Верховный суд разрешил нарушить тайну усыновления

Верховный суд не согласился с тайной усыновления. Как развивается дело о раскрытии биологических родителей

Верховный суд разрешил нарушить тайну усыновления. Поводом послужил иск 37-летней Ольги Ледешковой из Златоуста. Она просит раскрыть личность ее биологических родителей, усыновители не возражают. Однако уже пять лет женщина не может получить информацию в местном ЗАГСе, сотрудники которого ссылаются на необходимость защищать персональные данные.

Информация о ближайших родственниках жизненно важна для Ольги Ледешковой. Врачи обнаружили у нее генетическое заболевание, которое может быть наследственным. Она заявила в суде, что если не узнает личности своих родителей, то останется инвалидом.

Верховный суд встал на ее сторону и направил дело на новое рассмотрение. Изменит ли это решение ситуацию? Адвокат Московской коллегии адвокатов «Новый Арбат» Иван Ларин отметил, что оно может повлиять на правоприменительную практику, но в будущем.

«Это дело может создать некий прецедент, но кто-то должен выступить с законодательной инициативой, чтобы внести соответствующие изменения. Правоприменительная практика меняется, меняется и законодательство, причем в России второе подгоняют под первое.

Сейчас раскрыть тайну усыновления возможно только в исключительном случае, например, в целях оказания медицинской помощи, чтобы знать, были ли какие-то болезни у родственников и так далее. Усыновитель имеет право на тайну усыновления, только они вправе сообщить ребенку об этом факте.

Биологические родители не имеют права знать, кем был усыновлен их ребенок. Он, в свою очередь, не имеет права знать своих родителей. Это соблюдение прав его усыновителей.

Если ребенок был усыновлен, соответственно, его родителями считаются именно усыновители. Все наследственные правоотношения между ними сохраняются. То же самое касается и оплаты алиментов.

Биологический родитель никоим образом не претендует на этого ребенка. Так что никаких юридических рисков нет.

Говорить можно разве что о самой этой информации, которая может быть еще где-то распространена и, например, с негативной стороны характеризовать гражданина, чей ребенок был усыновлен».

В 2012 году организация «Сообщество взрослых усыновленных» обращалась в Госдуму с просьбой разрешить приемным детям, достигшим совершеннолетия, узнавать информацию о биологических родителях.

Но внести изменения не удалось, рассказала «Коммерсантъ FM» основательница сообщества Мария Трубицкая, которая столкнулась с проблемами, когда пыталась найти свою семью. По ее мнению, существующее законодательство действует против приемных детей: «Меня усыновили в пять лет.

При этом родители от меня не отказывались, но их лишили родительских прав из-за плохого обращения с детьми. Это коснулось не только меня, но и моих младших брата и сестры. Получилось, что нас усыновили три разные семьи. Первое, что я сделала, когда узнала об этом, то сразу же начала искать брата.

Но при этом я столкнулась с тем, что органы опеки не имеют права ничего рассказывать без разрешения усыновителей. А усыновители бывают разные.

Закон это не очень разделяет. В результате получается, что люди уже узнали, что они усыновленные, но закон все равно от них от самих сохраняет эту тайну».

В западных странах не существует такого понятия, как тайна усыновления, отмечает президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская.

По ее мнению, этот механизм устарел: «В большинстве известных нам крупных государств нет тайны усыновления в привычном нам смысле.

Ребенок и его новая семья получают информацию, и в каких-то случаях ее обязанностью даже является обеспечить встречу с кровными родственниками ребенку. Ни о какой тайне в такой ситуации не может быть и речи».

Ольга Ледешкова заявила, что если ей не удастся добиться раскрытия тайны усыновления в России, она намерена обратиться в европейские инстанции.

Источник: «Коммерсантъ» https://www.kommersant.ru/

Источник: http://souchastye.ru/verxovnyj-sud-ne-soglasilsya-s-tajnoj-usynovleniya-kak-razvivaetsya-delo-o-raskrytii-biologicheskix-roditelej/

Верховный суд решит, можно ли раскрыть тайну усыновления

«Верховный суд на этой неделе рассматривал очень деликатное дело. Можно ли раскрыть тайну усыновления, если от этого зависит здоровье? Пять лет назад Ольга Ледешкова начала искать биологических родителей: медицинская история семьи нужна для постановки диагноза.»https://www.youtube.com/watch?v=1gL79KQawz0

Право на родителей

24.08.2018

Верховный суд России признал незаконным отказ нижестоящих судов представить информацию о биологической матери Ольге Ледешковой из Челябинска. Дело отправлено на пересмотр.

