Процесс институционализации норм права

Процесс институционализации и развитие институтов

Социальные институты появляются в обществе как крупные непланируемые продукты социальной жизни. Как же это происходит? Люди в социальных группах пытаются реализовать свои потребности сообща и ищут для этого различные способы.

В ходе общественной практики они находят некоторые приемлемые образцы, шаблоны поведения, которые постепенно через повторение и оценку превращают в стандартизированные обычаи и привычки. Спустя некоторое время эти шаблоны и образцы поведения поддерживаются общественным мнением, принимаются и узакониваются. На этой основе разрабатывается система санкций.

Так, обычай назначать свидание, будучи элементом института ухаживания, развивался как средство выбора партнера. Банки — элемент института бизнеса развивались как потребность в накоплении, перемещении, займах и откладывании денег и в результате превратились в самостоятельный институт.

Время от времени члены общества или социальной группы могут собирать, систематизировать и давать легальное подтверждение этим практическим навыкам и образцам, в результате чего институты изменяются и развиваются.

Исходя из этого институционализация представляет собой процесс определения и закрепления социальных норм, правил, статусов и ролей, приведение их в систему, которая способна действовать и направлении удовлетворения некоторой общественной потребности.

Институционализация — это замена спонтанного и экспериментального поведения на предсказуемое поведение, которое ожидается, моделируется, регулируется. Так, прединституциональная фаза общественного движения характерна спонтанными протестами и выступлениями, беспорядочным поведением.

Появляются на короткий срок, а затем смещаются лидеры движения; их появление зависит в основном от энергичных призывов, Каждый день возможна новая авантюра, каждое собрание характеризуется непредсказуемой последовательностью эмоциональных событий, в условиях которых человек не может представить себе, что он будет делать дальше.

При появлении институциональных моментов в общественном движении начинается формирование определенных правил и норм поведения, разделяемых большинством его последователей.

Назначается место сбора или митинга, определяется четкий регламент выступлений, каждому участнику даются инструкции, как нужно себя вести в той или иной ситуации. Эти нормы и правила постепенно принимаются и становятся само собой разумеющимися.

Одновременно начинает складываться система социальных статусов и ролей. Появляются устойчивые

лидеры, которые оформляются официально, согласно принятому порядку (например, выбираются или назначаются).

Кроме того, каждый участник движения обладает определенным статусом и выполняет соответствующую роль: он может быть членом организационного актива, находиться в составе групп поддержки лидера, быть агитатором или идеологом и т.д.

Возбуждение постепенно ослабляется под воздействием определенных норм, и поведение каждого участника становится стандартизованным и предсказуемым. Появляются предпосылки для организованных совместных действий. В итоге общественное движение в большей или меньшей степени институционализируется.

Процесс институционализации, т.е. образования социального института, состоит из нескольких последовательных этапов:

1) возникновение потребности, удовлетворение которой требует совместных организованных действий;

2) формирование общих целей;

3) появление социальных норм и правил в ходе стихийного социального взаимодействия, осуществляемого методом проб и ошибок;

4) появление процедур, связанных с нормами и правилами;

5) институционализация норм и правил, процедур, т.е. их принятие, практическое применение;

6) установление системы санкций для поддержания норм и правил, дифференцированность их применения в отдельных случаях;

7) создание системы статусов и ролей, охватывающих всех без исключения членов института.

Итак, финалом процесса институционализации можно считать создание в соответствии с нормами и правилами четкой статусно-ролевой структуры, социально одобренной большинством участников этого социального процесса. Без институционализации, без социальных институтов ни одно современное общество существовать не может.

Именно поэтому беспорядочные ссоры и драки превращаются в высокоформализованные спортивные поединки, любознательность, желание узнать истину — в упорядоченные научные исследования, беспорядочная половая жизнь — в крепкую семью. Институты, таким образом, являются символами порядка и организованности в обществе.

Люди всегда стремятся институционализировать свои отношения, связанные с актуальными потребностями. Это стремление проявляется в самых разных областях деятельности.

Например, продажа или распределение товаров среди значительной части людей порождает потребность в справедливом порядке такого распределения. Пришедшие первыми должны получить свое прежде, чем те, кто пришел позже. Стихийно возникает очередь со своими общепринятыми нормами и правилами.

Далее происходит закрепление в очереди определенных ролей: распорядителя (записывающего очередь), борца за справедливость (следящего за посторонними), последнего в очереди и т.д. Возникает институт очереди, специфическая институционализированная форма поведения.

Очевидно, что формирование института может не завершиться созданием четкой системы статусов и ролей (например, очередь может и не иметь этой системы), тогда мы говорим, что дан

ные социальные связи имеют неполный институциональный статус. То же можно сказать и об образцах поведения и институте, не получивших должного социального одобрения: этот институт также не полностью развился, или он находится в процессе отмирания.

