Сторонники неопозитивизма

Неопозитивизм кратко

Неопозитивизм

Неопозитивизм (логический позитивизм) возник и оформился как философское направление в 20-х годах прошлого века. Его сторонники работали в университетах ряда стран Европы – Австрии, Германии, Чехословакии.

Наибольшую известность получил так называемый Венский кружок, во главе которого стоял М.Шлик (1882-1936). При общей с предыдущей формой позитивизма антиметафизической направленности в неопозитивизме средством достижения подобных целей была объявлена математическая (символическая) логика, бурно развивавшаяся в начале прошлого века.

Свою задачу неопозитивисты усматривали в логическом анализе языка науки с целью изгнания из него каких-либо метафизических (то есть спекулятивных, чисто умозрительных, не основанных на фактах частных наук) философских рассуждений.

Классическая философия рассматривалась ими как своеобразная «болезнь языка», по отношению к которому философ-неопозитивист, вооруженный логическими знаниями, призван выполнить своеобразные терапевтические функции. Вот характерные высказывания двух идейных отцов неопозитивизма – Л.Витгенштейна (1889-1951) и Р.Карнапа (1891-1970).

«Большинство предложений и вопросов, высказанных по поводу философских проблем… бессмысленны. Большинство вопросов и предложений философов вытекает из того, что мы не понимаем логики нашего языка».

«Перед безжалостным судом новой логики вся философия в ее старом смысле… разоблачила себя не только как содержательно ложная, на чем настаивали прежние критики, но и как логически несостоятельная и поэтому бессмысленная». Другими словами, по мнению неопозитивистов, почти ко всему философскому наследию следует относиться как к собранию логических нелепостей.

Отсюда вытекает формулировка философского метода, которому обязан следовать философ-неопозитивист: «…не говорить ничего, кроме того, что может быть сказано (то есть кроме предложений естественных и других частных наук), и затем всегда, когда кто-нибудь скажет что-нибудь метафизическое (то есть философское), показать ему, что он не дал никакого значения некоторым знакам в своих предложениях. Этот метод был бы… единственным строго правильным методом». Таким образом, из философии должна быть изгнана вся философская, в первую очередь, мировоззренческая проблематика, а от методологической остается лишь формулировка способов логической перестройки языка науки в соответствии с правилами символической логики.

Поскольку неопозитивисты позиционировали себя как продолжатели традиций британского эмпиризма, то не приходится удивляться, что весь комплекс достижений в области духовной культуры представлялся ими в следующем виде: 1) эмпирические науки, основанные на эксперименте и опыте в широком смысле слова; 2) математика; 3) метафизика, к которой относилось все остальное, включая не только философию, но и религию. Все утверждения, основанные на опыте, защищены от проникновения в их содержание метафизических предпосылок. Философские утверждения, коль скоро они допустимы в неопозитивизме, также должны быть основаны на опыте, хотя в целом неопозитивисты рассматривали философию не как собрание теоретических истин, а как деятельность по прояснению смысла утверждений других наук. Но оставалась проблема с математикой. Философы-неопозитивисты хорошо понимали, что математика как теоретическая наука не может быть в той же степени обусловлена опытом, как физика, химия биология. Поэтому математика (как и логика) были объявлены формальными науками, отнесены к языку науки. Логика и математика, утверждали неопозитивисты, не дают знания действительности. Они ничего не говорят о мире и лишь задают схемы допустимых преобразований языковых выражений.

Опираясь на символическую логику и философский эмпиризм, неопозитивизм стремился выработать критерии научности, получившие известность как критерии познавательной значимости.

Исторически первой теорией приписывания значений научным утверждениям (причем именно на основе эмпирических свидетельств) была верификационная теория значения, предложенная еще Ч. Пирсом.

Она не случайно была заимствована неопозитивистами, ведь ее основная идея – отождествление истинности с верификацией, проверяемостью («значением суждения является способ его проверки») преследовала цель сделать ясным и отчетливым понятие истинности отдельных суждений.

Однако в общефилософском плане верификационная теория значения сводила установление истинности к чувственно воспринимаемым проверочным процедурам, замыкала поиск истины в кругу сопоставлений одних эмпирических высказываний с другими, препятствовала принятию в качестве критерия истины соответствие знания реальности.

Увы, требование верифицируемости научных положений в смысле неопозитивизма приводило к тому, что большинство теоретических положений естествознания оказывалось неверифицируемыми. Ведь законы природы формулируются в языке науки как всеобщие высказывания, а такие высказывания не могут быть проверены никаким конечным числом эмпирических свидетельств.

Рассмотрим достаточное простое высказывание в форме всеобщности: «Все лебеди – белые». Никакое число наблюдений белых лебедей не может его верифицировать, поскольку всегда остается возможность встретить лебедей другого цвета (и действительно, в Австралии встречаются черные лебеди).

Тем более, когда речь идет о фундаментальных физических законах – скажем, о законе физического тяготения, как его проверить конечным числом наблюдений, если он касается любых гравитационных масс и расстояний между ними, определенных на области действительных чисел? Попытки как-то согласовать различные «улучшенные» версии теории верификации привели большинство философов-неопозитивистов к убеждению, что познавательное значение отдельных теоретических положений всегда должно раскрываться в контексте тех научных теорий, в которые они входят, и даже, возможно, в контексте соответствующих научных областей, рассматриваемых как единое целое. Но это обстоятельство лишало смысла первоначальный замысел борьбы с метафизикой с позиций эмпиризма, провозглашенный неопозитивистами.

В философской концепции неопозитивизма легко обнаруживаются элементы абсолютизации, преувеличения, неправомерной экстраполяции известных логических приемов и понятий, а также использование методологических принципов частных наук не по их прямому предназначению.