Сведения о семье необходимы заявительнице, так как врачи подозревают у нее наследственное заболевание.

Вопрос, что приоритетнее: право ребенка на информацию о родителях или право матери на частную жизнь, должен стать предметом общественного обсуждения, считают эксперты, а законодательство требует поправок.

В четверг судебная коллегия Верховного суда России вынесла решение по кассационной жалобе жительницы Челябинска 37-летней Ольги Ледешковой. При рождении мать назвала ее Светланой Платоновой, позже приемные родители сменили имя.

Про удочерение она узнала в школе, а биологических родителей начала искать пять лет назад. Ее приемные родители согласились раскрыть тайну усыновления, но загс города Златоуста отказался представить сведения о биологической матери.

«По закону тайну усыновления можно раскрыть с согласия усыновителей, даже если ребенок давно вырос.

Но загсы отказывают гражданам вне зависимости от того, есть ли согласие усыновителей, ссылаясь на то, что биологические родители могут быть живы и не хотят раскрытия тайны усыновления»,— пояснил “Ъ” адвокат правозащитной группы «Команда 29» Максим Оленичев (представляет интересы Ольги Ледешковой).

Госпожа Ледешкова подала иск, но Златоустовский горсуд, а затем Челябинский областной суд отказали, сославшись на ст.

139 Семейного кодекса РФ, в которой говорится, что тайна усыновления охраняется законом.

«Судьи меня спрашивали — какую цель вы преследуете? А мне нужно знать генетическую историю семьи, так как врачи подозревают у меня наследственное заболевание»,— объяснила “Ъ” Ольга Ледешкова.

На заседании в Верховном суде РФ Ольга Ледешкова сказала, что предварительный диагноз ей поставил врач-паркинсолог, а в московской генетической лаборатории установили повреждение генов. «С такой болезнью я могу не дожить до 50 лет. Она может проявиться и у моих троих детей»,— пояснила судьям госпожа Ледешкова.

Господин Оленичев указал в суде на позицию Конституционного суда (КС) РФ, который в постановлении №15 от 16 июня 2015 года сообщил, что усыновленный ребенок вправе знать о происхождении своих родителей, так как «эти сведения являются незаменимыми для раскрытия генетической истории семьи и выявления биологических связей, составляющих важную часть идентичности каждого человека, включая тайну имени, места рождения и иных обстоятельств усыновления, в частности при необходимости выявления (диагностики) наследственных заболеваний, предотвращения браков с близкими родственниками».

В итоге судебная коллегия ВС РФ постановила отменить решение нижестоящих судов и направить дело на новое рассмотрение в ином составе суда.

«Отмена решения нижестоящих судов говорит о том, что Верховный суд увидел в их действиях нарушение,— сообщил “Ъ” господин Оленичев.— Нарушения могут быть процессуальные — суды не запросили какой-то документ, или нарушения норм права — если суд неправильно определил, что выше: право матери на частную жизнь или право ребенка на медпомощь.

Какое именно нарушение признал ВС, будет известно из мотивировочной части решения, которое будет готово через две недели». Он добавил, что решение ВС, который впервые рассмотрел подобный иск, важно для тех усыновленных, кто уже смирился с отказами государства: «Оно дает надежду на качественное изменение ситуации в практике применения закона».

Российское общество еще не выработало четкую позицию в вопросе, что приоритетнее — право матери на частную жизнь или право ребенка на информацию о своих родителях, говорит член ОП РФ, президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская. «Это требует серьезного подхода. Но, на мой взгляд, ребенок должен знать информацию, кто его родители»,— пояснила “Ъ” госпожа Альшанская.

Она назвала жестокостью оставление человека в неведении о том, кто его настоящие родители. «У нас были случаи, когда мать отказывается от ребенка, а родственники хотели бы оставить его, но не успевали забрать ребенка из роддома,— говорит госпожа Альшанская.— А у усыновленных есть сложности с получением информации о родителях. В этой сфере нужен диалог и последующие поправки к законодательству».

