Социальный институт в рамках правовой инновации

«Инновации»: понятие и классификация (правовое измерение)

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 

доктор юридических наук, кандидат исторических наук, профессор, заведующая кафедрой международного права Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена

Аннотация: 

В статье раскрываются различные подходы к определению понятий «инновация» и «инновационная деятельность». Показано, что в юриспруденцию данная дефиниция пришла из экономической науки. Анализируются основные программные документы и нормативно-правовые акты как федерального, так и регионального уровней.

Ключевые слова: 

инновация, инновационная деятельность, информационное общество, предпринимательская деятельность, рыночная экономика, экономический прогресс.

Литература: 

[1] Андреева T.A. Стратегия кластеризации как инструмент активизации инновационных процессов // Инновационная деятельность. 2012. № 2 (20). [2] Балуев Р.В., Стешенков Л.П., Ушакова Е.В., Шамина Л.К. Инновационный проект как инструмент развития инновационного потенциала. СПб.: Администрация Ленинградской области, ГУ «Агентство экономического развития Ленинградской области». 2011.

[3] Беспалов В.А., Рыгалин Д.Б. Государственная научно-техническая и инновационная политика. Учебное пособие. М.: МИЭТ. 2007. [4] Варфоломеева Ю.А. Интеллектуальная собственность в условиях инновационного развития. Монография. М.: «Ось-89». 2006. [5] Волынкина М.В. Правовое регулирование инновационной деятельности: проблемы теории. М.: Аспект Пресс. 2007. [6] Галушкин А.А.

Национальная информационная безопасность: вчера, сегодня, завтра // Юстиция. 2013. № 1. [7] Городов О.А. Правовая инноватика (правовое регулирование инновационной деятельности). СПб.: ООО «Университетский издательский консорциум “Юридическая книга”». 2008. [8] Грудцына Л.Ю., Пашенцев Д.А., Шленева Е.В.

Основные направления формирования концепции правового обеспечения комплексной национальной инновационной системы // Образование и право. 2011. № 5. [9] Дорский А.Ю. Ценности в пространстве коммуникаций и коммуникация как ценность // Просвещение в России: традиции и вызовы нового времени. Материалы VI сессии общественно-педагогического форума. СПб.. 2014. [10] Евсеева Л.А.

Правовое регулирование инновационной деятельности. Монография. Чебоксары: Типография ООО «Фирма “Атолл”». 2010. [11] Запорожец А.М. Некоторые правовые проблемы технического регулирования в условиях инновационной деятельности // Бизнес, менеджмент и право. 2014. № 2. [12] Звездкина А.С. Инновационная деятельность в России: проблемы правового регулирования.

Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата юридических наук. М.. 2005. [13] Зверев А.В. Инновационная система России: проблемы совершенствования. М.: ИИЦ «Статистика России». 2008. [14] Кабанова А.В., Сафонов А.А., Ладыгина Л.Ф. Проблемы правового регулирования инновационной деятельности // Актуальные проблемы авиации и космонавтики. 2011. Т.2. № 7.

[15] Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 г. // Собрание Законодательства Российской Федерации. 24 ноября 2008 г. № 47. [16] Круглов М.Г. Инновационный проект. Управление качеством и эффективностью. М.: Издательство «Дело» АНХ. 2009. [17] Маркеев А.И. Правовое регулирование инновационной деятельности. Учебное пособие.

Новосибирск: СибАГС. 2010. [18] Мижинский М.Ю. Правовое регулирование налогового стимулирования инновационной деятельности в государствах-членах Европейского Союза. Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата юридических наук. М.. 2006. [19] Пашенцев Д.А. Правовые основы инноваций и инновационной деятельности в Российской Федерации // Евразийский юридический журнал. 2012.

№ 7 (50). [20] Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию от 5 ноября 2008 г. // Российская газета. 2008. 6 ноября. [21] Рассудовский В.А. Проблемы правового регулирования инновационной деятельности в условиях рыночной экономики // Государство и право. 1994. № 3. [22] Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности. М.. 2003.

[23] Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации // Российская газета. 2008. 16 февраля. [24] Трофименко А.В. О некоторых аспектах соотношения частных и публичных интересов при правовом регулировании инновационной деятельности // Инновации в науке. 2013. № 17. [25] Хомкин К.А. Инновационный проект. Подготовка для инвестирования. М.: Издательство «Дело» АНХ. 2010.

[26] Худокормова О.И. Правовое регулирование инновационной деятельности в Российской Федерации. Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата юридических наук. М.. 2010. [27] Шумпетер Й.А. Теория экономического развития. М.. 1982.

[28] Machlup F. An economic review of the patent system. Study № 15 of the Subcommittee on Patent, Trademarks and Copyrights of the committee on the Judiciary United States Senate 85 Congress, 2 Session. Wash.: GPO. 1958.

Источник: http://pravozashitnik.net/ru/2014/3/24

Значение неформальных институтов в инновационном развитии

SIGNIFICANCE OF INFORMAL INSTITUTIONS IN INNOVATIVE DEVELOPMENT

Liana Makaeva

Postgraduate student of the department of economic theory of the FSBEI UGATU

Russia, Ufa

Ekaterina Barkova

Postgraduate student of the department of economic theory of the FSBEI UGATU

Russia, Ufa

АННОТАЦИЯ

В статье рассматривается проблема влияния институциональной среды на инновационное развитие, отображается роль влияния неформальных институтов в становлении национальной инновационной системы России.

ABSTRACT

The article considers the problem of the influence of the institutional environment on innovative development, reveals the influence of informal institutions in the formation of the national innovation system of Russia.

Ключевые слова: неформальные институты; национальная инновационная система; инновационная политика; институциональная среда.

Keywords: Informal institutions; national innovation system; innovation policy; institutional environment.

