«роснефть» может потерять американский нефтеперерабатывающий завод в венесуэле

«Невозвратные потери»: зачем «Роснефть» вложилась в Венесуэлу?

«Роснефть» заплатила $6 млрд венесуэльской государственной нефтяной компании PDVSA за будущие поставки нефти. Венесуэла переживает тяжелый политический и экономический кризис.

По данным Всемирного банка, инфляция в этой стране превысила 720%, почти каждый день на улицах протестуют тысячи людей, а добыча и экспорт нефти стагнируют.

​ «Роснефть» ожидает, что долг по предоплате Венесуэла погасит к 2019 году, детали контрактов не разглашают.

Зачем российской компании с крупным собственным долгом (около $34 млрд) вкладывать деньги в страну на грани дефолта, во времена падающих цен на нефть? Об этом телеканалу «Настоящее Время» рассказал партнер консалтинговой компании RusEnergy и специалист по нефтегазовому рынку Михаил Крутихин.

– «Роснефть» выделила Венесуэле $6 млрд. Насколько эта сделка выгодна «Роснефти» и зачем это было сделано, с учетом и без того немалого долга компании (2 трлн рублей или $34 млрд)?

– Я могу сразу сказать это абсолютно не имеет никакого коммерческого смысла. Мы видим, что партнер, Венесуэла, крайне неаккуратен, и деньги эти, скорее всего, вернуть назад не получится.

В Венесуэле добыча нефти сейчас находится в плачевном состоянии. Мало того, для того, чтобы эту нефть получать из Венесуэлы, «Роснефть» должна туда отправлять свою легкую нефть, потому что венесуэльская – тяжелая. Она должна разбавляться для того, чтобы поступать в танкеры. То есть дополнительно к плате за нефть из Венесуэлы, надо отправлять туда российскую нефть какую-то.

Я думаю, что «Роснефть» поступила крайне неосмотрительно, когда влезла в венесуэльские дела. Страна в тяжелейшем положении, и руководство страны своей политикой может создать еще больше трудностей для компаний, которые там работают.

У «Роснефти» проблемы с Венесуэлой сказываются и на проблемах с индийскими проектами.

Потому что «Роснефть» купила мощный нефтеперерабатывающий завод в Индии, рассчитывая, что туда будет поступать сырая нефть из Венесуэлы.

Мы видим сейчас, что венесуэльцы, во-первых, задерживают эти поставки нефти, срывают все графики – наносят ущерб своему российскому партнеру – и страдает индийский проект из-за этого.

Так что потери «Роснефти» не ограничатся этими суммами. Сначала было $2,5 млрд, теперь еще $6 млрд. Я думаю, что это невозвратные потери.

– В этом вы видите больше политический фактор?

– Есть подозрения, что это политический фактор. Но, понимая особенность нашего политического режима, я могу рассматривать и фактор, который, извините за выражение, можно назвать шкурным. Я не исключаю, что здесь задействованы коррупционные схемы, откаты.

– В прессе появлялись сообщения, что у венесуэльской нефтяной компании PDVSA долг – 5 млрд долларов. Спасет ли компанию этот транш из России?

– Вряд ли венесуэльскую компанию может что-то спасти, поскольку в стране скорее всего в ближайшее время начнется гражданская война. Которая не только нарушит нормальную работу PDVSA, но и помешает другим компаниям сотрудничать с этой государственной структурой.

– Как сейчас сказывается кризис на работе венесуэльских компаний?

– Мы видим перебои в поставках нефти, которые были давно законтрактованы, в том числе и для России.

Мы видим, что для того, чтобы спасти российского партнера, венесуэльцы стали перебрасывать поставки нефти с других направлений на российское направление, чтобы как-то помочь компании «Роснефть». Надолго ли этого хватит – трудно сказать.

Это тришкин кафтан: с одного места отрезать, к другому месту пришить. Скорее всего, для венесуэльской компании такая стратегия ничего хорошего не сулит.

– Зачем тогда России венесуэльская нефть?

– Трудно не согласиться со старой мудростью, что не нужно искать каких-то теорий заговора там, где все можно объяснить жадностью и глупостью.

Глупостью – это действительно абсолютно неумное, неразумное вложение денег в страну, находящуюся в фактически начале гражданской войны. Деньги эти абсолютно не вернутся в Россию. Второе – это жадность.

Я не исключаю, что где-то был какой-то сговор между венесуэльскими чиновниками и нашими российскими. Эти два фактора определяют то, что «Роснефть» с Венесуэлой как-то пытается «сотрудничать».

– Сейчас в Венесуэле оперирует в основном «Роснефть», а другие иностранные нефтяные компании – даже гигант ExxonMobil – начинают оттуда уходить. Если из Венесуэлы эвакуируют все иностранные компании, что будет со страной?

– Оттуда уходят не только ExxonMobil, но уходят и итальянцы, и другие европейские компании. Давайте вспомним: когда началось сотрудничество Венесуэлы с «Роснефтью» и «Газпромом», в российской группе компаний находились не только «Роснефть» и «Газпром». Там были и «Лукойл» и «Сургутнефтегаз», которая с иностранцами не сотрудничает.

Но поняв, что такое Венесуэла, что там абсолютно никакого смысла нет работать для любой коммерческой компании, они ушли оттуда, оставив одну «Роснефть». Она осталась либо из политических соображений, либо из соображений сговора с местными чиновниками с материальной точки зрения. Других причин оставаться в этой стране под видом сотрудничества в нефтегазовой отрасли я не вижу.

Источник: https://ru.krymr.com/a/28669553.html

Венесуэла, находящаяся на грани экономического коллапса, срывает сроки по выплате России миллиардных долгов

26 ноября стало известно, что глава «Роснефти» Игорь Сечин отправился в Каракас, где встретился с президентом Николасом Мадуро. Сечин якобы пожаловался на задержки поставок нефти. Если верить СМИ, его возмутило, что перед Китаем Венесуэла свои обязанности выполняет, — направляет нефть вовремя, — а России задерживает.

Россия за последние несколько лет одолжила Венесуэле более 10 миллиардов долларов. 6,5 миллиарда республика получила от «Роснефти», еще четыре миллиарда — кредит для покупки российского оружия. За оружие Каракас должен был расплатиться до 2018 года, но страна несколько раз срывала сроки. Россия отсрочила часть выплат до 2027 года.

«Роснефть» «заливала» кризисную республику валютой с 2014 года в обмен на доступ к месторождениям и поставки нефти в Россию. Корпорация участвует в пяти проектах по добычи в Венесуэле «черного золота».

За четыре года Каракас вернул половину долга (6,5 миллиарда долларов), вернуть оставшуюся сумму к заявленному сроку (2020 год) республика вряд ли успеет. Страна в глубоком кризисе. С каждым месяцем там добывают все меньше нефти, а это основной источник доходов бюджета.