Так, принцип редукции, сведения одних логико-математических задач и проблем к другим – обычное для логики и математики дело. Но в позитивизме этому принципу попытались придать философский смысл, сводя, редуцируя глубокое содержание теоретических положений к тривиальному перечню эмпирических свидетельств.

Многообразные версии верификационных процедур – это, по сути дела, результат неправомерного перенесения на все понятия теоретических наук принципа наблюдаемости (физических величин), придания ему общефилософского характера, хотя исторически он касался только квантовой механики.

(Как известно, создатели квантовой механики руководствовались принципом «наблюдаемости», принципиальной измеримости всех вводимых в теорию физических величин и по этой причине отказались от понятия орбиты атомного электрона как не наблюдаемой

В целом в неопозитивизме была предпринята неудачная попытка предложить научному сообществу «идеальный» образец науки, который, как оказалось, имеет мало общего с ее реальным состоянием, предназначением и подлинными проблемами.

 

Источник: http://www.SoleCity.ru/philosophy/neopositivism

Позитивизм Эмпириокритицизм Неопозитивизм Постпозитивизм — порядок и различия, ученые и мнения

Для начала краткая схема:

Кратко основные идеи и самые известные философы «позитивизмов»

Схема развития/появления «позитивизмов» такова

    Сначала, сам позитивизм, в котором выделяют «три стадии»:

    1. Позитивизм Огюст Конта (попытка создать новую философию науки — «собственно научную», при этом была цель изгнать метафизику и «стороннее» мировоззрение, по возможности всё свести к фактам)
    2. Махизм и Эмпириокритизцизм (развитие позитивизма — попытка отделаться от мировоззренческих проблем) — Э. Мах, Р. Авенариус
    3. Неопозитивизм (попытка свести всё к опыту через верификацию, неуспешно) — Бернард Рассел
  1. Во-вторых уже другой этап — Постпозитивизм (фальсификация вместо верификации, признание того, что полностью отбрасывать метафизику, мировоззрение нельзя) — Карл Поппер, Томас Кун

ПОЗИТИВИЗМ

Позитивизм был создан Огюстом Контом (1798-1857) в 30-х годах 19 века
Появление позитивизма было вызвано тем, что философы не разбирались в научных процессах, а их представления о науки были оторваны от реальности. То есть позитивизм был попыткой создать философию науки изнутри самой этой науки.

То есть делается попытка извлечь метод научного познания из самой науки, но тут весь вопрос в том (это один из недостатков позитивизма, остальные будут перечислены ниже), что не ясно какой именно облик науки надо брать. Один из них- учебный — этот образ состоит в том, что все уже ясно понятно и доказано

В то время как на самом деле наука это споры, размышления и сомнения.

Таким образом наука «по учебникам» и исследовательская различаются.

Также следует, понимать что разнятся подходы, в которых исследуется:

  • как осознают свою науку ученые
  • как это видно со стороны

Так например часто опускаются методы — вспомогательные действия- среди которых может быть даже интуиция или совершенно нелогичный выбор пути исследования

Таким образом, соблазн позитивизма состоит в том что он видел науку со стороны результата — не рассматривая многого внутри её.

Так можно увидеть науку значительно проще чем он есть на самом деле.

Позитивизме в некотором смысле идет по более простому пути- наука воспринимается глазами среднего ученого — в том смысле что мы когда идем по улице не задумываемся о том как именно переставлять ноги.

Перечислим методы позитивизма:

  1. у философии науки не должно быть собственного мировоззрения, она должна просто обобщить результаты и выстроить картину мира
  2. наука основывается на эмпирии — на фактах. То есть научные открытия есть следствия научных фактов- таким образом развитие науки следует из накопления фактов- такое воззрение называют словом кумулятивизм— таким образом строительство здания можно свести к накоплению кирпичей (что, естественно, не так)

Несмотря на некоторую наивность позитивизм сыграл важную роль в развитии науки- так выходцы из позитивистского гнезда создали эмпирическую социологию — в то время как Маркс создавал социологию теоретическую.

Почему позитивизм провалился?

С точки зрения позитивизма мировоззранческие ценности входят только в старую метафизику, а ученый же не нуждается ни в каких метафизических представлениях — оказалось что ни ученые ни философы просто не видели форму включения метафизики в науку.

Пример — был открыт закон сохранения массы — но он является лишь частным случаем закона сохранения энергии, но это выяснили только уже после Эйнштейна в 19 веке — ранее же ученые понимают материю куда более упрощенно- просто как вещество.

Но когда заметили, что масса переходит в энергию в процессе радиоактивного распада — то получилось что масса была своего рода мировоззренческой проблемой (то есть возникает вопрос как вообще трактовать собственное ощущение? ведь масса «по-научному оказалась энергией» ?!).

Махизм и Эмпириокритицизм

Вторая историческая разновидность позитивизма связана с работами австрийского физика и философа Э. Маха (1838-1916) и швейцарского философа и психолога Р. Авенариуса (1843-1896) и представлена махизмом или эмпириокритицизмом.

Чтобы справится с позитивизма был проведен его «апгрэйд» и появился махизм — здесь все мировоззренческие проблемы прелагают считать псевдопроблемами — типа «масса или не масса — не очень важно» — наука просто описыват лишь ощущения.

Читайте также:  «кремлевский доклад»: реакции и последствия

Но и тут решили переформулировать- сказать что наука описывает «нейтральные элементы опыта»— но фактически это просто переименование ощущений, но цель переименования понятно — ведь ощущение как-то называется — надо объяснять что их вызывает и т.д. а это уже лишние философские проблемы и опять же — «угроза объективности и появления мировоззрения» — потому и переименовали.