В современных условиях основой устойчивого развития экономики является уровень развития национальной инновационной системы. Инновационное развитие любого государства зависит от качества институтов в этой стране. Исходя из этого, проблема влияния институциональной среды на инновационную деятельность представляется актуальной.

Институты — это своего рода правила игры, которые задаются в обществе [1]. Тогда организации, которые действуют в той или иной среде, являются, по сути, игроками, которые действуют среди этих правил. Цель правил — упорядочить конкретные взаимоотношения и сделать их предсказуемыми.

[1] Подход к институтам как к правилам основывается на исследованиях В. Хофелда и Дж. Коммонса. В рамках данного подхода, в своем большинстве, институты существуют отдельно от конкретных индивидов, представляя собой правила игры, а не конкретных игроков. Такой же позиции придерживался Д.

Норт, который своими работами внес значительных вклад в развитие институциональной экономики.

Все эти правила, как собственно и сами институты подразделяются на формальные и неформальные. Формальные правила представляют собой юридические нормы, особенность которых состоит в наличии групп людей, обеспечивающих их соблюдение. Формальные правила являются неотъемлемым атрибутом государства, которое и обеспечивает их защиту.

Особенностью неформальных институтов является механизм их самоподдерживания, в том смысле, что не требуется контроля специализированного органа, обеспечивающего соблюдение правил. И санкции за нарушение неформальных институтов, не носят организованный характер.

 Эти санкции, осуществляются внутри социальной группы, как правило, за счет репутационных механизмов или за счет действия определенных индивидов. Распространение неформальных норм осуществляется в рамках социализации, внутри семьи, школы, институтов высшего образования и так далее.

 В тех сферах, где неформальные правила управляют человеческим поведением, невозможно правильно оценить влияние формальных, поддерживаемых государством правил, не поняв действующие неформальные правила.

Определяя национальную инновационную систему, К. Фримен указывает, что «НИС – это сеть институтов в государственном и частном секторе, которые, взаимодействуя, инициируют, импортируют, модифицируют и распространяют новые технологии».

[2] К институтам поддержки инноваций могут относиться, как законы и нормативные акты, социальные и культурные нормы, так и созданные специальные учреждения поддержки и координации инновационного процесса, например, государственные межотраслевые комиссии или советы по инновациям, институты развития.

[2]        Современная НИС это совокупность едва ли не всех экономических институтов государства и его развитие зависит от качества институтов в этой стране.

 Однако, даже внутри одной страны часто можно наблюдать крайне существенные различия в уровне развития между отдельными регионами, хотя институты, характеризующие страну в целом, такие как законы, определённые кодексы, предписания, одинаковы абсолютно для всех регионов.

 Дуглас Норт отмечал, что для развития важны не только формальные институты, такие как законы или кодексы, но и институты неформальные, связанные с социальными нормами и доверием. И различия в результатах работы похожих формальных институтов между отдельными регионами, которые в разных регионах одной и той же страны могут работать очень и очень по-разному, можно объяснить различиями в неформальных нормах поведения, в неформальных институтах.

Кроме того, многие исторические примеры показывают, что прямое заимствование институтов, когда та или иная страна копирует успешный опыт работы того или иного института для своей страны, не всегда работает.

 Иными словами, институциональные правила, законодательные нормы, перенесённые на почву другой страны, не обязательно дадут столь же успешный, эффективный результат.

Для успешного развития необходимы и соответствующие условия.

В последние годы был реализован целый ряд проектов по развитию инновационной системы. В частности:

1) создание ОАО «Роснано»

2) развитие сети центров коллективного пользования оборудованием

3) открытие и запуск в 2010 г. Инновационного центра «Сколково»

4) создание особых экономических зон технико-внедренческого типа;

5) строительство в рамках программы поддержки малого предпринимательства сети бизнес-инкубаторов;

6) создание региональных венчурных фондов

Современная российская действительность показывает, что, к сожалению, инновационные программы не достигают нужного эффекта.

Причиной тому служит то, что неформальные правила в стратегических программах учитываются на высоком уровне по умолчанию, задаются экзогенно.

Если для определенных стран это оправдано, то для России подобное рассмотрение в документах высокого уровня «идеальной экономики» с развитыми институтами приводит естественно к расхождению стратегических посылов и реальной практики.

Реализация стратегий модернизации, а также других инструментов инновационной политики нередко наталкивается на препятствия в виде существующих неформальных институтов: качество государственного управления, условия для ведения бизнеса, уровень экономических свобод, уровень коррупции и другие составляющие инвестиционного климата по крайней мере отчасти зависят от состояния социокультурной среды.

Рисунок 1. Влияние неформальных институтов на НИС

Одним из самых важных факторов инновационного развития является человеческий капитал.  При рассмотрении данного вопроса особое значение следует уделить качеству образования.

На сегодняшний день сохраняются проблемы по надлежащего образования на всех уровнях – от начального общего и среднего профессионального до высшего послевузовского.

В данном аспекте особенно важен высокий уровень высшего образования по естественно-научным и иинженерно-техническим специальностям. Согласно международным рейтингам, российские вузы практически не попадают в пятьдесят мировых лидеров.

Целенаправленная работа по развитию компетенций в сфере исследований и разработок, а также мотиваций к инновационной деятельности в российских вузах начата только в последние годы.

 Кроме качества образования также большое значение имеют и формируемые у человека поведенческие установки. Также основные личностные качества для инновационного предпринимательства, как мобильность, стремление обучаться в течение всей жизни, склонность к предпринимательству, принятию риска недостаточно развиты по сравнению со странами с высокой инновационной активностью.

 В   настоящее время на низком уровне остается восприимчивость предприятий к   инновациям.