Сама Ольга Ледешкова надеется, что публикации в СМИ помогут найти ее мать: «В загсе сказали лишь, что она русская. Также я знаю, что мама приносила в роддом чемодан с детскими вещами, его забрали приемные родители».

Читайте также:  Верховный суд пустил должника за границу

https://www.kommersant.ru/doc/3720953

Источник: https://usynovlen.livejournal.com/128035.html

Верховный суд решит, можно ли раскрыть тайну усыновления. Новости. Первый канал

Верховный суд на этой неделе рассматривал очень деликатное дело. Можно ли раскрыть тайну усыновления, если от этого зависит здоровье? Пять лет назад Ольга Ледешкова начала искать биологических родителей: медицинская история семьи нужна для постановки диагноза.

Но суды отказывали, потому что у биологических родителей тоже есть право на защиту персональных данных. И вот теперь дело отправлено на пересмотр.

Эта история может стать прецедентом, важным для тысяч людей. Узнать свои корни, найти тех, кто, в прямом смысле, с тобой одной крови – для многих это становится делом жизни. 

О поисках своей биологической матери Ольга Шестакова сняла целый фильм. После раскрытия семейной тайны: ее удочерили в двухлетнем возрасте, женщина долго, по крупицам собирала информацию, но на каждом шагу словно упиралась в стену.

Хождение по кабинетам и архивам, где хранились такие важные для нее сведения, результата не принесло. Закон о защите персональных данных не позволяет раскрыть имена биологических родителей без их согласия, которое невозможно получить — ведь ищут-то как раз тех, у кого надо спрашивать. Ольге помог доброжелатель.

«Мне анонимно прислали документы. Документы не просто какие-то там смской напечатанные, мне прислали именно фото подлинников», – рассказала Ольга Шестакова.

Она встретилась со своей настоящей матерью, но так везет далеко не всем. Ольга Ледешкова прошла все инстанции — до Верховного суда. То, что она не родная, приемные мама и папа скрывали до последнего.

«Я говорю: пап, скажи мне мое настоящее имя, как меня зовут. Он говорит: Оль, я не помню, как тебя зовут, фамилию твою не помню», – поделилась Ольга Ледешкова.

Биологическая мать отказалась от Ольги сразу же после родов. Ее усыновила бездетная пара и растила девочку, как свою. Но в школе та случайно узнала правду о своем происхождении, а потом — долгие годы не решалась завести разговор об этом дома.

«Я всегда видела, что я не похожа на своих маму и папу. Я искала постоянно схожесть в чем-то. Вроде они ко мне хорошо относились, но все равно что-то не то было», – сказала она.

Семья начала активные поиски, лишь когда у женщины обнаружили заболевание, и для постановки диагноза надо было обследовать родную мать. Решения региональных судов наглухо закрывали дорогу в прошлое, но кое-что о своей маме Ольга все-таки узнала.

«Есть сведения, что она приносила в роддом чемодан с детскими вещами. То есть она приготовила мне, что могла. Но меня уже забрали приемные родители», – добавила Ледешкова.

Налицо конфликт законов: право усыновителей решать, говорить ли ребенку правду о его рождении, право самого ребенка знать о том, кто его родители, и над ними – тайна усыновления.

«Отказы, в первую очередь, обоснованы той самой 139 статьей Семейного кодекса, в которой говорится о том, что суды, вынесшие решения об усыновлении или иные лица, участвовавшие в процедуре усыновления, обязаны соблюдать тайну усыновления», – пояснил юрист Павел Денисов.

Но именно основание для поисков — медицинский диагноз, требующий уточнения, позволило Верховному суду создать прецедент и отменить все предыдущие решения. Теперь у Ольги есть реальные шансы осуществить свою детскую мечту.

«Мне хотя бы посмотреть на маму. И вообще, узнать и понять, почему меня оставили?», – задается вопросом женщина.

«Меня оставили» – мысль, которая часто не отпускает отказников всю жизнь. И неважно, сколько лет человеку, есть ли у него семья и близкие, внутренний ребенок, как говорят психологи, живущий в каждом из нас, будет несчастен, если с этим чувством ничего не делать.