Большая часть нефтяных заводов (НПЗ) закрылись. В конце ноября прекратил работу один из последних. А это значит, что Венесуэла не сможет вовремя поставлять нефть за рубеж, в том числе в Россию. Дело в том, что нефть, добываемая в республике, по большей части тяжелая.

Ее необходимо разбавить более мягкими сортами сырья или переработать, чтобы выгодно продать иностранцам.

В сложившейся ситуации Венесуэла, видимо, не способна обеспечить нефтью вовремя всех заказчиков. Властям приходится разбираться с наиболее просроченными контрактами. В этот раз поставки в Китай, если верить СМИ, оказались для республики приоритетнее выполнения обязательств перед Россией.

К слову, Китай за последние 10 лет оставил в стране «черного золота» около 60 миллиардов долларов. Часть этих денег до сих пор не выплачена. В общей сложности Венесуэла должна разным странам от 100 до 150 миллиардов.

Это более чем в 10 раз превышает резерв страны (на конец прошлого года — менее 10 миллиардов долларов). То есть единственное, что помогает стране «держаться на плаву», — это очередные кредиты и отсрочка предыдущих долгов.

Пока что эта ситуация устраивала партнеров Венесуэлы, поскольку мало-помалу Каракас долги возвращал. Правда, всегда с просрочкой и меньше положенного.

Россия, к примеру, трижды переносила сроки выплат долга Каракаса по кредиту на покупку отечественного оружия. В 2017 году российский бюджет недосчитался из-за этого почти миллиарда долларов. Это особенно остро смотрелось на фоне дефицита всего бюджета (оказался в минусе на 1,34 триллиона рублей).

Россия и Китай поддерживают боливарский режим, который находится в противостоянии с США. Впрочем, это не мешает Венесуэле активно торговать нефтью с политическим противником (экс-президент Уго Чавес называл Джорджа Буша дьяволом. Отношения между странами с тех пор не особо улучшились).

С уверенностью можно сказать одно: Венесуэла не выполняет требования по контрактам ни с политическими противниками, ни с союзниками. В начале прошлого года республика опоздала с поставками нефти в Россию и Китай.

В августе 2017-го Каракас взялся за исполнение по просроченным обязательствам перед Россией и обделил поставками США.

На этот раз в приоритете, по сообщениям СМИ, оказался Китай. Обеспечить нефтью сразу всех Боливар не в состоянии. Многие контракты заключались до обвала венесуэльской экономики.

Страна оказалась в глубочайшем кризисе после падения цен на нефть в 2015-2016 годах (более 90% доходов от экспорта приходится на нефть). Венесуэле пришлось продавать сырье дешевле стоимости его добычи.

Альтернативных источников дохода у страны не было.

Кризис ударил и по самой «нефтянке». Власти не позаботились об обновлении оборудования для добычи и переработки нефти, и оно стало давать сбои. Добыча нефти стала стремительно сокращаться. За последний год она упала с 1,91 до 1,17 миллиона баррелей нефти в сутки (данные международной организации ОПЕК).

К концу прошлого года в стране закрылись 80% нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ). По данным профсоюзов, в стране практически прекратилось производство смазочных материалов и бензина.

Продолжал работать только комплекс заводов Парагуана, в состав которого входит крупнейший в стране НПЗ Amuay (мощность 645 тысяч баррелей нефти в сутки) и Cardon мощностью 310 тысяч баррелей. Но на прошлой неделе остановился и последний гигант — Amuay. Впрочем, если верить данным профсоюзов, завод все последние годы сокращал производство.

Из-за неполной загрузки предприятия и перебоев в подаче электроэнергии самой богатой запасами «черного золота» стране пришлось начать закупать нефтепродукты.

С Amuay такое случалось и раньше. В 2012 году на заводе из-за утечки газа произошел взрыв. Погибли почти полсотни человек. По большей части это были военные (в Венесуэле нефтяная отрасль находится под контролем армии). Впрочем, власти страны тогда успокаивали, что на поставках сырья ситуация не скажется, ибо запасы очищенной нефти у страны были достаточные.

Есть проблемы и с транспортировкой венесуэльской нефти. Порты республики неоднократно задерживали работу танкеров. Это происходило в том числе из-за сбоев в работе нефтетерминалов. В марте 2016-го по этой причине простаивали сразу 70 кораблей с нефтепродуктами из США. Им пришлось ждать около недели, чтобы разгрузиться.

Президент страны Николас Мадуро пообещал вывести страну из кризиса. По его словам, у властей есть план, как создать венесуэльское экономическое чудо. Но пока все становится только хуже.

Если в апреле Международный валютный фонд (МВФ) оценивал годовую инфляцию в стране в 13 тысяч процентов, то в июле уже заговорил, что рост цен может к концу года достигнуть миллиона процентов (200 тысяч уже достиг). По прогнозам фонда, за пять лет экономика Венесуэлы сократится вдвое. МВФ сравнивает это с положением Германии после Первой мировой войны и с ситуацией в Зимбабве в конце 2000-х годов.

В этом году рост цен может достигнуть миллиона процентов. Национальная валюта боливар обесценивается. За один доллар на черном рынке Венесуэлы дают более двух миллионов национальных боливаров (это мешок с деньгами).

Сколько пачек купюр потребуется для покупки продуктов, можно посмотреть здесь. Деньги обесцениваются настолько быстро, что жители страны уже переходят на альтернативные способы оплаты — обмен товарами, расплачиваясь, например, яйцами.

В штате Боливар вместо денег используют золото (в стране распространена нелегальная добыча драгметалла).

Большая часть населения страны голодает. В республике дефицит продуктов и лекарств первой необходимости. Постоянно не хватает туалетной бумаги. Туалетными принадлежностями власти страны награждали военных, отличившихся при подавлении массовых митингов (это не шутка).

Простые граждане вынуждены прорываться через запятую границы с Колумбией, чтобы закупить туалетную бумагу в соседнем государстве. Миллионы людей бегут из страны. Только в 2017 году Венесуэлу покинули 1,5 миллиона человек. Общее число беженцев к концу этого года может достигнуть четырех миллионов. Это более 10% населения всего государства.

Читайте также:  Ответственность водителя за отсутствие знака шипы

Ситуация сравнима с Сирией, откуда за пять лет эмигрировали шесть миллионов человек.

Экономисты уже несколько лет пророчат Венесуэле дефолт. Но пока властям удается удержаться, демонстрируя очередные экономические антирекорды. За последние десятилетия самая богатая нефтью страна неоднократно оказывалась в глубоком кризисе.