  В 2015 году   разработку   и   внедрение   технологических инноваций осуществляли 9,3 процента общего количества предприятий российской промышленности, что значительно ниже значений, характерных других стран, для Германии (71,8 процента), Бельгии (53,6 процента), Эстонии (52,8 процента), Финляндии (52,5 процента) и Швеции (49,6 процента). [5]

Также следует отметить, что существуют проблемы в системе управления предприятиями. Низкая эффективность, расточительность и авторитаризм снижает российского менеджмента значительно снижает его эффективность.

Читайте также:  Исковое заявление о разделе кредита после расторжения брака

Таким образом, можно утверждать, что при планировании и проведении инновационной политики необходимо учитывать характеристики неформальные институты национальной инновационной системы.

Список литературы:

  1. Комаров В.М., Коцюбинский В.А., Павлов П.Н., Сутырина Т.А. Институциональные барьеры инновационного развития российской экономики.-М.: РАНХиГС. –  2013. – 88 с
  2. Лукьянова А. Ю., Погосян Л. В. Проблемы инновационного развития России  // Актуальные вопросы экономики и управления: материалы Междунар. науч. конф. (г. Москва, апрель 2011 г.).Т. I. — М.: РИОР, 2011. — С. 36-38.
  3. Норт Д. К. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. — М.: Фонд экономической книги «Начала», 1997. — 180с.
  4. Стратегия инновационного развития Российской Федерации до 2020 года. [электронный ресурс] –  Режим доступа. URL: http://ac.gov.ru/projects/ public-projects/04840.html (дата обращения 03.03.2017)

Источник: https://sibac.info/conf/econom/lxxii/72377

Инновации как форма обновления права

Праву присущи развитие и обновление, так как в любом обществе существуют две противоположные тенденции: тенденция к непрерывному развитию и совершенствованию, и тенденция к сохранению в прежнем состоянии государственного и общественного строя [5, с.181].

Заимствование структурных элементов из одной правовой системы в другую помогает разным государствам достичь высоких результатов в различных областях, однако разрыв между менталитетом людей и механически созданной правовой организацией может увеличиваться, а при отсутствии достаточной правовой культуры служить основанием для регресса права. Это характерно и для современного состояния права различных государств.

Имеет место нарастающий дисбаланс между различными правилами поведения (мораль, обычай, религиозные нормы, корпоративные нормы) и непосредственно правом — формально-определённых, общеобязательных и гарантированных государством правил поведения.

Отсутствие общественного осуждения негативных тенденций, уничтоженных и в то же время не созданной деятельностью, вошедших в повседневную жизнь традиций, скромность в религиозном порицании действий, разрушающих положительные общественные отношения, право осталось один на один с проблемами социальной регуляции. Складывается впечатление, что в современных условиях право ищет свою потерянную «предустановленную гармонию» в том её виде, о которой говорил Г. Лейбниц: «…В этой системе всё находится между собою в совершенной гармонии и дышит полнейшим согласием: душа с телом, монады друг с другом» [2, с.55].

В сложившихся условиях каждой правовой системе, праву различных государств, находящихся на «своём» уровне становления необходим разный объём, состав, метод обновления для их развития, социального прогресса в целом.

При этом необходимо учитывать, что «…у каждого социума свой путь развития, и очевидно, что он зависит от особенностей его отношения к вопросам соотношения традиций и инноваций в обществе, готовности преобразовать жизненные правила в соответствии с новыми условиями…» [3, с.10].

Где же мы находимся с точки зрения обновления права? Видимо, на стадии отдельных правовых инноваций, которые предназначены для улучшения существующих элементов правовой системы.

Если для обновления права, правовой системы зачастую прибегают к различного рода заимствованиям, то для улучшения права, его гармонизации необходимы, на наш взгляд, инновации, как одна из форм его обновления.

Английский термин «innovation», переводимый на русский язык как «инновация», «нововведение», имеет сравнительно широкий спектр значений. Само понятие innovation впервые появилось в научных исследованиях XIX в.

И как это ни странно на фоне сегодняшнего технико-экономического истолкования, данный термин первоначально применялся западными культурологами для объяснения «культурных диффузий» [1, с.36], подразумевая введение одних элементов культуры в другую [7, с.

15] в африканских и отдельных азиатских странах.

Социально-гуманитарный аспект исследования инновационной тематики получает своё обоснование в работах французского юриста, социолога Габриеля Тарда: «Социальная логика» (1901) и «Социальные законы. Личное творчество среди законов природы и общества» (1906).

Тард исследует логику социального прогресса и на этой основе, не используя напрямую само понятие «инновация», фактически обнаруживает ряд важных сущностных характеристик феномена инноваций: необходимость принятия её общественным сознанием; высокую социально-прогрессивную значимость; непрерывность, целенаправленность; двойственную природу появления инноваций (внутреннюю, порождённую потребностью индивида; внешнюю, порождённую потребностью общества) [9, с.16].

В современном научно-теоретическом дискурсе проблема инноваций рассматривается в экономике, политике, образовании и других сферах общественной жизни. Помимо технической «оболочки», инновация может быть выражена и в других формах, например в форме идеи.

Практически инновация в форме идеи, с её обязательным внедрением, наглядно представлена на отдельных примерах. Так, начавшаяся с трудов немецких государствоведов и экономистов в конце XIX в. Л. Штейна, Ф. Наумана, А.

Вагнера, инновационная идея «социального государства» была в последующем конституционально закреплена в Италии, ФРГ, Швеции, Японии и на сегодняшний период выражается как особый, социально ориентированный тип государства с развитой многоукладной экономикой, высоким уровнем социальной защищённости граждан, утверждением принципа социальной справедливости. С другой стороны, интересна инновационная идея китайской трансформации марксизма — попытка его соединения с идеями конфуцианства, обращение к этическим принципам, идеям социальной гармонии личности, семьи, общества, государства. Результатом инновационного поиска современного Китая является его экономический рост, повышение жизненного уровня, возрастающая роль Китая в современной экономике и политике. Является ли инновационная идея социализма с китайской спецификой, выраженной в стремлении соединить рыночную экономику с социальной справедливостью, прогностической или утопической, — покажет само историческое развитие [6, с.11].