Третья стадия позитивизма позникла после открытий Эйнштейна.

НЕОПОЗИТИВИЗМ = ЛОГИЧЕСКИЙ ПОЗИТИВИЗМ

Основы неопозитивизма были заложены в трудах Бертрана Рассела (1872-1970) и в Венском кружке в начале 20-х годов. В него входили М. Шлик (1882-1936), Р. Карнап (1891-1970) и другие.

Неопозитивизм сыграл большую роль — было открыто, что «то, что считалось замечательным может и не быть замечательным».

Общее что роднит неопозитивизм с остальными видами позитивизма:

  1. принцип деморкации- жесткого разделения науки и мировоззрения
  2. второе — неопозитивизм — это эмпиризм

Эмпиризм неопозитивизма очень ярко выражается в новом для момента появления неопозитивизма понятии верификации— оно с точки зрения позитивизма дает способ проверки суждения.

Верификация — логическая процедура, которая устанавливает взаимно-однозначное соотвествие между фактами — так называемыми протокольными предложениями и теоретическими предложениями.

То есть из набора протокольных предложений описывающих факты пытаются вывести теоретические суждения и таким образом их верифицировать — то есть подтвердить их таким вот образом. Под фактами подразумеваются либо операции либо результат измерения.

Таким образом проверяемыми суждениями являются только такие, где теоретическое рассуждения можно свести к цепочке фактов.

Что ново сравнении с предыдущими видами позитивизма: ранее все эмпирики просто ограничились доктринами, новые же позитивисты попытались свести теоретические законы к измерениям — фактам.

То есть они первыми обратились к реально действующей теории и стали ее анализировать- первыми стали работать именно с теориями анализируя их. То есть утверждали, что философ науки должен разбираться непосредственно с научными теориями.

Процедура верификации оказывалась неосуществимой. Так вышло что всеобщие суждения не выводятся и частного.
Например — как вывести Закон Ома из повторений измерений? Как можно утверждать о силе тока просто глядя о стрелки рядом с делением? Мы неизбежно начинаем толковать результат- объясняя что означает указание стрелки.

Таким образом, не бывает чисто эмпирических (вообще «без теории») научных фактов.

Научный факт- это событие описанное на языке науки, а для такого описания нужны общие понятия науки. Так мы применяем теоретические понятие дабы истолковать результат. Возникает понятие теоретической нагруженности факта (возникает как комбинация наличия факта и приписываемого ему объяснения или классификации с использованием теоретических понятий).

Возникает попытка обосновать ситуацию так — наука занимается описанием опыта, но оно конвенциально (произвольно)- то есть мы вводим понятие исходя из красоты, простоты и удобства. Но обычно красота простота и удобство возникают как раз таки по тому что найдено общее основание (что прямо не следует из опыта), которое и ставит все на свои места.

Неопозитивизм о месте философии в науке:

Так, видный представитель последнего Л. Витгенштейн считал, что философия не является одной из наук и слово «философия» должно означать нечто, стоящее под или над, но не рядом с науками. По его мнению, цель философии − логическое прояснение мыслей: мысли, обычно как бы туманные и расплывчатые, философия призвана делать их ясными и отчетливыми.

Употребляя «строительную терминологию», Витгенштейн говорил, что философ − это не архитектор, помогающий каменщику строить дом, а мусорщик, убирающий комнаты уже построенного дома.

Основная задача философии − борьба с дезориентирующим воздействием неправильного обращения с языком, которое, по его мнению, является источником всякого рода псевдопроблем.

Таким образом, по мнению неопозитивистов, предметом философии должен быть язык (прежде всего язык науки) как способ выражения знания, а также деятельность по анализу этого знания и возможностей его выражения в языке.

ПОСТПОЗИТИВИЗМ

Основные представители: Карл Поппер, Томас Кун, Имре Лакатос, Пол Фейерабенд, Майкл Полани, Стивен Тулмин

Постпозитивизм признает программирующее виляние на науку культуры и метафизики.
Знания не сводятся к фактам в постпозитивизме — в процессе познания признается наличие скачков и научных революций — то есть не сводится просто к накоплению фактов.

Именно в постпозитивизме — (если сравнивать с позитивизмом и неопозитивизмом) впервые признано что факт всегда имеет теоретическую окраску и что его можно толковать различным образом.

Карл Поппер
— классик западной философии- стоит между непозитивизмом и постпозитивизмом (кто-то считает его основателем постпозитивизма)

У Поппера две ключевые идеи:

Одна из них — принцип фальсификации — хочется чтобы факт по прежнему был единственным судьей теории — это и роднит его с позитивизмом но выясняется что верификация не работает-

как же тогда факт может подтверждать теорию — ведь верификация невозможна?

Поппер отвечает- это и есть вторая идея- факт работает на на поддержание теории а на ее опровержение — а вот сами эмпирические концепции получаются уже не на эмпирической почве, а, так сказать, в ходе свободного творчества.

Поппер выдвигает концепцию трех миров:

  1. Мир физических состояний — реальность, существующая объективно;
  2. Мир психических состояний — состояние сознания и его активность
  3. Мир идей и гипотез — «мир объективного содержания мышления, прежде всего, содержания научных идей, поэтических мыслей и произведений искусства»

Поппер прямо связывает свою точку зрения с Платоном — но отличие в том что идея порождается человеком — мир идей здесь пополняется творчеством человека.
Второе отличие — платоновские идеи — это бытие — это сущность вещи — они действительно существуют и задают сущность вещи, обитатели же третьего мира Поппера вовсе не являются отражением вещей — это просто способ удобного описания.