В 2002 году сотрудники главного предприятия страны — нефтегазовой корпорации Petróleos de Venezuela (PDVSA, контролирует всю нефтепромышленность страны) устроили забастовку. Уго Чавес, бывший тогда был президентом, сменил руководство компании и уволил 18 тысяч сотрудников.

Прекратилась работа нескольких НПЗ и отгрузка в портах. Добыча в стране упала, но избежать коллапса удалось.

Впрочем, тогда страна получала больше нефти. В конце 90-х в стране ежегодно добывалось около 150 миллионов тонн нефти в год (около 4% мировой добычи). Последние три года страна бьет антирекорды — в 2017 году в Венесуэле добыли немногим меньше сотни миллионов тонн нефти.

Что терять?

Страна с «самой худшей экономикой мира» обладает самыми большими в мире доказанными запасами нефти. Российские компании зашли на этот рынок еще в 2000-х, при Уго Чавесе.

Разведкой месторождений вместе с венесуэльской PDVSA в 2007 году занимался ЛУКОЙЛ. Позднее группа ведущих российских нефтегазовых корпораций договорилась с Венесуэлой о добыче нефти в стране.

Речь идет о «Роснефти», ЛУКОЙЛе, «Газпромнефти», «Сургутнефтегазе» и ТНК-ВР (ранее одна из крупнейших российских нефтяных компаний).

Затея оказалась авантюрной (правила игры в Венесуэле были непредсказуемы), почти все компании впоследствии вышли из проекта. Доли уходящих партнеров покупала «Роснефть». В 2013 году так корпорация выкупила долю ТНК-ВР в совместном с Венесуэлой предприятии (СП) «Петромоногаз» (16%). Впрочем, и саму ТНК-ВР «Роснефть» тоже купила.

Долю в венесуэльском СП корпорация позднее за 500 миллионов долларов увеличила до 40%. В «Роснефти» называют этот проект одним из самых успешных в Венесуэле. Добыча нефти здесь в 2015-м превысила 7,7 миллиона тонн.

В 2017-м проект оказался под угрозой — находящаяся в оппозиции президенту национальная ассамблея (парламент) отказалась признать сделку о продаже акций СП «Роснефти».

Еще одно совместное российско-венесуэльское предприятие PetroVictoria ведет добычу на месторождении «Карабобо». Для доступа к объекту «Роснефть» заплатила 1,2 миллиарда долларов, одолжив венесуэльцам миллиард сверху.

Всего «Роснефть» реализует совместно с PDVSA пять проектов по добыче нефти и газа в бассейне реки Ориноко (река течет через всю Венесуэлу, впадая в Атлантический океан. Это крупнейшее месторождение нефти в стране).

В совместных венесуэльско-российских предприятиях, ведущих добычу на территории Боливара, «Роснефть», как правило, имеет менее 40% акций. Это связано с законодательством Венесуэлы.

В 2000-х при президенте Уго Чавесе иностранцам запретили иметь контроль в совместных с PDVSA проектах (доля государства не могла быть менее 51% акций). Впрочем, эта история уходит корнями в 1970-е.

Иностранцам в Венесуэле запретили самостоятельно вести добычу, после того как отрасль была национализирована в 1975-1976 годах.

Американский фактор

На проектах «Роснефти» могут сказаться санкции, введенные Америкой против нефтяного сектора Венесуэлы, об этом говорил посол Венесуэлы в России Фариа Тортоса на Петербургском международном экономическом форуме в 2018 году. По его мнению, США вводят санкции против тех, кого считают неудобными для своей политики.

Что теряют США?

Политики США, если верить данным СМИ, опасаются, что «Роснефть» может получить контроль над американской дочкой PDVSA — Citgo. Это якобы может произойти в случае, если Каракас не сможет выплатить долги российской корпорации.

Швейцарский угольный трейдер Mercuria даже хотел выкупить у США долги PDVSA перед «Роснефтью».

Речь идет о кредите на 1,5 миллиарда долларов, который «Роснефть» предоставила Венесуэле в ноябре 2016 года, в обмен получив в залог долю Citgo — американского подразделения венесуэльской PDVSA.

Если верить публикации Financial Times, то сенатор-демократ Роберт Менендес отправил министру финансов США Стивену Мнучину письмо, в котором утверждал, что такой вариант может представлять угрозу для энергетической безопасности Америки.

По словам Менендеса, Citgo управляет 48 терминалами по перевалке нефтепродуктов в 20 американских штатах. Кроме того, компании принадлежит три нефтеперерабатывающих завода в США, которые суммарно могут перерабатывать 750 тысяч баррелей нефти в сутки.

Помимо этого, Citgo является также оператором шести тысяч заправочных станций.

dailystorm.ru

Нефть. Цены на сорта. Данные на 27.11.18

Источник: http://www.oilexp.ru/news/world/venesuehla-nakhodyashhayasya-na-grani-ehkonomicheskogo-kollapsa-sryvaet-sroki-po-vyplate-rossii-milliardnykh-dolgov/165199/

«Роснефть» одолжила Венесуэле $6 млрд

Главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин и президент Венесуэлы Николас Мадуро

Miraflores Palace / Handout via REUTERS

«Роснефть» заплатила за поставки нефти из Венесуэлы $6 млрд предоплаты, рассказал советник президента «Роснефти» Александр Крастилевский во время телеконференции.

Из этих $6 млрд $5,7 млрд — это само тело предоплаты, а остальное — проценты. Но все авансы хорошо защищены, утверждает вице-президент «Роснефти» Павел Федоров.

«Мы принимаем все меры, чтобы иметь эти предоплаты в формате, который имеет высокий уровень обеспечения по осуществляемым платежам», — отметил он.

Поставки по контрактам с предоплатой начались в 2016 г., констатировал Крастилевский. С тех пор Венесуэла поставила «Роснефти» нефти на $743 млн, а еще $489 млн составило погашение процентов, отмечает он.

Окончательного погашения долгов по предоплате «Роснефть» ожидает в 2019 г., новых контрактов пока не предвидится. «Сегодня нет никаких планов осуществления дальнейших предоплат.

Но ситуация может измениться в зависимости от ситуации с нашим контрагентом», — отметил Федоров.

До этого момента было известно о нескольких предоплатах «Роснефти» в адрес венесуэльской PDVSA на общую сумму $2,5 млрд.

По каким контрактам были авансы, представитель «Роснефти» не говорит. Сейчас у российской госкомпании два договора с венесуэльской на покупку нефти. Первый был подписан в мае 2014 г.

, по нему «Роснефть» должна была купить 1,6 млн т нефти и 7,5 млн т нефтепродуктов в течение пяти лет, второй – в ноябре 2014 г., также на пять лет и 1,6 млн т нефти и 9 млн т нефтепродуктов. Третий контракт компании заключили в 2015 г.