Под правовой инновацией предлагается понимать внедрённое в правовую систему новшество, качественно улучшающее её элементы с целью гармонизации действующего права.

Особенность инновации в отличие от других смежных понятий и категорий, таких как «новшество», «открытие», «улучшение», «изобретение», в том, что инновации позволяют как создать, так и получить дополнительную ценность и главным образом связаны с практическим внедрениемв социальную материю.

Признаками, отличающими правовую инновацию от других, смежных категорий являются: 1. Внедрение в правовую среду, правовую систему нового; 2. Наличие определённых инновационных этапов (циклов); 3. Конечный инновационный результат, связанный с внедрением.

Внедрение — основное отличие инновации от других, схожих на первый взгляд, терминов и, в первую очередь, с такими как «новация». Внедрение — это не что иное, как использование на практике каких-либо исследований, экспериментов.

Условиями успешного внедрения инновации могут быть признаны следующие: 1) предварительная подготовка благоприятных социальных оснований; 2) обеспечение эффективной демонстрационной поддержки; 3) активное использование примеров успешного применения новинки, учитывающее когнитивные возможности потенциальных последователей.

В зависимости от степени устойчивости, активности внедряющих субъектов, их ресурсов и других факторов на заключительном этапе определяется, станет ли инновация концептуальной или локальной. Под концептуальной инновацией подразумевается фундаментальное обновление, повышающее сложность системы.

С позиции синергетического подхода концептуальная инновация выступает фактором самоорганизации достаточно крупных социальных групп, зачастую противодействующих друг другу.

В этот период социального хаоса происходит ветвление пути эволюции социальной системы, разрыв в эволюционной преемственности норм и практик, а в последующем — «выбор» конкретной траектории развития.

Под локальной подразумевают инновацию, получающую ограниченное распространение и не меняющую параметров порядка системы. Она является локальной в том смысле, что имеет сравнительное небольшое число сторонников.

Внедренная, локальная либо концептуальная инновация постепенно превращается в действующую традицию и круг замыкается. После того, как инновация реализовалась в изменениях, начинается закрепление ее в соответствующих правилах, нормах, структурах и функциях системы. Как харизма передается посредством ритуалов подражания, так и инновация многократно копируется.

Процесс распространения инноваций внутри социальной системы называется диффузией инноваций. Этотеория, которая стремится объяснить:как,почемуи с какой скоростьюновые идеи и технологии распространяются через разные культуры.

Одна из выявленных закономерностей диффузии инноваций — тенденция ускорения и уплотнения времени ее осуществления. При этом, если в предыдущие исторические эпохи процесс распространения какого-либо нововведения занимал несколько столетий, то в конце XX в.

развитие средств коммуникаций, снятие информационных барьеров способствовали резкому ускорению процессов диффузии.

Причина инноваций — необходимость адаптации общества к меняющимся условиям существования путём выработки новых смыслов, средств, технологий и продуктов человеческой деятельности (вещей, знаний, символов, коммуникаций, механизмов социализации).

Неудовлетворительное состояние с пониманием явления инноваций в праве в значительной мере предопределяется тем фактором, что исследователи инноваций в праве нередко используют одни и те же термины, зачастую смежных по своей природе в совершенно разных значениях.

Несмотря на широкий спектр литературы, посвященной инновациям, мы не встретим концептуального изучения этого понятия и явления как на теоретическом, так и на методологическом уровнях в правовой среде (право, правоотношения, правосознание, законность, правопорядок, субъективные права, нормативные акты). Между тем в последнее время поиск новых трактовок, смысла инноваций в праве становится всё более актуальным.

С конца XX в. в зарубежных, а в последнее время и в отечественных научных изданиях идёт поиск новых трактовок, смысла инноваций в праве, который становится всё более актуальным. Так, профессор Свободного Университета г. Амстердама Э. Бланкенбург объясняет правовые инновации особенностью структуры юридической профессии в различных странах.

Обращая внимание на то, что юридическая инновация приходит извне правовой системы, он увязывает традиции прецедентного и кодифицированного права с разными шансами юридических инноваций.

Правовая культура, для которой характерна профессия энергичных адвокатов, во-первых, чувствительна к потребностям и проблемам, которые могут быть удовлетворены юридическими средствами; во-вторых, предлагает услуги, которые облегчают доступ населения к праву; в-третьих, способствует реальным изменениям законодательства.

Адвокаты очень изобретательны, но они слабы в плане «диффузии» своих изобретений. Последнюю задачу в состоянии решить кодифицированное право путём установления норм. В данном случае инновация имеет более значительный шанс стать эффективной [2, с.100–108].

В российской правовой системе существовали определённого рода примеры практической правовой инновации, которая выражалась в следующем: «… Это было не отмена старого акта и создание совершенно нового, абстрактно придуманного, а постепенное угасание древнего источника, наслоение на него современного толкования, сохранение старой (как правило, обычной) правовой почвы, в силу чего ведущим методом правотворчества становится рецепция содержания действовавших памятников — как русских, так и иностранных» [8, с.119].

В ходе обновления право в зависимости от уровня развитости проходит несколько стадий изменения в результате различного объёма заимствований из других правовых систем или собственных элементов правовой системы, действовавших на предыдущих этапах развития государства и права.

Инновации необходимы для гармонизации национального права после использования большего по объёму и степени обновления права, выраженной или в тотальной рецепции, или рецепции отдельных отраслей права и институтов правовой системы.

Инновация, в первую очередь, эффективна после, своего рода, «грубого» обновления права.