«Между травмой и печальным опытом есть разница. Я бы сказала, разница такая: печальным опытом владеем мы, а травма владеет нами. Если есть травма, и травма благополучно пережита, и человеку помогли ее пережить, то, воспоминание не станет радостным, это будет печальным опытом его жизни, но перестанет быть травмой», – рассказала психолог Алена Синкевич.

Алекс Гилберт родился в России, но с двух лет рос в Новой Зеландии — из роддома его родная мама выписалась одна. Приемные родители никогда не скрывали: корни Алекса — ведут в далекий Архангельск. Уже взрослым он разыскал женщину, о встрече с которой мечтал всю жизнь.

Мама Татьяна и сын, которого она, конечно же, не узнала, говорили на разных языках. Она, пусть не сразу, но все-таки пригласила его домой. И, оказалось, этого достаточно.

«Я был счастлив увидеть ее. Не так важно, как она живет, не имеют значения все эти обстоятельства. Я увидел свою настоящую маму, и мне этого хватило, я был счастлив, что восстановил эту связь», – сказал он.

Позже Алекс нашел и своего отца — Михаила. А тот даже не знал, что далеко за океаном у него растет сын. Так Алекс нашел еще одну свою семью. Ту, в которой он никогда не жил, но с которой всегда был связан.

«Он крепко обнял меня, прижал меня к себе. И нас обоих переполняли эмоции! Если ты это видишь, Миша, огромное тебе спасибо! За то, что ты открыл мне свою жизнь и был рад видеть меня в своем мире!», – поделился Алекс.

Сейчас Алекс учит русский, чтобы как можно скорее найти общий язык с отцом. Говорит, в этом и есть смысл поиска своих корней. Каким бы темным ни было прошлое, стоит пролить свет на старые тайны — и вся твоя жизнь обретает новый смысл. 

Источник: https://www.1tv.ru/n/351172

Верховный суд вынес беспрецедентный вердикт о тайне усыновления

Почему выросшим приемным детям не позволяют найти биологических родителей

В Верховном суде в четверг впервые рассматривалось дело, которое касалось раскрытия тайны усыновления. 37-летняя Ольга Ледешкова судилась с ЗАГСом, который отказал предоставить ей сведения о биологической матери. Решение суда, вынесенное в пользу Ольги, сыграет огромную роль для всех приемных детей, которые решили найти своих биологических родителей.

фото: Геннадий Черкасов

После рождения третьего ребенка у женщины, удочеренной в младенчестве, обнаружили генетическое заболевание. И теперь ей необходимо найти родных, чтобы выяснить истоки болезни.

Однако сотрудники ЗАГСа, ссылаясь на закон о защите персональных данных, потребовали от Ольги… согласия непосредственно биомамы на раскрытие ее данных. Невыполнимый запрос, если учесть, что женщина последний раз видела мать в роддоме, когда появилась на свет. Так тайна усыновления, направленная на то, чтобы защитить усыновленных детей от негативных последствий, обернулась против них же.

Мы нашли людей, которые много лет пытаются найти кровных родителей и открыть глаза власть предержащим на несовершенство закона.

***

«Мне сейчас 37 лет и я ищу своих биологических родителей. Пройдено три суда и никакого результата. Во всех решениях — ссылка на закон о персональных данных. Почему закон о персональных данных защищает биологических родителей? А вдруг они тоже ищут своих кровных детей и им тоже отказывают на основании этого закона — получается замкнутый круг?!

С приемного совершеннолетнего человека требуют согласие его кровных родителей, которых он никогда и не знал, не виноват в том, что от него отказались… А я хочу узнать от матери, здорова ли она была на момент моего рождения».

Этот крик души матери троих детей Ольги Ледешковой из Челябинской области не слышат уже много лет. Ольга родилась в Златоусте в июне 1980 года. После родов ее мама — совсем девчонка, ей было всего лишь 16 — отказалась от ребенка.

Биологическая мама и бабушка Марины.

Но малышке повезло. Прямо из роддома ее усыновила семейная пара, хорошие, порядочные люди, которые из-за проблем со здоровьем не могли иметь детей.

Дочку назвали Олей, и, как это часто бывает, исправили дату рождения — теперь по документам она родилась 1 июля. О том, что маме с папой она не родная, девочка узнала во втором классе: проговорилась более осведомленная подружка.

Но она не решилась признаться родителям в том, что невольно раскрыла семейную тайну.