сроком на год с возможностью продления на три, но по нему уже «Роснефть» должна была поставлять нефть PDVSA (сколько – не разглашалось).

По первому контракту поставки начались еще в 2014 г., за несколько месяцев тогда было отгружено 375 000 т, сообщала «Роснефть». Идут ли поставки по второму контракту, а также сколько нефти было отгружено самой «Роснефти» с 2014 г., представитель компании говорить пока не стал.

3 августа главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин заявил, что компания собирается наращивать сотрудничество в энергетическом секторе Венесуэлы (цитата по ТАСС): «Как я уже неоднократно повторял, мы никогда оттуда не уйдем и никто нас не сможет оттуда выгнать».

В Венесуэле крупнейшие в мире запасы нефти – 47 млрд т, говорится в отчете BP Statistical Review за прошлый год. Следующая – Саудовская Аравия (36,6 млрд т), запасы России – 15 млрд т.

Ожесточенное противостояние президента Венесуэлы Николаса Мадуро и парламента, а также катастрофическая ситуация в экономике страны заставляют кредиторов готовиться к ее дефолту, пишут в докладе «Как реструктурировать венесуэльский долг» специалист юридической фирмы Cleary Gottlieb Steen & Hamilton Ли Бьюкхейт и профессор американского Duke University Мит Гулати.

По их оценке, долг Венесуэлы превышает $100 млрд, из них около $60 млрд приходятся на облигации правительства и PDVSA.

По подсчетам инвестбанка Caracas Capital Markets, в этом году стране нужно погасить $5 млрд внешнего долга, в том числе $725 млн – в августе и $3,5 млрд по облигациям PDVSA – в октябре и ноябре. Но валютные резервы Венесуэлы сократились до $10 млрд.

Причем, по данным S&P Global Ratings, ликвидных средств там лишь около $3 млрд, а остальное – золото, которое быстро продать сложно.

Источник: https://www.vedomosti.ru/business/articles/2017/08/08/728511-rosneft-odolzhila

Новости в России и в мире — Newsland — информационно-дискуссионный портал. Новости, мнения, аналитика, публицистика

Правительство России в срочном порядке кредитует власти Венесуэлы, чтобы спасти от банкротства государство, возглавляемое Николасом Мадуро. Взамен Москва получит доступ к богатейшим венесуэльским месторождениям нефти. Об этом сообщило в понедельник, 14 августа, агентство Reuters со ссылкой на неназванные источники в политических и деловых кругах, знакомые с ходом переговоров.

Государственная нефтегазовая компания Венесуэлы PDVSA уже несколько месяцев в закрытом режиме ведет переговоры с «Роснефтью» о капиталовложениях в самые производительные нефтяные месторождения. Речь идет примерно о девяти новых объектах в дополнение к уже имеющимся в распоряжении концерна пяти объектам, сообщили агентству высокопоставленные правительственные чиновники в Каракасе.

В апреле «Роснефть» заплатила более 1 млрд долларов в обмен на гарантию будущих поставок нефти, заявил представитель руководства PDVSA. Как минимум в двух ситуациях российские деньги помогли Венесуэле избежать дефолта, а президенту Мадуро — удержаться у власти.

Официально стороны отказались комментировать Reuters эту информацию.

Москва предоставила Каракасу 17 млрд долларов

40 процентов от общего объема экспорта нефти из Венесуэлы идет на погашение кредитов, предоставленных Россией и Китаем, указывают аналитики.

Агентство Reuters сообщает, что, согласно документам PDVSA, «Роснефть» при помощи посредников ежедневно сбывает 225 тысяч баррелей нефти из Венесуэлы, что соответствует примерно 13 процентам всего экспорта нефти из этой страны.

По подсчетам агентства, с 2006 года власти РФ и «Роснефть» перечислили Каракасу 17 млрд долларов кредитов. Официальных данных об этом Венесуэла не публикует.

Второй крупнейший кредитор Каракаса — Китай с 2007 по 2014 годы предоставил кредиты на общую сумму около 60 млрд долларов, также с условием погашения нефтью.

После того как Китай сократил объем капиталовложений в нефтегазовый сектор Венесуэлы в связи с коррупцией и падением цен на нефть, а западные компании стали менее охотно инвестировать в национализированную венесуэльскую нефтяную промышленность, Каракас сблизился с Москвой. «Сегодня россияне скупают Венесуэлу за бесценок», — заявил Reuters один из западных дипломатов.

Рисковые инвестиции

В то же время агентство AFP сообщило 14 августа, что в качестве залога за один из кредитов РФ Венесуэла предоставила «Роснефти» 49,9 процентов акций нефтеперерабатывающего завода Citgo в США, принадлежащего PDVSA.

По оценкам экспертов, его стоимость составляет порядка 8 млрд долларов, но он сам является должником. В случае банкротства Венесуэлы компания перейдет к «Роснефти», однако подпадет под действие санкций США.

Кроме того, если к власти в Венесуэле придет оппозиция, Москва может остаться в убытке, полагают эксперты.

Мнение эксперта, аналитика нефтегазового сектора Михаила Крутихина:

 Насколько, по-вашему, целесообразны и выгодны денежные вливания России в Венесуэлу?

Российские операции по кредитованию Венесуэлы в нынешних условиях представляются крайне рискованными.

Несколько дней назад в западной печати прошла информация насчет того, что российские власти вкладывают в Венесуэлу деньги, чтобы получить ее нефтяные активы в собственность или в оперативное управление.

Но я очень сильно сомневаюсь, что эффективность такой сделки будет высока, поскольку нет никакой уверенности в том, что право на эту собственность будет уважаться новой властью Венесуэлы после совершенно неизбежной – будем говорить прямо – гражданской войны в стране.

Вполне вероятно, что в точности повторится ситуация, наблюдавшаяся в Ираке и других странах, где обязательства предыдущего руководства попросту игнорировались.

Поэтому риск здесь чрезвычайно велик и, на мой взгляд, рассчитывать на то, что венесуэльские нефтяные активы будут каким-то образом управляться или переходить в собственность России, не стоит.

Более того, эти активы останутся в собственности Роснефти, поскольку, как мы видим, никто из других российских нефтяных компаний не изъявил желания работать в Венесуэле.

Ну, а если это будет в руках Роснефти, то неизбежна напряженность в отношениях между госкорпорацией и естественным рынком для венесуэльской нефти, то есть с США.

Роснефть находится под санкциями, как и часть ее руководителей. И работать им в западном полушарии просто не дадут.

Читайте также:  Вс решил, как правильно присуждать астрент

Если же Роснефть рассчитывает добывать нефть и отправлять ее куда-то еще, то это очень дорогостоящее и неоправданное занятие.