Видимо, сводить и подразумевать инновации только к увеличению нормативных правовых актов, поиску альтернативных источников права является «усеченной» позицией в рамках обновления, происходящего во всей правовой системе и праве. Правовые инновации вполне могут реализовываться в правовой идеологии, правовой культуре, правоприменении.

Таким образом, правовые инновации необходимо рассматривать как одно из средств повышения эффективности правового регулирования.

При этом важно учитывать, что право, с одной стороны, не должно отставать от регламентации возрастающих, вновь возникающих интересов человека, а с другой — аккумулировать и развивать духовные ценности, национальные достижения, то есть качественно выполнять одну из главных общесоциальных функций — культурно-историческую.

Читайте также:  Как оформить полученный в наследство дом: документы для нотариуса

Зачастую новое в праве не всегда можно рассматривать как правовую инновацию, которая сможет кардинально изменить и улучшить действующее право.

Инновация в праве будет действенно работать в том случае, когда создана и функционирует правовая система, в которой только в некоторой степени, в отдельных случаях допускается наличие противоречий, правовых пробелов, ошибок. При этом любая, на наш взгляд, инновация, выражающаяся в объективном праве, должна пройти сквозь правотворческую стадию и может быть закреплена в качестве нормы права.

Литература:

  1. Александренков, Э. Г. Диффузионизм в зарубежной западной этнологии: Критические этюды / Э. Г. Александренков. — М., 1976. — 62 c.
  2. Бланкенбург, Э. Юристы и правовые инновации в Германии и США / Э. Бланкенбург // Государство и право. 1997. — № 5. С. 100–108.
  3. Коньков, В. В. Социальный прогресс: критерии, противоречия, парадигмы: автореф. дис. … канд. филос. наук / В. В. Коньков. — М., 2012. — 30 c.
  4. Лейбниц, Г. В. Новые опыты о человеческом разумении автора системы предустановленной гармонии / Г. В. Лейбниц, Соч.: в 4 т. — М.: Мысль, 1983. Т.2. — 683 c.
  5. Марченко, М. Н. Теория государства и права в вопросах и ответах: учебное пособие. — изд. 2-е, перераб. и доп. — М.: ТК Велби, 2004. — 640 c.
  6. Оботурова, Н. С. Идея в структуре познания и деятельности: автореф. дис. … док. филос. наук / Н. С. Оботурова. — М., 2011. — 35 c.
  7. Пригожин, А. И. Современная социология организаций / А. И. Пригожин. — М., 1995. — 296 c.
  8. Синюков, В. Н. Российская правовая система. Введение в общую теорию / В. Н. Синюков. — изд. 2-е. — М.: Норма, 2010. — 672 c.
  9. Столярова, Т. А. Инновации как социальный феномен: дис. … канд. филос. наук / Т. А. Столярова. — М., 2009. — 174 c.

Основные термины (генерируются автоматически): правовая система, инновация, концептуальная инновация, правовая инновация, инновационная идея, социальная система, правовая среда, правовая культура, последнее время, социальная справедливость.

Источник: https://moluch.ru/conf/law/archive/179/8938/

Инновационная деятельность как институт права

Е. О. Кузьмина. Инновационная деятельность как институт права

представляется определение содержания конституционных положений в конституционной практике (прежде всего в практике конституционного правосудия).

Другими словами, Верховному суду надлежит принять ряд решений, в которых при толковании соответствующих норм Конституции языковая дискриминация будет рассмотрена как самостоятельный вид дискриминации, не всегда связанный с дискриминацией по национальному признаку.

Впрочем, поиск конкретных способов конституционализации принципа равенства независимо от языка в США выходит за рамки настоящей работы.

В рамках же данной статьи гораздо более важным является вывод о том, что принцип равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от языка является конституционным по своей природе и его закрепление в тексте действующей Конституции РФ скорее отражает его конституционность, нежели устанавливает ее. В то же время глубокое понимание значения рассматриваемого конституционного принципа было бы невозможно без обращения к опыту государства, в правовой системе которого процесс конституционализации данного принципа еще не завершился.

Примечания

1 Татаровская И. М. Проблема государственного языка в США // Государственная власть и местное самоуправление. 2007. № 5. С. 32.

2 Там же.

3 Конституционное право зарубежных стран в вопросах и ответах : учеб.-метод. пособие / ред. А. В. Малько. М., 2003. С. 34.

4 Для защиты принципа равенства независимо от языка в этих случаях судам приходилось ссылаться на нормы отраслевого законодательства, большинство из которых предусматривает защиту от дискриминации по национальному признаку (в таких случаях языковая дискриминация рассматривалась судами как суррогат дискриминации национальной), либо «находить» гарантии равенства независимо от языка в нормах Конституции, традиционно применяемых для защиты опять-таки от дискриминации по национальному признаку (Поправка XIV к Конституции США); сложность юридических построений, применяемых судами в процессе такого «нахождения», заслуживает отдельной статьи.

5 Алебастрова И. А. Конституционные принципы: форма выражения, место в системе права и его источников // Конституционное и муниципальное право. 2007. № 8. С. 12.

6 Там же. С. 13.

УДК 342(470)

ИННОВАЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КАК ИНСТИТУТ ПРАВА

Е. О. Кузьмина

Саратовский государственный университет E-mail: kuzminaeo@list.ru

В статье рассматриваются современные проблемы правового регулирования инновационной деятельности в Российской Федерации.

Автор обосновывает свою позицию, согласно которой существуют все необходимые теоретические предпосылки к тому, чтобы рассматривать инновационную деятельность как межотраслевой институт российского права.

Ключевые слова: инновации, инновационная деятельность, правовое регулирование, модернизация, предпринимательская деятельность, институт права.