Читайте также:  Как отбить судебные расходы: пять решений экономколлегии вс

Лишь в 29 лет Ольга перешла к активным действиям. Она решила во что бы то ни стало найти родную маму. Запросила справку из роддома. В документе говорилось, что 1 июля таких родов в учреждении не было. Женщина отправилась по инстанциям. Но ее ждало разочарование: везде требовали согласие приемных родителей. А Ольга просто не хотела их беспокоить по этому поводу.

Действительно, статья 139 Семейного кодекса РФ свято охраняет тайну усыновления ребенка.

Пункт 1 гласит: «Судьи, вынесшие решение об усыновлении ребенка, или должностные лица, осуществившие государственную регистрацию усыновления, а также лица, иным образом осведомленные об усыновлении, обязаны сохранять тайну усыновления ребенка».

Пункт 2 предостерегает: «Лица, указанные в пункте 1, разгласившие тайну усыновления ребенка против воли его усыновителей, привлекаются к ответственности».

Год назад Ольга решилась поговорить с родителями: «Мама долго отказывалась, но отец согласился помочь мне с поисками. Все документы после моего удочерения они уничтожили».

Ко всему прочему у Ольги начались проблемы со здоровьем. Врачи, обследовавшие женщину, предположили, что заболевание может носить наследственный характер. Для полноты картины необходимо обследовать прямых родственников — только тогда медики смогут поставить точный диагноз и назначить лечение. Это стало второй причиной, почему женщина продолжила упорно добиваться своей цели.

Семья получила свидетельство об удочерении. Но в нем не указаны полные сведения о родной матери. В органах опеки сказали, что документов на Ольгу нет. В архиве тоже отказались помочь.

Кое-что Ольге узнать все-таки удалось. В частности, то, что фамилия ее матери Платонова, при рождении она назвала дочь Светланой, а отчество указала Павловна. Предположительно за основу взяла имя отца, как часто делают матери, которые рожают ребенка без мужа. Этого было недостаточно, чтобы выйти на след.

Приемные родители Ольги отправили заявление в ЗАГС с просьбой выдать более подробные данные о биологической матери. Однако ЗАГС Златоуста отказался предоставить информацию. Сотрудники посчитали, что, обнародовав данные биологической матери, которая сознательно отказалась от ребенка, они нарушат ее права.

Тогда Ольга пошла в суд Златоуста. Служители Фемиды тоже ее не поддержали. Ссылаясь на закон о защите персональных данных, судья отказал в удовлетворении иска.

Вершители посчитали, что одного согласия усыновителей недостаточно, ведь само лицо, сведения о котором запрашивает истец, не давало согласие на их обнародование.

Налицо конфликт законов — пока один разрешает заявителю получить информацию о родных, другой в то же время запрещает это делать. Ольга дважды обжаловала решение и дважды проигрывала.

Ольга Ледешкова

«Какая-то безумная трактовка законов судами в Челябинской области, — возмущается Ольга. — На момент усыновления данные кровных родителей ребенка для усыновителей не секрет.

Напротив — по закону усыновители обязаны ознакомиться с документами ребенка.

Но когда через много лет усыновители запрашивают в архиве те же самые документы, загсы и суды отказывают под предлогом, что это персональные данные».

Верховный суд, в который Ольга обратилась после предыдущих неудач, согласился с ее доводами. В четверг в высшей инстанции встали на сторону Ольги и постановили, что решение по ее делу было вынесено неверно и требует пересмотра. Это постановление играет важнейшую роль для всех приемных детей — от него будет зависеть дальнейшая судебная практика таких дел.

Ольга Ледешкова — не единственная, кто столкнулся с бюрократическими препонами в попытках найти биологических родителей. Точное количество приемных детей, которые выросли и ищут кровную маму, подсчитать невозможно. Но их очень и очень много.

***

«О том, что меня удочерили, я узнала случайно в 21 год. Искала какие-то бумаги, и вдруг мне на глаза попалось письмо без конверта, в котором мамина подруга поддерживает ее в намерении взять ребенка из детского дома. Я тогда подумала: «Надо же, какие, оказывается, у родителей были проблемы».