Ведь для того, чтобы это сделать, необходимо в Венесуэлу отправлять легкую товарную нефть, чтобы разбавлять очень густую нефть местного производства, а потом ее снова гнать на другой конец планеты – в ту же Индию, где Роснефть приобрела нефтеперерабатывающие мощности. Это совершенно неэффективная схема, и при нынешних низких ценах на нефть, которые, думаю, продержатся еще довольно долго, она просто никакой прибыли России не принесет по определению.

Тогда ради чего все это затевалось и продолжается?

Есть подозрение, что это поддержка режима.

Возможно также, что эти деньги пойдут на приобретение каких-то активов, которые будут числиться не за Роснефтью, а за какими-нибудь подставными компаниями, не находящимися под санкциями, реальными собственниками которых выступят неизвестные персоналии. Не исключено, что это может быть так называемое гнездышко на будущее для российских политических деятелей или членов их семей.

Но надо опять же учитывать, что последний закон США о мерах в отношении Ирана, России и Северной Кореи как раз и предусматривает отдельно выслеживание таких сделок и наказание виновных в сокрытии средств под прикрытием родственников, друзей и так далее. Связь политиков с подобными коррупционными схемами в результате будет выявлена. Так что пользоваться этими средствами не дадут.

Путин и Роснефть тесно связаны?

Здесь сказать очень трудно, если подразумевать какие-то секретные сделки. Но давайте посмотрим на прямую, открытую схему. Роснефть причитающиеся государству дивиденды перечисляет не в бюджет, хотя бы в то же Росимущество, а в «компанию-прокладку» под названием Роснефтегаз.

И как уже проходило в печати, единственным, кто распоряжается этими средствами, является российский президент в нарушение конституции страны, которая ему такого права не давала.

Все заработанные госкорпорациями средства находятся в распоряжении правительства, а не президента. Но в данном случае налицо наглое отступление от принципов Конституции.

А уж как президент поступает с этими средствами, другое дело. Он ни перед кем не отчитывается.

А что произойдет с российскими деньгами в случае дефолта или приостановки платежей Венесуэлой?

Они пропадут для России. Куда они потом поступят, сложно сказать, но для России они пропадут совершенно точно. Я не исключаю, что есть какой-то сговор между венесуэльскими и российскими деятелями по схемам «отката». Например, Венесуэле перечисляются какие-то деньги то ли на нефтяные проекты, то ли на приобретение активов, но часть этих средств идет в карман участвующих в схеме политиков.

Чего стоят в этом контексте слова Сечина, что Россию никто из Венесуэлы не выгонит?

Глупости. Мы уже видели, как все это происходило других странах. Выгонят, еще как.

Источник: https://newsland.com/user/4297846467/content/rossiia-skupaet-venesuelu-za-bestsenok-no-eto-mozhet-okazatsia-finansovym-provalom/5956848

«Роснефть» перечислила Венесуэле 6 млрд долларов в качестве предоплаты за поставку нефти

«Роснефть» предоставила государственной нефтяной компании Венесуэлы Petroleos de Venezuela SA (PdVSA) 6 млрд долларов в качестве предоплаты по контрактам. Полное погашение ожидается до конца 2019 года. Об этом заявил вице-президент «Роснефти» Александр Крастилевский.

«Погашение идет в соответствии с графиком, началось оно в 2016 году. На сегодня погашение основного долга составило 743 млн долларов, погашение процентов — 489 млн долларов. Окончательное погашение мы ожидаем в виде поставок нефти и нефтепродуктов, которые идут строго по графику. Никаких новых предоплат пока не планируется», — заверил он (цитата по ТАСС).

Первый вице-президент «Роснефти» Павел Федоров, в свою очередь, также отметил, что компания не планирует дальнейшую выплату авансов PdVSA в рамках контракта на поставку нефти, но все может измениться «в зависимости от ситуации с нашим контрагентом».

В апреле этого года «Роснефть» выдала PdVSA аванс на сумму более 1 млрд долларов в рамках контракта на поставку нефти. В прошлом году российская нефтяная компания выдала партнерам из Венесуэлы несколько авансов на общую сумму около 1,5 млрд долларов в рамках контракта на поставку нефти, отмечает агентство.

Весной этого года американские конгрессмены выразили опасения из-за того, что экономические проблемы Венесуэлы могут сделать более вероятным переход части нефтяной инфраструктуры США под контроль российского правительства. В Вашингтоне отмечали, что в качестве финансового обеспечения займа от «Роснефти» венесуэльская энергетическая компания разместила 49,9% принадлежащих ей акций компании Citgo Petroleum.

Citgo, в свою очередь, является дочерней компанией PdVSA и крупнейшим иностранным владельцем внутренней нефтеперерабатывающей инфраструктуры в США. Ей принадлежат три нефтеперерабатывающих завода в США, а также сеть терминалов и трубопроводов в 24 американских штатах.

Невозврат Венесуэлой кредита «Роснефти» «может дать россиянам больше контроля над ценами на нефть и газ во всем мире, поставить под угрозу энергетическую безопасность США и подорвать более масштабные геополитические усилия Америки», утверждали в апреле американские конгрессмены в своем письме в Минфин США.

В настоящее время эксперты предполагают, что новые потенциальные санкции США против Венесуэлы могут обернуться для страны дефолтом по облигациям. Дополнительные ограничения могут последовать после того, как США объявили о введении санкций против президента Николаса Мадуро в свете прошедших выборов в Конституционную ассамблею, которая внесет изменения в основной закон Венесуэлы.

Теперь аналитики обсуждают возможность эмбарго на поставки в Венесуэлу американских нефти и нефтепродуктов. Венесуэла закупает легкую американскую нефть, чтобы смешивать с добываемыми в стране тяжелыми и высокосернистыми сортами «черного золота», тем самым повышая качество экспортных марок и получая возможность продавать их дороже.

Санкционный пакет может также включать запрет на доступ к американской банковской системе для PdVSA. Обсуждается также полный запрет на покупку нефти у Мадуро, однако этот шаг пока маловероятен, признают эксперты.

«Роснефть» ведет совместно с PdVSA пять проектов разведки и добычи на территории Венесуэлы: четыре проекта в стадии добычи — PetroMonagas (доля «Роснефти» 40%), PetroPerija (40%), PetroVictoria (40%) и Boqueron (26,67%), один проект в стадии опытно-промышленной разработки — PetroMiranda (32%).

Источник: https://www.newsru.com/finance/08aug2017/rosneftpdvsa.html

Миллиарды «Роснефти» под падающее кресло Мадуро

Экономическая ситуация в Венесуэле ухудшается на фоне политического противостояния между правительством и оппозицией. В стране наблюдается глубокая рецессия, высокая инфляция, нехватка продовольствия и медикаментов.