Innovative Activity аs Legal Institution

Е. О. Kuzmina

In article modern problems of legal regulation of innovative activity in the Russian Federation are considered.

The author proves the position according to which there are all necessary theoretical preconditions considering innovative activity as interbranch institution of the Russian law.

Key words: innovations, innovative activity, legal regulation, modernization, enterprise activity, legal institution.

Одной из основных задач бюджетной политики на 2011-2013 гг. и дальнейших перспектив, поставленных в Бюджетном послании Президента

пгш

Ш/1

РФ от 29 июня 2010 г., являются разработка и внедрение инструментов поддержки инноваций. Президент отмечает необходимость создания особого правового режима для осуществления научной, предпринимательской и иной деятельности с целью максимального облегчения условий реализации инновационных разработок для участников проекта Сколково1.

В связи с этим в настоящее время усилилось внимание законодательства к инновационной деятельности. 2 февраля 2011 г. в Государственную думу внесен законопроект «О государственной поддержке инновационной деятельности в Российской Федерации», который, в отличие от отклоненного в 2010 г.

проекта федерального закона «Об инновационной деятельности в Российской Федерации», определяет требования к субъектам государственной поддержки, регулирует их права и обязанности, а также осуществляет критерии поддержки инновационных проектов.

Нормы, в той или иной форме затрагивающие инновационную деятельность, появляются во множестве нормативных актов федерального уровня. Так, в

© Кузьмина Е. О., 2011

Известия Саратовского университета. 2011. Т. 11. Сер. Экономика. Управление. Право, вып. 2

связи с принятием Федерального закона «Об инновационном центре «Сколково»» были внесены изменения в десятки федеральных законов, в том числе в БК РФ, НК РФ, федеральные законы от 8 августа 2001 г. № 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности», от 25 июля 2002 г.

№ 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», от 27 декабря 2002 г. №184-ФЗ «О техническом регулировании» и др. Таким образом, инновационная деятельность превращается в комплексный объект правового регулирования2.

Более того, если рассматривать инновационную деятельность в широком смысле как совокупность общественных отношений, тем или иным образом затрагивающих создание и внедрение инноваций, то правовое регулирование инновационной деятельности, соответственно, можно рассматривать как институт права.

Однако перед этим следует задаться вопросом: действительно ли появление такого института является целесообразным, не обусловлен ли всплеск активности законотворчества в этой сфере исключительно политическими и конъюнктурными соображениями — как сиюминутная реакция на послание президента? Действительно ли инновационная деятельность нуждается в самостоятельном правовом регулировании?

Правомочность постановки последнего вопроса подкрепляется следующими рассуждениями. Инновационная деятельность, по сути, представляет собой создание нового продукта (товара, услуги) либо внедрение новшеств на любой стадии его жизненного цикла (создание, продвижение, распространение и т.д.).

При этом выделяют два дополнительных признака инновационной деятельности — повышенный риск (связанный с неопределенностью отдачи от результатов) и ориентацию на коммерциализацию (то есть получение значительной выгоды в результате вывода на рынок) от инновации3.

Однако эти признаки, в принципе, характерны для любой предпринимательской деятельности, которой, согласно определению в ст.

2 ГК РФ, признается «самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке»4.

Использование новшеств той или иной степени является для предпринимательской деятельности вполне нормальной ситуацией; не будет преувеличением сказать, что изменения необходимы бизнесу для выживания. Таким образом, закономерен вопрос: каковы предпосылки специального правового регулирования инновационной деятельности?

Для ответа на вопрос следует обратиться к комментарию О. Усковой, президента Национальной ассоциации инноваций и развития информационных технологий, по поводу нового законопроекта о государственной поддержке инновационной деятельности: «Модернизация про-

изводства — организационно сложный и финансово затратный процесс. Переход на новые технологии заставляет значительно менять привычный и устоявшийся производственный цикл, налаженную систему управления, систему профессиональной подготовки персонала.

Это влечет за собой масштабные инвестиции и неизменные сбои в работе предприятия, что негативно сказывается на его экономическом положении в краткосрочной перспективе. Во всех случаях это серьезные финансовые риски, за которые руководство несет полноценную персональную ответственность.

Даже крупнейшие международные корпорации очень неохотно идут на инновационные преобразования, откладывая этот процесс до последнего, пока не возникает уже серьезная угроза их положению на рынке»5.

Государство и общество заинтересованы в том, чтобы российские предприятия были конкурентоспособными на мировом рынке6.

Конкурентоспособность в настоящее время недостижима без использования современных технологий в производстве, маркетинге, распространении продукции, оказании услуг, а это требует от многих предприятий модернизации производственного цикла.

Государство и общество заинтересованы также в повышении эффективности организаций бюджетной сферы, органов государственной власти и местного самоуправления, что также требует модернизации их деятельности.

Но если, например, проводить модернизацию органов государственной власти, органов местного самоуправления государство может волевым решением в приказном порядке (в качестве примера такой модернизации можно привести Федеральный закон «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления»7, который на законодательном уровне установил обязанность органов власти использовать современные стандарты и технологии для обеспечения доступа к сведениям об их деятельности, в том числе размещать эти сведения в сети Интернет), то по отношению к бизнесу необходимы иные административные методы — прежде всего стимулирование и поощрение. В то же время, на наш взгляд, следует отличать модернизацию от инновационной деятельности, хотя многие авторы и смешивают эти понятия. Безусловно, с точки зрения бизнес-процессов отдельно взятой коммерческой компании или промышленного предприятия модернизация этих процессов представляет собой внедрение инноваций — тяжелый и затратный на ранних стадиях процесс (и вполне разумно говорить о дополнительной мотивации со стороны государства). Но при этом она ориентируется на другие компании, предприятия, организации, в том числе и зарубежные, ранее внедрившие аналогичные технологии и доказавшие эффективность такой модернизации своим примером. В отличие от модернизации внедрение инноваций, по нашему мнению, не дает уверенности в конечном результате — либо организация является первой использующей

94

Научный отдел

Е. О. Кузьмина. Инновационная деятельность как институт права

соответствующие новшества, либо их внедрение происходит под действием совершенно новых (по сравнению с другими известными случаями) факторов, таких как экономическая ситуация на локальном рынке, особенности производственного цикла и т. д.