А потом посмотрела на дату этого письма, и все внутри меня как будто бы замерло. Оно было написано в марте 75-го года, в месяц, когда я родилась. Но ведь женщина, которая вот-вот произведет своего ребенка на свет, не должна думать: «А не взять ли ребенка из детского дома, раз не получается?»

Я не хотела верить, что речь идет обо мне, но здравый смысл заставил меня принять эту новость». Из интервью Марины Трубицкой «МК во Владивостоке».

Десять лет назад жительница Владивостока Марина Трубицкая создала в социальных сетях сообщество взрослых усыновленных. Марина помогает людям найти биологических родителей. И почти 15 лет пытается убедить власти в том, что закон о тайне усыновления нужно изменить. Если человек сам узнал, что он приемный, тайны уже нет как таковой.

— Мы просим внести в проект закона норму, которая позволит усыновленным лицам с 18 лет запрашивать в архивах, органах ЗАГС, органах опеки и попечительства информацию об их усыновлении и родных без согласия усыновителей, — объясняет Марина.

— Мне кажется неправильным привязывать это к разрешению. Для приемных родителей это тяжелая тема, они начинают волноваться, переживать. Некоторые законодатели предлагали отменить этот пункт в случае смерти усыновителей. Это тоже плохо.

Получается, нас вынуждают ждать, пока кто-то умрет.

Марина Трубицкая

Если взрослый человек узнает, что он приемный, тайна усыновления сама по себе исчезает, нет смысла ее охранять. В Семейном кодексе сказано, что усыновление происходит в интересах ребенка. Но получается, что как раз наши интересы ущемляются.

Марину удочерили в пять лет, но преподнесли историю так, что девочка даже не подозревала, что она приемная. И лишь найденное письмо открыло правду.

— Первое, с чем я столкнулась, — проблема доступа к архивам, — вспоминает Марина. — Получить его я могла только имея разрешение на это приемных родителей. Мне потребовался целый год, чтобы я решилась с ними поговорить на эту тему. Было очень тяжело.

Шаг за шагом женщина узнавала печальную историю своей семьи. Марина оказалась старшей из шести детей.

Родители куда-то ушли, оставленная без присмотра девочка залезла на подоконник и выпала из окна, чудом выжила.

Семьей заинтересовались органы опеки, после проверки мать и отец получили по два года тюрьмы за тунеядство. А детей отправили в детский дом. Усыновляли всех по отдельности. Так семья и развалилась.

Интересно, что Марина хорошо помнила своего брата. Но сознание вытеснило факт, что мальчик, с которым она дружила, был именно братом. В детском доме и в органах опеки пожалели девушку и в обход закона назвали ФИО родственника. Марина разыскала брата. А чтобы никто не пострадал, дальше пошли официальным путем.

Из органов опеки связались с его приемными родителями, рассказали, что их сына ищет родная сестра, и спросили у них разрешения выйти на связь. Родители оказались понимающими, препятствовать воссоединению не стали и тогда же рассказали юноше, что он приемный. Ему был 21 год, Марине — на год больше.

— Многие не понимают, зачем это нужно, пытаются обвинить нас в излишнем любопытстве, — рассказывает Марина. — Но это очень глубокая потребность — знать своих родных. Хочется понять, что произошло в твоей жизни, на кого ты похож, какие качества в тебе врожденные, а какие приобретенные. Просто понять самого себя.

Идти по этому пути тяжело морально. Если это еще усугублять судами, то становится невыносимо. А ведь некоторые узнают о том, что у них есть биологические родители и кровные братья-сестры, в 50–60 лет. У них просто нет сил бороться с этой бюрократической машиной. Они пишут мне отчаянные письма, что готовы встать на колени перед каждым чиновником, в силах которого помочь им найти родных.

Марина нашла и других родственников. Но до сих пор не может отыскать младшую сестру.

В том же Доме ребенка, где нашелся ее брат, в книге поступления детей было отмечено, что вместе с мальчиком была доставлена и его сестренка. Он Коля Зиновьев, она Люда Зиновьева, оба из города Лучегорска.

Читайте также:  Госдума приняла проекты о налоге для самозанятых

Ее усыновили в возрасте одного года. Больше ничего не удалось найти, родные даже не знают, какое у нее новое имя.