Таким образом, развитие науки сводится к пополнению третьего мира — но когда найдется опровергающий факт- идея хоть и остается, но она уже опровергнута.

В соответствии со своей концепцией Поппер рассматривает рост научного знания не как движение от одного истинного знания к другому, а как постоянный переход от одних проблем к другим. «Мы не знаем – мы можем только предполагать».

Источник: http://fkn.ktu10.com/?q=node/8021

Неопозитивизм и постпозитивизм

Эта школа имеет и другие названия, такие, как неопозитивизм логический позитивизм, современный эмпиризм. Ее представители считают себя наследниками анг­лийского эмпиризма Локка, Юма, Беркли.

Неопозитивизм берет свое начало с образования в 1922 ᴦ. Вен­ского кружка, в который входили профессора философии, логики, физики и других наук (М. Шлик, О. Нейрат, Г. Фейгель, Э. Нагель, К.

Гёдель и др.). В 1926 ᴦ. в Вену был приглашен Рудольф Карнап(1891—1970), который стал центральной фигурой в дискуссиях кружка. Огромное влияние на членов кружка оказали труды Б. Рассела и Л. Витгенштейна.

В 1929 ᴦ.был издан манифест ʼʼНаучное понимание мира. Вен­ский кружокʼʼ, где были сформулированы задачи этой школы. С 1930 по 1939 гг. Венский кружок выпускает специальный журнал познание, а с 1938 ᴦ. — ʼʼМеждународную энциклопедию унифици­рованной наукиʼʼ.

Проводится ряд философских конгрессов в евро­пейских столицах. В начале Второй мировой войны Венский кру­жок прекратил свое существование в связи с эмиграцией многих его членов из Австрии.

Ведущие представители этого кружка в эмиграции создали в Великобритании школу Кембриджских анали­тиков, а в США — школу логического эмпиризма.

Неопозитивисты считают, что есть только два вида научного зна­ния, научных высказываний, обладающих значениями:

— всœе то, что относится к частным дисциплинам, — всœе эмпи­рические науки;

— логика и математика, являющиеся инструментом упорядочения и построения эмпирического знания.

В этом разделœении знания для философии не остается места. Неопозитивисты заявили, что философия — не наука, а просто деятельность по прояснению языка науки. Тем самым в центр ис­следований ставится анализ языка науки.

Именно эту задачу реша­ет логический позитивизм — одна из школ неопозитивизма.

То, что в традиционной философии называлось теорией познания, неопо­зитивизм большей частью относит к психологии, якобы исследую­щей способы и пути получения истинного знания.

Основная проблема философии науки, а логический позити­визм и является ею, — рассмотрение логической структуры науч­ных теорий и анализ значений научных высказываний. Для выяс­нения значений научных предложений неопозитивисты выдвинули так называемый принцип верификации (от лат.

— истинный и — дела) — подтверждение. Он применим только к высказыва­ниям эмпирического характера, ᴛ.ᴇ. проверяемым наблюдением. Значение предложения проверяется в опыте.

Так, находясь в аэро­порту, мы можем непосредственно соотнести смысл предложения: ʼʼСамолет Москва — Курск вылетает в 18 часовʼʼ — с наблюдаемым событием, ᴛ.ᴇ. наглядно убедиться в его истинности. Но можно проверить это и опосредованно, заглянув в расписание.

В результа­те таких проверок предложения могут оказаться как истинными, так и ложными. Такого рода предложения входят в область научных, эмпириче­ски проверяемых. Все остальные предложения являются либо бес­смысленными, как, к примеру, ʼʼметр весит три килограммаʼʼ, либо неосмысленными и в связи с этим незначимыми.

Так, предложение из работы Гегеля ʼʼАбсолютное находится вне времениʼʼ проверить не­возможно. Следовательно, оно неосмысленно и тем самым не име­ет научного значения, хотя построено грамматически правильно.

Со временем логические позитивисты заменили формулировку верификации положением подтверждаемости или испытуемое. Так, в случае если мы можем вывести из какого-то общего положения такие предложения, которые можно подтвердить на опыте, то это общее положение считается истинным.

Многие трудности у логических позитивистов проистекали из-за двусмысленности и узости понятия ʼʼопытʼʼ, который они пони­мали в основном как наблюдаемость и субъективную переживаемость. При этом понятие ʼʼопытʼʼ подразумевает и реальный экспери­мент, и наблюдение, и сложившиеся у субъекта схемы, и прошлые знания, навыки в соответствующих областях.

Другое затруднение возникло в связи с тем, что научное знание интерсубъективно, ᴛ.ᴇ. общезначимо, принимается всœеми и должна быть сообщено каждому, в то время как переживание субъекта личностно и субъективно. Проблема интерсубъективности воспри­ятий возникла еще у субъективного идеалиста Д.

Беркли, который решает ее, вводя в свою систему Бога, якобы вкладывающего в нас ощущения и потому обеспечивающего единство и гармонию наших переживаний.

Читайте также:  Государственная социальная помощь гражданам

Стоит сказать, что для неопозитивистов единственное удостоверение общезначимости наших восприятий, к примеру, красного цвета͵ состоит по сути в том, что большинство воспринимает данный цвет именно как красный.

Подчеркивается, что логика и математика основаны на конвен­ции, ᴛ.ᴇ. соглашении ученых друг с другом о принятии какой-либо логико-математической структуры для упорядочения опыта исходя из ее удобства и простоты.