Читайте также:  Скрылся с места дтп: какое грозит наказание водителю за оставление места дорожно-транспортного проишествия

Таким образом, «настоящая» инновационная деятельность отличается максимально высокой степенью риска. Конечно, это не значит, что инноватор, рискуя своим бизнесом, играет в азартную игру — внедрение инноваций основано на уверенности в успехе, а эта уверенность, в свою очередь, зиждется на определенных основаниях.

Но если содержание деятельности по модернизации производства, по переходу на современные технологии несложно формализовать и установить четкие правовые критерии (в частности, являющиеся основанием для оказания государственной поддержки), то решить ту же задачу по отношению к «чистой» инновационной деятельности гораздо сложнее.

Поэтому, на наш взгляд, в нормотворчестве следует разграничивать понятия модернизации и инновационной деятельности.

Таким образом, развитие общественных отношений диктует необходимость специального правового регулирования данной сферы.

Правовой институт обычно определяют как совокупность норм, регулирующих однородные общественные отношения8. В определении правового института, предложенном в учебнике теории государства и права под ред. Д. В. Перевалова, отмечается, что в основе выделения институтов и отраслей права лежат предмет и метод правового регулирования9.

В. Д.

Перевалов определяет предмет правового регулирования как фактические отношения людей, объективно нуждающиеся в правовом регулировании, которым присущи следующие характеристики: устойчивые, повторяющиеся и типичные отношения; волевые целенаправленные отношения; отношения поведенческие, за которыми можно осуществлять внешний контроль10. Объективная потребность в правовом регулировании инновационной деятельности как системы общественных отношений показана выше, и нетрудно увидеть, что эти отношения обладают всеми перечисленными характеристиками. Под методом правового регулирования понимается «совокупность приемов, способов и средств воздействия на поведение субъектов правоотношений»11. Как отмечает Ю. А. Свирин, «самостоятельного правового значения сам метод не имеет. В сочетании с

предметом метод отрасли права способствует бо-

» 12 лее точной и строгой градации права на отрасли»12.

Для правового регулирования инновационной

деятельности в первую очередь характерен такой

метод, как стимулирование (поощрение).

Таким образом, на наш взгляд, существуют все необходимые теоретические предпосылки для того, чтобы рассматривать инновационную деятельность как межотраслевой институт российского права, в котором на фоне императивно-

диспозитивного метода ключевую роль играет специальный метод — стимулирование.

Для окончательного становления этого института необходимо принятие базового закона, в котором содержались бы прежде всего однозначное нормативное определение и критерии инновационной деятельности.

Примечания

1 См.: Бюджетное послание Президента РФ Федеральному собранию РФ от 29 июня 2010 г. «О бюджетной политике в 2011-2013 годах» // Пенсия. 2010. № 7.

2 См.: Нанба С. Б., Мещерякова М. А. Юридические аспекты поддержки инноваций в экономическом развитии // Журнал российского права. 2010. № 4. С. 148-155.

3 См.: Звездкина А. С. Инновационная деятельность в России: проблемы правового регулирования : автореф. … канд. юрид. наук. М., 2005. С. 8 ; Ильдеханов Р. Р., Пазюк К. Т. Современное состояние РФ и проблемы перехода на инновационный тип развития: краткий обзор // Вестник ТОГУ. 2010. № 2(17). С. 158.

4 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ // Собрание законодательства Рос. Федерации. 1994. № 32, ст. 3301.

5 Ускова О. Лишний орган. Нужен ли России еще один инновационный фонд? // Рос. бизнес-газета. 2011. № 788(6).

6 Эта заинтересованность отражается в нормативных документах, принятых более десяти лет назад. Можно назвать, например, Постановление Правительства РФ от 31 декабря 1999 г.

№ 1460 «О комплексе мер по развитию и государственной поддержке малых предприятий в сфере материального производства и содействию их инновационной деятельности», модельный закон об инновационно-инвестиционной инфраструктуре (принят в г. Санкт-Петербурге 8 июня 1997 г.

Постановлением № 9-11 на 9-м пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств — участников СНГ) и др.

7 Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления : Федер. закон от 09 февр. 2009 г. № 8-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2009. № 7, ст. 776.

8 См., например: ШебановА.Ф. Система советского социалистического права. М., 1961. С. 9 ; Теория государства и права / под ред. К. А. Мокичева М., 1965. С. 407 ; Общая теория советского права / под ред. С. Н. Братуся и И. С. Самощенко. М., 1966. С. 317 ; Алексеев С. С. Общие теоретические проблемы системы советского права. М., 1961. С. 6-7.

9 См.: Теория государства и права : учебник для вузов / отв. ред. В. Д. Перевалов. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2004. С. 452.

10 Там же. С. 176.

11 Илларионова Т. И. Гражданское право : в 2 ч. М., 2001. Ч. 1. С. 9.

12 Свирин Ю. А. Исполнительное производство и трансгрессия исполнительного права : монография. М., 2009. С. 28.

Право

95

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/innovatsionnaya-deyatelnost-kak-institut-prava

Типология инноваций в социальной сфере

Инновации носят комплексный характер, применяются во всех областях. В настоящее время, по различным классификациям, специалисты определяют около 40 видов инноваций. Это обстоятельство обуславливает необходимость их систематизации. С учетом наиболее значимых признаков Платонова Н.М. и Платонов М.Ю.