— А ведь может быть, она со своей стороны тоже нас ищет! И не может узнать даже имя, которое ей дали при рождении. Возможно, мы с двух сторон стучимся в эту систему, и в законе нет ни одной зацепки, которая бы нам разрешила приоткрыть тайну нашей семьи.

Источник: https://interesnosti.mediasole.ru/verhovnyy_sud_vynes_besprecedentnyy_verdikt_o_tayne_usynovleniya

Ответственность за разглашение тайны усыновления

В семье желание завести ребенка является естественным. К сожалению, не у всех желающих это удается.

Сегодня проблема бесплодия стоит очень остро. Одни семьи не могут забеременеть в силу проблем с мужским или женским здоровьем, другие не могут выносить, третьи просто хотят много детей в семье.

Вне зависимости от мотивов каждый из них имеет право на усыновление или удочерение брошенных детей. Мало кто знает, что тайна усыновления охраняется законодательством, и ее разглашение является уголовно наказуемым деянием.

Разглашение тайны усыновления (удочерения) по ст. 155 УК РФ является специальной нормой к ст. 137 УК РФ, предусматривающей охрану неприкосновенности частной жизни. Что ждет нарушителей этой нормы, и как сохранить тайну усыновления – расскажем в данной статье.

С какого момента возникает тайна усыновления?

Тайна усыновления не имеет строго регламентированного определения, но при этом охраняется множеством законодательных актов.

Это лишь та информация, которая должна быть скрыта от посторонних. И те люди, которые в силу своего служебного положения или причастности к конкретной семье, получили данную информацию, обязаны держать ее в секрете.

Тайна усыновления возникает с того момента, когда подписываются все документы на усыновление. Либо данное решение провозглашает судья, либо документы заполняют сотрудники опеки и попечительства. Это все зависит от конкретной ситуации усыновления.

Усыновить или удочерить можно только того ребенка, который по документам признан сиротой.

Документально признанными сиротами могут быть:

  • Дети, чьи родители погибли;
  • Дети, чьи родители лишены родительских прав;
  • Дети, чьи родители оформили отказ от них.

Только после того, как эти категории потенциальных усыновителей отказываются от того, чтобы забрать детей, дети могут быть усыновлены посторонними.

Для сирот существуют специальные базы, в которых ведется их учет. В отдельные базы также заносятся потенциальные родители, желающие усыновить брошенных детей.

Мотивы охраны тайны

Почему тайна усыновления является столь ценной информацией, разглашение которой строго запрещено? Потому что она относится к категории личной и семейной тайны.

Многие родители, усыновившие ребенка, переезжают жить в другой город, чтобы избежать лишних сплетен со стороны окружающих.

Сохранение тайны усыновления является для родителей правом, а посторонних лиц – обязанностью.

Соблюдение тайны основано на многих принципах:

  • Создание комфортных психологических условий для ребенка;
  • Ограждение семьи от излишнего повышенного внимания;
  • По религиозным или этическим убеждениям.

Нормативная база тайны усыновления

Семейная жизнь и, особенно, семейная тайна в нашем обществе свято чтится и охраняется. Для этого даже существует специальный свод законов под названием Семейный Кодекс.

Нормативная база, касающаяся вопросов охраны тайны усыновления и удочерения, выглядит следующим образом:

  • Конституция РФ – ст. 23 гарантирует личную и семейную тайну.
  • Европейская Конвенция о защите прав человека – ст. 8 защищает право на уважение семейной жизни.
  • Семейный Кодекс – ст. 139 запрещает разглашение семейной тайны усыновления.
  • Уголовный Кодекс – ст. 155 определяет размер наказания за нарушение неприкосновенности тайны усыновления.
  • Постановление ВС РФ от 20.04.2006 года регулирует общий порядок усыновления.

Состав преступления по ст. 155 УК РФ

Чтобы преступление было квалифицировано по ст. 155 УК РФ, необходимо, чтобы информация об усыновлении вышла за пределы того круга лиц, который о ней осведомлен.

Проще говоря, если сотрудник опеки написал письмо об усыновленном ребенке сотруднику ПДН, который итак ее знает, это не будет считаться преступлением.