За четыре месяца постоянных антиправительственных протестов в Венесуэле погибло около 120 человек.

Международное рейтинговое агентство Fitch присвоило долгосрочным обязательствам Венесуэлы рейтинг CCC, что означает максимальную близость к дефолту.

Словом, складывается впечатление, что страна погружается в хаос. Однако главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин 3 августа заявил, что его компания намерена, несмотря ни на что, наращивать сотрудничество с Венесуэлой.

8 августа вице-президент Александр Крастилевский заявил, что «Роснефть» суммарно предоставила государственной нефтяной компании Венесуэлы Petroleos de Venezuela SA (PdVSA) $ 6 млрд (!) в качестве предоплаты по контрактам.

Полное погашение ожидается до конца 2019 года.

Крастилевский уточнил, что $ 5,7 млрд — это основная сумма предоплат. Еще $ 245 млн составляют проценты за пользование денежными средствами. Он отметил, что погашение задолженности идет в соответствии с графиком и началось в 2016 году.

«На сегодняшний день погашение основного долга составило $ 743 млн, погашение процентов с начала действия — $ 489 млн.

Окончательное погашение мы ожидаем в виде поставок нефти и нефтепродуктов, которое идет строго под контролем в соответствии с утвержденным графиком», — добавил он.

В то же время Счетная палата в июне этого года в обширном заключении на бюджетный законопроект на 2017 и 2018−2019 годы официально сообщила, что из-за нарушения Венесуэлой взятых на себя обязательств федеральный бюджет России в 2017-ом недополучит 54 млрд руб., или почти $ 1 млрд по текущему курсу.

Для справки: в апреле этого года «Роснефть» выдала PdVSA аванс на сумму более $ 1 млрд в рамках контракта на поставку нефти.

В прошлом году российская нефтяная компания выдала партнерам из Венесуэлы несколько авансов на общую сумму около $ 1,5 млрд, отмечает агентство ТАСС.

«Роснефть» ведет совместно с PdVSA пять проектов разведки и добычи на территории Венесуэлы: «Карабобо-2», «Хунин-6» (СП «Петромиранда»), «ПетроМонагас», «Бокерон» и «Петропериха».

Учитывая тяжелейший экономико-политический кризис и очевидный кризис власти в Венесуэле — насколько оправданы действия «Роснефти», которая стала одним из основных инвесторов в нефтегазовый комплекс этой страны?

Напомним, что сотрудничество «Роснефти» и PdVSA началось еще при Уго Чавесе.

В 2009 году был создан Национальный нефтяной консорциум (ННК) для добычи в Венесуэле, в который вошли все ведущие нефтяные компании России.

Во время визита Владимира Путина в 2010 году было подписано около 30 документов, и тогда же была согласована совместная разработка нефтяного месторождения в бассейне реки Ориноко.

Российско-венесуэльские контракты касались многих отраслей, включая поставки российских автомобилей, жилищного строительства и т. д.

При чем было очевидно, что все эти контракты носили ярко выраженный политический оттенок и демонстрировали стратегический уровень взаимоотношений обеих стран.

В коммерческом отношении они были малоперспективными, замечает ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

— Постепенно интерес ведущих компаний стал угасать. Сначала в 2012 году из проекта по разработке блока Хунин-6 вышел «Сургутнефтегаз», а затем — и «Лукойл».

Их доли покупала «Роснефть», и тем самым все больше и больше увязала в Венесуэле. Но тогда нефть стоила больше $ 100 за баррель, поэтому вложения и авансы были не столь значительными для России.

Затем цена на энергоносители упала, мы вошли в соглашение с ОПЕК по сокращению добычи.

Однако «Роснефть» осталась в Венесуэле и более того — намерена и дальше развивать проекты, несмотря на ситуацию в стране. Прошлым летом между венесуэльской PdVSA и «Роснефтью» был подписан меморандум о привлечении в Венесуэлу инвестиций на общую сумму в $ 20 млрд.

Кроме того, в сумме проекты, в которых участвует «Роснефть», добывают около 16 млн тонн углеводородов в год, что довольно мало по меркам российской компании. И при такой добыче делать такие серьезные вложения в Венесуэлу… В общем, вопросов к «Роснефти» достаточно много.

«СП»: — Причем «Роснефть» — это не частная, а государственная компания.

— По идее она, как госкомпания, должна действовать в интересах главного акционера — государства. Которое вообще-то заинтересовано в том, чтобы компания как можно больше участвовала в российских проектах, платила налоги и обеспечивала население своей страны рабочими местами.

Как таковых стратегических отношений с Венесуэлой у нас нет, а обстановка в той стране все хуже и хуже. Я сильно сомневаюсь, что местная госкомпания выполнит свои обязательства вовремя.

Ситуация чем-то похожа на ливийскую — когда в стране уже начинались боевые действия, «Газпромнефть» купила там крупный проект.

Спрашивается — зачем надо было закрывать сделку, когда в Ливии уже было довольно неспокойно?

Здесь то же самое — в Венесуэле ситуация все хуже и хуже, и у президента Николаса Мадуро мало шансов удержаться у власти…

«СП»: — А зачем вообще «Роснефти» покупать нефть Венесуэлы? Сейчас в СМИ обсуждается следующая версия: Роснефть получила от государственной нефтегазовой компании Венесуэлы Petroleos de Venezuela SA (PDVSA) 49,9% акций ее американской «дочки» Citgo — крупнейшего владельца внутренней нефтеперерабатывающей инфраструктуры в США — в залог по контрактам предоплаты. Поэтому Россия якобы может поставить под свой контроль Citgo в случае негативного сценария с PdVSA.

— На мой взгляд, российским госкомпаниям вообще нечего делать в добычных проектах в других странах. «Роснефть», скорее, просто играет в глобальную энергетическую компанию, как Exxon Mobil, BP plc, Shell.

Но они вкладывают деньги в добычные проекты не потому, что им деньги девать некуда, а в рамках стратегии — потому что на территории их государств недостаточно нефти.

У нас же нефти много — только работай и вкладывай деньги.

Да, «Лукойл» работает в Ираке, но она — частная компания, которая делает все, что хочет. Тем более у ее главы Вагита Алекперова не такой лоббистский ресурс, чтобы он мог получить новые проекты в России. Поэтому его компания входит в зарубежные проекты и развивает их.

Что касается версии о том, что была взята предоплата под залог акций PdVSA, которая работает с тремя НПЗ в США, и таким образом Россия может получить активы в США, то «Роснефть» и ее глава Игорь Сечин находятся под санкциями. Это воспрепятствует поглощению американских активов, даже если «Роснефть» возьмет под контроль венесуэльскую нефтеперерабатывающую компанию.