выделяют несколько групп инноваций: продуктовые, технологические, институциональные, социальные. Прежде всего нас интересуют социальные инновации. Нововведения или новые методы социального обслуживания еще не есть инновация. Они становятся инновацией, когда достигнут общественного признания, т.е. когда будет тиражироваться в системе социальных услуг.

Под социальной инновацией понимают создание и внедрение качественно новых социальных институтов и образований, структур и механизмов общественного развития. Специалисты считают, что наиболее благоприятным периодом для проявления инновации этого типа является период депрессии, который наступает за экономическим кризисом.

В период поступательного общественного развития новые идеи могут быть, возможно, не актуальны. В период депрессии, как считают специалисты, инновации становятся фактором выхода из кризиса.

Как отмечает Т.С. Пантелеева, социальные инновации – это результат разработки и применения нового, удовлетворяющего потребности человека или общества и ведущего к социальным изменениям.

Как и любая технология социальной работы, инновационная технология определяется общественными потребностями, требует наличие подготовленных кадров. По мнению Ю.В.

Шепетун, социальные инновации есть осознанные прогрессивные новшества в практике социальной работы, имеют целью эффективно преобразовать социальную деятельность и социальную сферу в целом. [43, с. 24-29]

Главными отличительными особенностями социальных инноваций является то, что они непосредственно затрагивают сложившиеся отношения в обществе, а также зависимость их эффективности от личностных или групповых качества пользователей социальных услуг. Как особенность социальных инноваций можно отметить и сложность измерения и оценки качества.

Изучая инновационные качества социальных услуг, следует помнить о том, что нет раз и навсегда данных инновационных идей, они постоянно развиваются, или видоизменяясь, или вводя новые.

Инновационные идеи через определенное время могут оказывать негативное влияние на уровень и качество социального обслуживания, хотя первоначально воспринимались как весьма положительные.

Кроме того, увлеченность социальной инновацией в сфере обслуживания и расширения пространства ее использования могут увеличивать риск и привести к обратному эффекту.

Основная цель инновационной деятельности в социальной сфере – это решение следующих социальных проблем:

— повышение эффективности и качества работы организаций социальной сферы, социальной работы;

— улучшение качества социальных услуг с учетом динамики потребности населения.

Н.М. Платонова и М.Ю. Платонов к типам инноваций в социальной сфере относят:

— инновации, инициированные клиентами, т.е. нововведения, разработанные на основе учета потребности клиента – пользователя социальных услуг. В качестве примера приводят семью с детьми-инвалидами, когда она постоянно нуждается в совершенствовании методов и средств защиты и оказываемых услуг.

— инновации, диктуемые конкуренцией на рынке социальных услуг в связи с внедрением негосударственных форм социальных услуг;

— инновации, стимулируемые органами государственной власти и местным сообществом в виде национальных проектов развития региональной социальной работы;

— инновации, которые обуславливаются материально-техническим и кадровыми изменениями, в частности, омоложением персонала, улучшением материальной базы социальных учреждений;

— инновации по масштабам реализации: а) локальные нововведения в пределах одного направления деятельность служб; б) системные нововведения в пределах деятельности всей службы; в) единичные нововведения, осуществляемые на одном объекте; г) диффузные нововведения, тиражируемые во многих объектах [21, с. 27-28].

Обобщенная классификация инноваций в социальной работе дается в национальном стандарте – «основные виды социальных услуг». В соответствии с ним нововведения в социальной работе могут и должны воплощаться в системе социальных услуг, к чему относятся:

— социально-бытовые,

— социально-медицинские,

— социально-психологические,

— социально-экономические,

— социально-правовые услуги.

Инновации в социальной сфере и социальной работе – это результативные инновации, улучшающие качество жизни населения, отдельного человека или социальных групп.

Расширение масштабов инновационной деятельности организаций является велением времени и масштабами социальных реформ в российском обществе. Оно обуславливается тремя причинами:

— обострением социальных проблем, что требует поиска новых подходов к их решению;

— отсутствием или нехваткой ресурсов, прежде всего материальных;

— повышением требований к качеству услуг учреждений социальной работы.

Этими требованиями, надо полагать, продиктовано принятие нового Федерального закона «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации», который вступил в силу в январе 2015г.

Обучающимся рекомендуется изучить этот правовой документ, позволяющий разобраться в непростых организационно-правовых механизмах нововведений и предлагаемых в законе методах оценивания качества социальных услуг. Миссия социальной работы далеко выходит за рамки социального обслуживания человека нуждающегося.

Как вид социальной деятельности она направлена на достижение позитивных социальных изменений в обществе. Внедрение инновационных технологий в практику сказывается на развитии современного общества. Социальные инновационные технологии есть средство стимулирования к саморазвитию, самоорганизации и субъекта, и всей системы социальной защиты.

Нововведения имеют целью повышение качества услуг. Исходя из этого, инновационные технологи должны обладать такими свойствами, как: надежность, достижимость цели, гибкость, гуманнистичность.

Далее мы рассмотрим одно из важнейших условий нововведений в социальную практику – это формирование креативности личности, креативные качества специалиста социальной сферы и социальной работы.

Контрольные вопросы и задания:

1. Раскройте содержание социальной инновации как творческий процесс.

2. Чем обусловлено многообразие понятий, определяющие сущность инновации?

3. Обоснуйте категорию «инновация» как элемент качества услуг.

4. Как оценивается роль нововведений в теориях инновации Г. Тарда, Т. Парсонса, И. Шумпетера, А. Коэна?

5. Чем обусловлена типология инновации в социальной сфере.

6. Раскройте сущность социологических теорий инновации.

7. Раскройте сущность психологической теории инновации.

8. Раскройте сущность теории аномии Мертона

Источник: https://cyberpedia.su/4x76d7.html

Ссылка на основную публикацию