Состав преступления выглядит следующим образом:

  • Объектом преступного деяния выступает частная, семейная тайна, интересы родителей и детей.
  • Объективная сторона предполагает разглашение тайны хотя бы одному лицу, в том числе и самому усыновленному ребенку. Главным признаком является отсутствие согласия на данное деяния усыновителей. Нередко угроза разглашения тайны становится сопряжена с вымогательством, что будет квалифицироваться в совокупности с другими статьями УК РФ
  • Прямой умысел характеризует субъективную сторону. Лицо, совершающее преступление, осведомлено о том, что не имеет права этого делать, но все равно поступает определенным образом.
  • Субъектом преступления может быть лицо, достигшее 16 лет. Общий субъект в виде педагогов, воспитателей и прочих лиц разглашает тайну с корыстными или иными низменными побуждениями. Специальным субъектом являются судьи, сотрудники опеки и попечительства.

Все участники судебного процесса, в рамках которого рассматриваются вопросы, касающиеся усыновления, должны быть предупреждены о запрете разглашения тайны усыновления и возможности их привлечения к уголовной ответственности в случае разглашения.

Все судебные заседания, рассматривающие вопросы усыновления, проходят в закрытом режиме.

Ответственность, предусмотренная ст. 155 УК РФ, распространяется на следующие категории лиц:

  • Лица, обязанные хранить факт усыновления как служебную или профессиональную тайну;
  • Иные лица, разглашающие тайну из корыстных или низменных побуждений.

За данное преступление законодатель устанавливает несколько вариантов наказания:

  • Штраф до 80 тыс. руб.;
  • Штраф в размере дохода осужденного до 6 месяцев;
  • Обязательные работы до 360 часов;
  • Исправительные работы до 1 года;
  • Арест до 4 месяцев.

В качестве дополнительного наказания к аресту может применяться лишение права занимать определенные должности или вести определенную деятельность на срок до 3 лет. Это будет либо судейская работа, либо педагогическая.

Как доказать разглашение тайны?

При совершении кем-либо эпизода разглашения семейной тайны усыновления нужно незамедлительно обратиться с заявлением в правоохранительные органы. Это уголовное преступление, и нарушитель должен понести уголовную ответственность.

Вот что потребуется сделать, чтобы отстоять свое право на неприкосновенность частной жизни:

  • Собрать пакет документов, который вместе с заявлением подать в полицию. Среди документов должны быть представлены доказательства того, как было осуществлено разглашение. Это могут быть письма, распечатки электронных сообщений, аудиозаписи звонков.
  • Когда тайна стала доступна для ребенка, нужно обратиться за помощью к психологу. Ребенку может потребоваться психологическая помощь и поддержка. А родители, собрав все чеки на оплату психолога, потребует в дальнейшем у суда возмещение убытков.
  • В отдельном гражданском порядке или в рамках уголовного дела необходимо заявить иск о возмещении морального вреда. Суду нужно будет доказать, что разглашение тайны усыновления, нанесло серьезный психологический и моральный удар ребенку и родителям.

Судебная практика в 2018 году

Чаще всего по ст. 155 УК РФ привлекаются иные лица – родственники, друзья, посторонние граждане. Намного реже ответственности подлежат лица, занимающие должности в судах, органах опеки и попечительства.

Это обусловлено тем, что последние более осведомлены о последствиях таких действий и дорожат своим служебным положением.

Разглашение тайны усыновления, как правило, адресовано именно ребенку. Другим лицам чаще всего не рассказывают подобную информацию просто потому, что для них она не представляет никакой ценности.

Особую сложность на практике имеет вопрос доказывания корыстных мотивов нарушителей или их низменные побуждения.

В Постановлении Пленума ВС РФ №56 «О судебной практике по делам о вымогательстве» разъяснено, что под низменными действиями, позорящими потерпевшего нужно понимать следующее поведение:

  • Действия, порочащие честь и достоинство, подрывающие репутацию;
  • Заведомо ложные донесения;
  • Донесения, совершенные с целью получения прибыли;
  • Разглашение информации, негативно влияющее на психологическое и моральное состояние потерпевшего и др.

Это не просто повод поговорить и обсудить личную семейную жизнь других людей, это нарушение уголовного законодательства, непозволительное действие, отражающее низкую культуру воспитания нарушителя и подлежащее реальному наказанию.

Видео: Тайна усыновления

Источник: http://ugolovnyi-expert.com/razglashenie-tajny-usynovleniya-udochereniya-st-155-uk-rf/

Ссылка на основную публикацию