Более того, американцам выгодно, чтобы «Роснефть» стала собственником акций, потому что их тогда можно арестовать. Тогда США абсолютно бесплатно получат обратно акции своих нефтеперерабатывающих заводов.

Читайте также:  Юридическая и правовая помощь гражданам горячая линия

В общем, на мой взгляд, мы свидетели не особо продуманной позиции, которая досталась «Роснефти» с тех времен, когда Россия начинала активно сотрудничать с Венесуэлой.

Я думаю, что причина этого в том, что руководство компании исполняет веление «партии» до тех пор, пока не будет дана другая команда. А в случае потери денег всегда можно сказать: это были ваши указания, и мы их всего лишь исполняли.

— Предоставление займов, несмотря на ситуацию в Венесуэле, — это, очевидно, прямой политический приказ из Кремля.

По-другому никак объяснить это нельзя, потому что говорить здесь о какой-то экономической составляющей абсурдно, — полагает замдиректора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин.

— Видимо, руководству нашей страны очень хочется иметь некий плацдарм в Южной Америке. Хотя ценность его в нынешнем состоянии весьма сомнительна. На мой взгляд, создалась иллюзия, что у нас есть там союзник и его жалко бросать.

Правда, удивительно то, что Мадуро до сих пор удерживается у власти. Хотя, честно говоря, я ожидал, что его давно сместят.

Источник: https://svpressa.ru/politic/article/178774/

Роснефть Венесуэла: 6 млрд долларов в кредит

Роснефть и Венесуэла – что связывает российский холдинг и далекую страну? Почему нефтяная компания вкладывает в современный политический режим Венесуэлы такие колоссальные суммы? Этому и посвящена наша сегодняшняя статья.

Роснефть в Венесуэле – стоять до конца

Кредиты, полученные от российской компании Роснефть – вот что помогает Мадуро «удерживаться на плаву», ведь уже давно стране грозит дефолт и свержение власти.

В чем же выгода российского холдинга, ведь не от щедрот душевных он выдает такие кредиты? Естественно нет – взамен 6 миллиардов, что Роснефть одолжила Венесуэле, она получает выгодные поставки нефти, пусть и сверхтяжелой, нуждающейся в дополнительной обработке. Кроме того, компания получит долю в проектах PDVSA – нефтегазовой венесуэльской компании, что также сулит немалую выгоду в будущем.

Делегация Роснефти в Венесуэле.

Что интересно – в начале весны прошлого года правительством Венесуэлы уже был допущен технический дефолт по государственному долгу перед Российской Федерацией, сумма которого составила 2,7 миллиардов долларов. А Роснефть сделал предоплату Венесуэле 6 миллиардов в этом году, как рассказал советник президента Роснефти Александр Александрович Крастилевский.

Но и это еще не все – союз Венесуэла и Роснефть планируют развивать. И общая сумма запланированных финансовых вливаний в нефтегазовый сектор страны-партнёра запланирован еще больший – 20 миллиардов долларов.

Данные планы были озвучены руководством Роснефти после того, как в Венесуэле имела место гуманитарная катастрофа, однако и на сегодняшний день Игорь Сечин упорно отстаивает мнение, что венесуэльское направление не потеряло своей привлекательности в плане инвестиций.

Планы России в Венесуэле

Тот факт, что российский холдинг планирует оставаться в Венесуэле, как говорится, «до упора», уже никто не подвергает сомнению.

В то время, когда компании с Запада наоборот не хотели иметь с режимом Мадуро ничего общего, и обрывали все связи со Венесуэлой, а 12 стран Латинской Америки даже готовили декларацию, в которой осуждали политику венесуэльского правительства, российский холдинг делал все прямо наоборот.

Он расширял штат офиса, расположенного в Каракасе, а также покупал для него дополнительные помещения. При этом по информации из различных источников, только на содержание этого офиса Роснефть ежегодно тратит порядка 100 миллионов $.

В Венесуэлу российская корпорация впервые пришла 10 лет назад, в 2008 году. Тогда холдинг входил в состав энергетического консорциума, в котором, помимо него, участвовали Сургутнефтегаз, TNK-BP, Лукойл и Газпром.

Но спустя пять лет ситуация кардинально изменилась – за 800 миллионов долларов российская компания выкупила у своих партнеров акции консорциума, и осталась единственным представителем в Венесуэле.

Когда в 2013 году Роснефть поглотила TNK-BP, ее доли в месторождениях страны увеличились еще больше, почти на миллиард долларов. Примерно тогда же Petroleos de Venezuela и Роснефть создали первое совместное предприятие.

Впоследствии в развитие проектов РН в Венесуэле было вложено порядка двух миллиардов $, позже Роснефть предоставила шесть миллиардов долларов в качестве предоплаты будущих поставок нефти.

Месторождение нефти в Венесуэле.

На сегодняшний день российский холдинг – единственная иностранная компания, которая продолжает активное сотрудничество с правительством Мадуро.

Важная роль поддержки российского холдинга подчеркивается тем, что другой крупный партнер Венесуэлы – Китай, несколько лет назад из-за того, что местные власти не в состоянии предоставить китайским компаниям благоприятные условия для работы, а также не выплачивают старые долги, приостановил свои кредитные линии в стране.

Ситуация получается достаточно ироничная, ведь сама Роснефть также сильно зависит от Китая. Так, для погашения полученных ранее кредитов в размере 35 миллиардов долларов, Россия еще далеко не один год будет поставлять в Китай нефть, причем не на самых выгодных условиях. Кроме того, стать акционером российского холдинга в скором времени может стать еще одна китайская компания — China Energy.

Роснефть – причины упорства

Почему же Роснефть так упорно сохраняет свое присутствие в Венесуэле? В целом, в действиях российского холдинга вполне можно найти подоплеку.

Режим Мадуро на сегодняшний день находится в безвыходном положении, а это большая вероятность получить контроль над нефтяными запасами Венесуэлы, которые, между прочим, являются первыми в мире, и составляют порядка 300 миллиардов баррелей. Пусть даже эта нефть нуждается в дополнительной обработке, являясь сверхтяжелой.

Новая же власть, которая рано или поздно все же сместит современный режим, без малейших колебаний экспроприирует вложенные Роснефтью средства, ведь все последние сделки Petroleos de Venezuela и Роснефти не были одобрены легитимный парламентом страны, поэтому могут быть легко объявлены недействительными.

Если же ситуация пойдет иным путем, и режим Мадуро все же сохранит власть и укрепится, Роснефть все равно как минимум серьезно потеряет в финансовом плане.

Так, для Венесуэлы в порядке вещей задерживать поставки нефти и оплату имеющихся долгов. Об этом красноречиво говорит внешний долг, который превышает 100 миллиардов $.

