИП «Цветкова», проживавшего'по. адресу: ' •■. Тверская область, гор. Ржев, ул. Осташковский проезд, д. 7, квартира 16, ранее судимого: 09 октября 2002 года Старицким районным судом Тверской области по п. «а» части 2 ст. 163. УК РФ к 4 годам лишения свободы, без конфискации имущества, условно, с испытательным сроком 3 года, содержащегося под стражей в ИЗ-69/3 гор. . Ржева Тверской области, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного пунктом «А» части 3 от, 111 УК РФ, УСТАНОВИЛ: -.',-■ В подготовительной части судебного заседания обвиняемым Разлукиным П. В. заявлено ходатайство о допуске в качестве общественного защитника его отца Разлукина Валерия Александровича и об ознакомлении отца с материалами уголовного дела. Обсудив заявленное ходатайство, выслушав мнение адвоката Береснева Е. А., прокурора, не возражавших против удовлетворения ходатайства, огласив адресованное суду письменное заявление законного представителя потерпевшего Павлюченко Светланы Юрьевны, возражавшей против удовлетворения ходатайства, суд считает ходатайство обвиняемого подлежащим удовлетворению. В соответствии с частью 2 ст. 49 УПК РФ по постановлению суда в качестве защитника могут быть допущенывна ряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. Из представленных суду документов следует, что Разлукин Валерий Александрович. 01 августа 1955 года рождения, уроженец д. Обухово Западподвинского района Тверской области, личность которого удостоверена по паспорту серии 28 00 134361, выданному 28 августа 2000 года Ржевский ГОВД Тверской области, является отцом Разлукина Павла Валерьевича, 17.03.1980 г. рождения, уроженца города Москва, проходящего по настоящем) делу в качестве обвиняемого «в совершении преступления, предусмотренного пунктом «А» части Зет. 111 УК РФ. ■'».''•' Согласно ордеру № 000785 защиту Разлукина Павла Валерьевича осуществляе! адвокат Ржевского филиала № 1 Тв^кой областной коллс……|»

Источник: http://forum.yurclub.ru/index.php?showtopic=137235

Ссылка на основную публикацию