Безусловно, момент кон-венционизма играет роль в выборе того или другого искусственного языка в математике и логике. Тем не менее данный выбор решается не просто соглашением, а содержательно обусловлен теми задачами, которые должна решать соответствующая логико-математическая структура.

Так, к примеру, существует ряд языков для компьютеров и каждый имеет свои преимущества для решения определœенных конкретных задач.

Впоследствии самими представителями логиче­ского позитивизма было подвергнуто сомнению жесткое противо­поставление аналитического, формального и синтетического, эм­пирического знания и показана их соотносительность.

Следующая концепция неопозитивизма связана с проблемой унификации знаний, сведением всœех наук к наиболее развитой в настоящее время научной дисциплинœе. Эта попытка сведения, редуци­рования явилась своеобразным повторением стремления философов XVII—XVIII вв.

объяснять всœе явления действительности классиче­ской механикой. В научном познании, безусловно, существует важ­ная процедура объяснения неизвестного известным, сведения слож­ного к простому.

При этом крайне важно помнить о границах такого сведения, которые не должны искажать реальное положение вещей.

На смену методологии неопозитивизма пришло новое направление в философии — постпозити­визм. Постпозитивистский этап в развитии мето­дологии научного познания представлен трудами таких философов, как К.

Поппер (1902-1994), Т. Кун (1922), И. Лакатос (1922-1974), С. Тулмш (1922), П. Фейерабенд (1924), Д. Агасси (1927) и др.

Начало постпозитивизма связывается с выходом в свет основной методологической работы Поппера ʼʼЛогика научного открытияʼʼ (1959) и книги Куна ʼʼСтруктура научных революцийʼʼ(1962).

В целом данный этап характеризуется большим разнообразием методологических концепций, которые часто противоречат друг другу. При этом можно выделить и некоторые общие черты данного направления.

Так, в кон­цепциях постпозитивистов происходит ослабление внимания к про­блемам формальной логики, что было характерно для предыдущего этапа позитивизма.

Главная проблема в постпозитивизме — объяснение разви­тия науки, исследование логики и роста научного знания. Его представи­телœей интересуют прежде всœего следующие вопросы: как возникает новая теория, каким образом она утверждается в научном сооб­ществе, каковы критерии выбора конкури­рующих научных теорий и т.п.

Прежде всœего следует обратиться к та­кому направлению внутри постпозитивиз­ма, как критический рационализм. Его представители пытаются в первую очередь разграничить сферы рациональности (науки) и псевдонауки (метафизики и идеологии).

Основатель этого направления — анг­лийский философ и социолог Карл Раймунд Поппер.

По его мнению, наука и в целом рациональность должны стать сдерживающими факторами против распространения иррациональ­ного духа тоталитаризма и социальной демагогии, утверждение ко­торых привело в XX столетии к неслыханным бедствиям для чело­вечества.

Второй аспект критического рационализма связан с тем, что рационализм Поппер противопоставляет эмпиризму неопози­тивистов. Рационализм выступает здесь как важнейшая характери­стика научного метода и научного знания.

Следует отметить, рационализм в понимании представителœей этого направления — особая норма поведения ученого, который при обосновании научных выводов не должен бояться никаких оп­ровержений своих предположений и гипотез.

Рационализм, следо­вательно, предполагает открытость для критики, опирающуюся, конечно, на факты и научную методологию. Рационализм включаетв себя принцип фальсификации.

Этот принцип и был предложен Поппером в качестве кри­терия разграничения науки от метафизики как альтернатива прин­ципу верификации в неопозитивизме.

Он полагал, что законы нау­ки не сводимы к наблюдению и, следовательно, не верифицируе­мы.

Наука, таким образом, нуждается не в принципе верификации, а в принципе фальсификации, то есть научным может считаться такое утверждение, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ возможно опровергнуть опытным пу­тем и, в случае если при попытках его опровержения, оно остается не опро­вергнутым.

Наличие же фактов, противоречащих научной теории, фальсифицирует ее и в связи с этим вынуждает ученых отказаться от этой теории. В случае если опровержение теории отсутствует, то она считается истинной.

Рост научного знания как раз и состоит в выдвижении новых смелых гипотез и их опровержений, фальсификации, в ре­зультате чего и решаются научные проблемы.

Введение принципа фальсификации нацеливало ученых на по­стоянную открытость научной теории для критики.

В связи с этим следует отметить, что Поппер рассматривает истину и науку как процесс, но процесс не линœейный (то есть постоянно прогресси­рующий) и не кумулятивный (то есть связанный с простым добав­лением новых знаний).

Научные теории, по его мнению, в своем развитии независимы друг от друга, хотя и способствуют общему росту научного знания. Важным следствием введения принципа фальсификации в науку явилось признание того положения, что знание имеет гипотетический, предположительный характер.

При этом следует отметить, что Поппер при этом абсолютизиро­вал принцип относительности развития научных теорий, независи­мость их развития друг от друга аналогично тому, как он абсолютизировал и сам принцип фальсификации.

В соответствии со своей концепцией Поппер рассматривает рост научного знания не как движение от одного истинного знания к другому, а как постоянный переход от одних проблем к другим.

Философско-методологическая концеп­ция Поппера оказывается связанной с отказом от объективного ха­рактера истинности наших знаний и абсолютизацией его плюрали­стического характера.

Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, начав с оптимистического утверждения О. Конта об интеллектуальном прогрессе и прогрессе науки, кото­рый признавал еще и логический позитивизм, ʼʼпозитивная фило­софияʼʼ на этапе постпозитивизма претерпевает значительную метаморфозу. Устами Поппера она утверждает явный философский пессимизм:

Мы не знаем — мы можем только предполагать.