Причем выплатить этот долг в состоянии только Petroleos de Venezuela, так как в стране банально отсутствуют иные источники иностранных валют.

Сечин на нефтедобывающем предприятии в Венесуэле.

Само собой, в Роснефти отдают об этом отчет, и всеми способами стараются минимизировать риски, выбирая, к примеру, активы с большей надежностью.

К примеру, один из выданных Роснефтью кредитов обеспечен 49,9% американской компании Citgo, которая принадлежит Petroleos de Venezuela. А это – несколько нефтеперерабатывающих предприятий в США. Впрочем, данная победа несколько сомнительна.

Так как крайне маловероятно, что правительство Америки допустит переход своей компании в руки российского холдинга. Ведь это – прямая угроза небезопасности страны.

Глава Роснефти Игорь Сечин неоднократно повторял, что Венесуэла на сегодняшний день является самой перспективной в мире по нефтедобыче. Даже сейчас, когда нефтегазовая индустрия страны находится в крайне плачевном состоянии, Сечин от своих слов не отказывается.

Безусловно, что глава холдинга отлично знает, каким является реальное положение в Венесуэле, ведь там наблюдается жесткая нехватка базовой инфраструктуры и технологий. Только за последние годы добыча нефти в стране упала в полтора раза, и это не предел.

Из двух миллионов добываемой в стране нефти полмиллиона уходит Китаю, и двести тысяч – России.

Остальное уходит на экспорт, доходов от которого режиму Мадуро не хватает даже на то, чтобы поддерживать сильно сократившийся импорт, не говоря уже об огромных долгах, которые надо оплачивать.

Чиновничьи схемы и инвестиции «по-братски»

Если взять учет все риски, которых немало, прагматизм российского холдинга в отношении Венесуэлы выглядит, мягко говоря, нереалистичным.

Чаще речь идет о геополитике – российские финансовые вливания необходимы для поддержки «братского» режима.

Российские власти в этой поддержке видят не столько финансовую помощь, сколько возможность вопреки санкциям США увеличить сферу своего влияния в западном полушарии.

Так, пламенная дружба Венесуэлы и России против Соединенных Штатов началась еще при Чавесе. Спектр обсуждаемых направлений в тогдашних переговорах был очень обширным – от строительства атомных электростанций и до совместного банка. Но основные сделки связаны именно с вооружением – поставки автоматов Калашникова, истребителей и ракетных комплексов, бронетехники и вертолетов.

Сечин на нефтедобывающем предприятии Венесуэлы.

Имеет место и еще одна версия, в которой проекты России в Венесуэле связывают с разнообразными коррупционными схемами.

Отличным примером может стать история Сергея Попельнюхова. Бывшего губернатора Белгородской области.

Сначала он выиграл выгодный тендер на строительство завода в Венесуэле, а потом благополучно сел в тюрьму на семь лет за то, что своровал миллиард рублей.

Бывший президент Petroleos de Venezuela Рафаэль Рамирес, который является личным другом Сечина, также не избежал подозрений в коррупции. За годы руководства венесуэльской компанией он одобрил коррупционные сделки на 11 миллиардов долларов.

Да один только китае за всего лишь три последних года вложил в проекты с венесуэльскими властями более 60 миллиардов. И эти проекты далеко не прозрачные – так как сделки современного правительства Венесуэлы находятся вне легального поля.

Отследить движение средств по ним банально невозможно.

Итог

Несмотря на то, какими являются мотивы российского нефтегазового гиганта, со стороны его мотивы похожи на ослабление собственной конкурентоспособности, ведь подобная инвестиционная политика выглядит как минимум непродуманно.

Нелишним будет вспомнить, что не так давно сама Венесуэла оказывала серьезную поддержку братским странам под лозунгом борьбы с империалистической Америкой. Сегодня российские власти могут взглянуть в недалекое будущее и посмотреть, чем могут окончиться геополитические авантюры для не самой сильной экономики.

Источник: https://inneft.ru/rosneft/rosneft-venesuela

«Роснефть» в Венесуэле: кредиты в обмен на влияние?

Венесуэла переживает глубокий политический и экономический кризис. На этом фоне одним из немногих союзников властей страны остается Россия.

Агентство “Рейтер” отмечает, что подконтрольная государству компания “Роснефть” в последние годы одолжила государственной венесуэльской нефетегазовой компании PDVSA около шести миллиардов долларов.

В “Роснефти” подтверждают, что это предоплата за поставки нефти из Венесуэлы в рамках долгоросочных контрактов и окончательное погашение долгов ожидается в 2019 году.

Международные наблюдатели отмечают, что Москва в обмен на кредиты получает от Венесуэлы дорогие нефтяные активы и стремится расширить контроль над крупнейшими в мире запасами нефти. По данным “Рейтер”, энергетическая госкорпорация Венесуэлы тайно предложила “Роснефти” доли участия в девяти нефтяных проектах с наиболее высокой производительностью.

В конце июля “Роснефть” и PDVSA в присутствии Президента Венесуэлы Николаса Мадуро подписали в Каракасе ряд документов, направленных на расширение стратегического сотрудничества в ключевых сегментах операционной деятельности.

Нефтяная компания “Роснефть” продолжит работу в Венесуэле и намерена наращивать сотрудничество в сфере ТЭК, заявил журналистам глава компании Игорь Сечин. “Как я уже неоднократно повторял, мы никогда оттуда не уйдем, и никто нас не сможет оттуда выгнать.

Мы будем работать с Венесуэлой, будем наращивать объемы нашего сотрудничества в сфере ТЭК”, – сказал Сечин. Он отметил, что компания не занимается политикой, а развивает добычные проекты в Венесуэле. “Роснефть” – один из крупнейших инвесторов в Венесуэле.

Сбижение Москвы и Каракаса вызывает раздражение в Вашингтоне, так как на мировом рынке “Роснефть” выступает в качестве посредника при продаже венесуэльской нефти и основная часть этих поставок оказывается на американских нефтеперерабатывющих заводах.

В ноябре 2016 года “Роснефть” получила в залог 49,9% акций американского оператора НПЗ Citgo, подконтрольного PDVSA. Американские законодатели обратились к министру финансов по вопросу возможного перехода компании Citgo к “Роснефти” и назвали это “большой проблемой для национальной безопасности США”.

Члены комитета конгресса США по иностранным делам призвали министерство финансов проверить сделку “Роснефти” и PDVSA.

Оппозиция Венесуэлы утверждает, что президент Николас Мадуро принимает решения под давлением России.

По оценкам экспертов, по итогам года Венесуэла может потерять до 10% ВВП.

Источник: https://ru.euronews.com/2017/08/16/venezuela-oil-rosneft

Ссылка на основную публикацию