В области социальной философии Поппер выступил против та­кого подхода в развитии общества, который он назвал историцизмом. Его суть состоит в том, что историцизм видит главную задачу социальных наук в историческом предсказании. Задача эта решается, когда в базе исторической эволюции — усматривают ʼʼритмыʼʼ, ʼʼсхемыʼʼ, ʼʼзаконыʼʼ или ʼʼтенденцииʼʼ.

Для Поппера такой подход к рассмотрению социальных явле­ний явно не подходит и основное внимание в своих работах по со­циальной философии он уделяет опровержению данной методоло­гии социального познания.

Другими словами, он применяет прин­цип фальсификации к той методологии социального познания, ко­торая была разработана в рамках марксистской концепции.

В дан­ном случае речь идет об опровержении принципа историзма, широ­ко используемого в марксистской философии, и опровержении того взгляда на развитие истории, который рассматривает ее как закономерный процесс.

Согласно точке зрения Поппера, в обществе нет никаких объек­тивных законов развития, в связи с этим нет возможности и социального прогнозирования.

ʼʼНищета историцизмаʼʼ как раз и состоит в том, что его сторонники, признавая существование объективных исто­рических закономерностей, вместе с тем признают и способность предсказания на этой базе будущего развития человечества.

По­зиция Поппера состоит по сути в том, что мы не должны думать, что какой-либо мудрец способен предсказать, что в истории произой­дет в будущем.

Свою социально-философскую концепцию в наиболее полном виде Поппер изложил в работе ʼʼОткрытое общество и его врагиʼʼ (1945), которая включает рассмотрение двух противоположных, по его мнению, типов обществ: открытого общества и закрытого об­щества. Под открытым обществом автор имеет в виду общество демократического типа, характеризующееся плюрализмом в эконо­мике, политике, культуре, развитыми социальными структурами, гражданским обществом и правовым государством.

Для членов от­крытого общества характерны типичное рационально-критическое мышление и соответствующая установка поведения, возможность сознательно управлять социальным развитием и формировать госу­дарственные институты в соответствии с демократическими принципами.

К закрытым обществам Поппер относит общества докапи­талистические и социалистические.

Стоит сказать, что для них, по его мнению, ха­рактерны такие черты, как неизменность социальных форм функ­ционирования, тоталитаризм, примат коллектива над личностью, идейный догматизм и социальная демагогия.

Западное общество, по словам Поппера, в основном завершило переход к открытому обществу. Вместе с тем в 1992 ᴦ., то есть спус­тя полвека после написания книги (а писалась она с 1938— 1943 гᴦ.

), он признает, что современные открытые общества Запада ʼʼеще далеки от совершенства, будучи не во всœем честными и спра­ведливымиʼʼ.

Среди серьезных недостатков западных обществ он называет прежде всœего преступность, проявляющуюся во многих формах и в первую очередь в ʼʼзлоупотреблениях свободой рынкаʼʼ.

В том же 1992 ᴦ. в ʼʼПисьме моим русским читателямʼʼ, опублико­ванном в качестве предисловия к первому тому книги на русском языке, Поппер (почти уже в девяностолетнем возрасте) пишет, что главная идея открытого общества,— идея власти закона.

Вместе с тем он указывает, что ʼʼВласть закона: самая насущная потребность Рос­сииʼʼ. Нельзя не согласиться с автором в том, что воплотить в жизнь хорошее законодательство, превратить его в высшую власть стране гораздо труднее, чем его создать.

ʼʼОсобенно трудна эта задача для России, которая на бумаге уже имела хорошие законы, оставшиеся, к несчастью, бессильными и неиспользуемымиʼʼ.

Нельзя не согласиться с философом также в том, что для воплощения в жизнь власти закона крайне важно подготовить хороших, квалифицированных и честных юристов.

Но следует отметить, что основа любого общества — эконо­мическая сфера и для создания правового государства нужна соответ­ствующая экономическая база. Хотя понятно, что последнюю нельзя создать без утверждения власти закона.

То есть вопрос должен ста­виться и решаться диалектически.

Заметный вклад в разработку постпозитивистской теории внес американский философ Томас Сэмюэл Кун, один из лидеров историко-эволюционистского направления в философии науки. Свою концепцию исторической динамики научного знания он изложил в работе ʼʼСтруктура научных революцийʼʼ (1963).

Особенность развития науки, по Куну, состоит в том, что она ставится в зависимость от господствующего в определœенные исто­рические периоды способа деятельности научного сообщества.

В связи с этим он вводит в научный оборот понятие ʼʼпарадигмаʼʼ, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ является одним из важнейших в современном постпозити­визме.

Та или иная парадигма — это совокупность убеждений, ценностей и технических средств, применяемых научным сообще­ством и обеспечивающих существование научной традиции.

Под парадигмами, — пишет Кун, — я подразумеваю признанные всœеми научные достижения, которые в течение определœенного времени дают науч­ному сообществу модель постановки проблем и их решений.

Как правило, парадигма находит свое воплощение в классиче­ских трудах ученых и в учебниках. Она на многие годы определяет круг проблем и методов их решения в определœенной области науки. Формирование общепризнанной парадигмы — показатель зрелости какой-либо системы научного знания.

Смена одной научной парадигмы другой представляет собой на­учную революцию. Развитие науки в ключевых точках как раз и осу­ществляется посредством научных революций как скачкообразный процесс.

Работы Куна внесли заметный вклад в философское осмысле­ние науки. Οʜᴎ углубили наши представления о развитии науки и деятельности ученых, раскрыли некоторые диалектические характе­ристики развития науки.

Сегодня постпозитивизм во многом утратил свое былое значение. Это связано с тем, что создание общепризнанной теории развития науки зашло в тупик. Наличие дискуссий, содержащих в рамках самого постпозитивизма множество противоречивых точек зрения, еще раз показало плюралистический характер философ­ского знания.

  • — Неопозитивизм и постпозитивизм.

    Эта школа имеет и другие названия, такие, как неопозитивизм логический позитивизм, современный эмпиризм. Ее представители считают себя наследниками анг­лийского эмпиризма Локка, Юма, Беркли. Неопозитивизм берет свое начало с образования в 1922 г. Вен­ского кружка, в… [читать подробнее].

  • Источник: http://referatwork.ru/category/istoria/view/95816_neopozitivizm_i_postpozitivizm

    Неопозитивизм

    проблем, выдвинутых развитием современной науки, — роли знаково-символических средств научного мышления, отношения теоретического аппарата и эмпирического базиса науки, природы и функции математизации и формализации знания и пр.

    Однако Неопозитивизм не дал и не мог дать действительного решения этих проблем ввиду несостоятельности своих исходных философских установок. В то же время некоторые представители Неопозитивизм имеют определённые заслуги в разработке современной формальной логики, семиотики и специальных вопросов методологии науки.

      Являясь современной формой позитивизма,Неопозитивизм разделяет исходные принципы последнего, отрицая возможность философии как теоретического познания, рассматривающего коренные проблемы миропонимания и выполняющего в системе знания особые функции, которые не осуществляются специально-научным знанием.

    Противопоставляя науку философии, Неопозитивизм считает, что единственно возможным знанием является только специально-научное знание.

    Третируя классические проблемы философии как неправомерную «метафизику», Неопозитивизм отрицает и постановку основного вопроса философии об отношении материи и сознания и с этих позиций претендует на преодоление «метафизического», как он утверждает, противопоставления материализма и идеализма.

    В действительности же Неопозитивизм продолжает в новых формах традиции субъективно-идеалистического эмпиризма и феноменализма, восходящие к философии Дж. Беркли и Д. Юма. Вместе с тем Неопозитивизм является своеобразным этапом в эволюции позитивизма.

    Так, он сводит задачи философии не к суммированию или систематизации специально-научного знания, как это делал классический позитивизм 19 в., а к разработке методов анализа знания. В отличие от юмизма и позитивизма 19 в.

    , ориентировавшихся в исследовании познавательных процессов на психологию, Неопозитивизм делает предметом своего рассмотрения формы языка — научного, философского или повседневного — и пытается осуществлять анализ знания через возможности выражения его в языке.

    При этом, если для предшествовавшего позитивизма в качестве «непосредственно данного», выход за пределы которого оценивался в качестве неправомерной «метафизики», выступала сфера чувств и переживаний субъекта, то для Неопозитивизм в качестве подобного предела выступают, в конечном счете, не феномены сознания, а формы языка.

    «Метафизика» рассматривается не просто как ложное учение, а как учение в принципе невозможное и лишённое смысла с точки зрения логических норм языка, причём источники её усматриваются в дезориентирующем воздействии языка на мысль. Всё это позволяет говорить о Неопозитивизм как о своеобразной логико-лингвистической форме позитивизма, в которой сложные и актуальные проблемы современной логики и языкознания трактуются в духе субъективизма и конвенционализма. Своё учение о философии как об анализе языка, свободном от какой-либо «метафизики», Неопозитивизм считает «революцией в философии» и противопоставляет его всем остальным философским течениям — как традиционным, так и современным.

      Впервые идеи Неопозитивизм получили чёткое выражение в деятельности так называемого Венского кружка, на основе которого сложилось течение логического позитивизма. Именно здесь были сформулированы основные идеи неопозитивистской философии науки, завоевавшие в 1930-40-х гг.

    значительную популярность в кругах буржуазной научной интеллигенции — сведение философии к логическому анализу языка науки, принцип верификации, предполагающий, что каждое научно осмысленное высказывание должно быть доступно эмпирической проверке, трактовка логики и математики как формальных преобразований в языке науки и т.п.

    С этих позиций критическому анализу подвергалась вся классическая философия.

      Эти взгляды составили основу того идейного и научно-организационного единства Неопозитивизм, которое сложилось в 1930-х гг. и к которому, помимо логических позитивистов, примыкал ряд американских представителей философии науки (Ч. Моррис, П. Бриджмен, Маргенау и др.), львовско-варшавской школы в логике (А. Тарский, К.

    Айдукевич), упсальской школы в Швеции, мюнстерской логической группы в Германии и т.д. Однако уже в 1950-е гг. достаточно ясно обнаружилось, что «революция в философии», провозглашенная Неопозитивизм, не оправдывает надежд, возлагавшихся на неё буржуазными философами.

    Классические проблемы философии, преодоление и снятие которых обещал Неопозитивизм, воспроизводились в новой форме в ходе его собственной эволюции. С ослаблением влияния логического позитивизма сравнительно большой вес приобретает течение английских аналитиков (лингвистическая философия), последователей Дж. Мура (а впоследствии и позднего Л.

    Витгенштейна), которые разделяют общую антиметафизическую направленность Неопозитивизм, а также его эмпиризм, но не придерживаются господствующей в Неопозитивизм исключительной ориентации на философию науки и подвергают критике теорию верификации. Критика логического позитивизма в 1950-60-х гг.

    ведётся и сторонниками так называемого логического прагматизма в США (У. Куайн и др.), также обвиняющих логический позитивизм в чрезмерном сужении задач философии, сведении её только к логике науки. Одновременно с развитием этих кризисных явлений внутри самого Неопозитивизм снижается и авторитет Неопозитивизм в системе буржуазной философии и идеологии в целом.

    Уход от жизненно важных социальных и идеологических проблем, обосновываемый концепцией деидеологизации философии, чрезмерный академизм, абсолютизация логической и языковой проблематики вызывают падение популярности Неопозитивизм, сопровождаемое усилением влияния антипозитивистских течений в буржуазной философии (экзистенциализм, философская антропология).

    Важную роль в развенчивании претензий Неопозитивизм на роль современной философии науки сыграла критика его с позиций марксизма, основной вклад в которую был внесён советскими философами. Главная тенденция эволюции Неопозитивизм в этих условиях состояла в попытках либерализации своей позиции, в отказе от широковещательных программ и измельчании проблематики.

    Само понятие Неопозитивизм начиная с 1950-х годов всё больше вытесняется понятием аналитической философии. В области философии в 1960-1970-х гг. развивается течение, которое, сохраняя определённую связь с общими установками Неопозитивизм, в то же время выступает против неопозитивистского понимания задач методологического анализа науки (Г. Кун, И.

    Лакатос, П. Фейера, С. Тулмин и др.). Сторонники этого течения, в частности, отвергают абсолютизацию методов логической формализации, подчёркивают, в противоположность Неопозитивизм, значение исследования истории науки для методологии науки, познавательную значимость «метафизики» в развитии науки и пр. Это течение частично находится под влиянием идей К.

    Поппера, который в ряде вопросов отходит от ортодоксального Неопозитивизм Все эти явления свидетельствуют о глубоком идейном кризисе современного Неопозитивизм, по существу не являющегося уже целостным и последовательным философским направлением.

     

      Лит.: Нарский И. С., Современный позитивизм, М., 1961; Хилл Т. И., Современные теории познания, пер. с англ., М., 1965, гл. 13 и 14: Швырев В. С., Неопозитивизм и проблемы эмпирического обоснования науки, М., 1966; Богомолов А. С., Англо-американская буржуазная философия эпохи империализма, М., 1964, гл.

    IX и X; Современная идеалистическая гносеология, М., 1968, раздел 1; Современная буржуазная философия, М., 1972, гл. 9; Козлова М. С., Философия и язык, М., 1972; Logical positivism, ed. A. Ayer, L., 1959; The legacy of logical positivism, ed. P. Achinstein and S. Barker, Bait., 1969; Criticism and the growth of knowledge, ed. 1.

    Lakatos and A. Musgrave, Camb., 1970.

      В. С. Швырев.

       

    Статья про слово «Неопозитивизм» в Большой Советской Энциклопедии была прочитана 28067 раз

    Источник: http://bse.sci-lib.com/article081146.html

    Философио.Ру

    В XX столетии традиции позитивизма были продолжены неопозитивизмом, который, по прежнему отвергая классические метафизические проблемы, сосредотачивает внимание на анализе языковых форм знания. Отличие неопозитивизма от первого позитивизма и эмпириокритицизма в том, что он видел задачу философии в разработке знаково-символических форм научного познания.

    Иногда неопозитивизм называют «логическим позитивизмом». Основные идеи неопозитивизма впервые были артикулированы в начале 20-х годов интеллектуалами, входившими в так называемый «Венский кружок» логических исследований. Их позитивистская программа включала следующие идеи: * Ограничение предмета философии анализом языка науки.

    * Превращение логики в формальную и математическую логику, нацеленные на совершенствование языка науки.

    * Стремление подвергнуть всё наличное знание критическому анализу с позиции требования принципа верификации.

    Принцип верификации — ключевой в методологии неопозитивизма. Он означает процедуру установления истинности утверждений через их эмпирическую проверку: если не будут обнаружены факты, подтверждающие теорию, она не является истинной.

    Постпозитивизм

    В 50-е годы ХХ столетия всё отчётливее стала проявляться исчерпанность неопозитивизма: опыт развития естественных наук показал, что полностью формализовать язык науки невозможно. Тщетным оказалось и стремление неопозитивизма исключить из философии классические проблемы: сознание, бытие, свободу.

    Констатация этого дала основание говорить если не о закате неопозитивизма, то о переходе его в стадию постпозитивизма. Начало постпозитивизма связывают с работой английского философа Карла Поппера «Логика научного открытия».

    Под «постпозитивизмом» стали понимать совокупность методологических концепций, пришедших на смену неопозитивизму и являющихся очередным этапом в развитии философии науки.

    Несмотря на разнородность этих концепций, они имеют ряд общих черт, позволяющих подвести их под общее название «постпозитивизма»: * Все эти концепции отталкиваются от классической позитивистской методологии, но подвергают её критическому пересмотру.

    * Для них характерен отказ от ориентации на анализ языка науки и обращение к истории науки. Изучение развития научного знания, по мнению постпозитивистов, помогает выявить закономерности в тенденции развития науки.

    * Они отвергают строгие и жёсткие оппозиции, характерные для философии науки: между эмпирическим и теоретическим, открытием и обоснованием, фактом и теорией. * Постпозитивисты считают непродуктивным противопоставление философии и науки. * Общей чертой всех постпозитивистских концепций является отказ от кумулятивизма в понимании развития науки в пользу концепции научных революций: периоды спокойной, повседневной исследовательской работы сменяются скачкообразными прорывами и появлением новых картин мира, теорий, гипотез.

    Наиболее авторитетными представителями постпозитивизма являются: Т.Кун, И.Лакатос, Ст.Тулмин, П.Файерабенд.

    Источник: http://www.Filosofio.ru/postklassicheskaya-zapadnaya-filosofiya/neopozitivizm.html

    Ссылка на основную публикацию