Индивидуальные роли в институциональном поведении. Далеко не все социальные роли внутри института могут быть институциональными. «Плохой мальчик» или «мамин маленький помощник» — это роли в семье, но они не институционализированы. В то же время сын или дочь — это институционализированные роли.

В чем же состоит различие? Институционализированная роль это наиболее постоянная и данном институте совокупность поведенческих ожиданий, отступление от которой наиболее сурово наказывается. Отклонение от таких ожидаемых ролей опасно, а потому социально осуждается.

Даже президенты и короли, обладающие значительной силой, вынуждены признавать рамки институциональных ролей. Если они пытаются управлять без учета ролевых ожиданий, то довольно быстро теряют свое влияние в институте.

Очевидно, что роли сына и дочери в семье, с их обязанностями по отношению к родителям и друг к другу должны в целом выполняться неукоснительно, и отклонения сурово осуждаются.

https://www.youtube.com/watch?v=I9aZTuaQIQg

Институциональные роли удивительно постоянны. Например, руководитель сопоставляет, как ловко и умело предупреждает его потребности секретарь на службе в отличие от жены дома.

Недовольный муж разводится с женой и женится на своем секретаре, но тут же обнаруживает, что секретарь в роли жены начинает действовать так же, как его прежняя жена.

Или, например, многие служащие, которые постепенно добиваются руководящей роли, стараются сохранить свои прежние отношения с бывшими коллегами, ставшими подчиненными. Но этот путь редко приводит к успеху, так как для роли босса нужны совершенно иные, новые отношения.

Устойчивостью институциональных ролей обусловливается значительное выравнивание индивидуальных различий индивидов при их исполнении. Один мастер может быть всегда в дурном настроении, другой всегда весел; один профессор деятелен и умен, другой бездеятелен и глуп. Но колебания индивидуальных различий ограниченны и по многом заслоняются ролевыми требованиями.

Конфликты, возникающие внутри институтов, конечно, могут приводить к столкновению личностей, но в подавляющем большинстве случаев происходит столкновение социальных ролей. Производитель и заказчик сталкиваются потому, что производитель должен сбыть продукцию целиком, в то время как заказчик должен проверять годность продукции и отбраковывать ее.

Профессор может приветствовать интеллектуальную дискуссию и сталкиваться с деканом или проректором, который не поощряет критицизма. Все это столкновения институциональных ролей. Жена всегда жена, муж всегда муж, директор всегда директор.

Различными могут быть лишь индивидуальные черты в институциональных ролях, например, статиста и высокоталантливого актера, реализующего более полно свои возможности в партии, которую он исполняет,

но всегда ограниченного текстом роли. Иногда роль может уравновесить личностные качества, скажем, в случае назначения на руководящую должность. Однако стойкость ролевых предписаний будет требовать некоторого согласительного единообразия в отношении тех, кто выполняет отдельные институциональные роли. Иными словами, сама роль предполагает некоторый отбор среди индивидов.

Источник: https://studopedya.ru/2-64898.html

4.3.4. Процесс институционализации. Социология: история, основы, институционализация в России — С. С. Новикова

Подробно процесс институционализации, Т.е. образо­вание социального института, рассмотрен С.С.Фроловым. Данный процесс состоит из нескольких последовательных этапов:

Читайте также:  Обжалование действий налоговых органов: консультации и услуги

«1) возникновение потребности, удовлетворение кото­рой требует совместных организованных действий;

2) формирование общих целей;

3) появление социальных норм и правил в ходе сти­хийного социального взаимодействия, осуществляемого методом проб и ошибок;

4) появление процедур, связанных с нормами и прави­лами;

5) институционализация норм и правил, процедур, Т.е. их принятие, практическое применение;

6) установление системы санкций для поддержания норм и правил, дифференцированность их применения в отдельных случаях;

7) создание системы статусов и ролей, охватывающих всех без исключения членов института» [287. С. 166].

Люди, объединенные в социальные группы для реали­зации появившейся у них потребности, сначала сообща ищут различные способы ее достижения. В процессе об­щественной практики они вырабатывают наиболее при­емлемые образцы и шаблоны поведения, кᴏᴛᴏᴩые со вре­менем через многократное повторение и оценку превра­щаются в стандартизированные привычки и обычаи.

Через некᴏᴛᴏᴩое время разработанные образцы и шабло­ны поведения принимаются и поддерживаются общест­венным мнением, а в конечном итоге узакониваются, и разрабатывается определенная система санкций.

Фина­лом процесса институционализации будет создание в ϲᴏᴏᴛʙᴇᴛϲᴛʙии с нормами и правилами четкой статусно-ро­левой структуры, кᴏᴛᴏᴩая социально одобрена большин­ством участников ϶ᴛᴏго социального процесса.

У каждого социального института есть как ϲʙᴏи специ­фические особенности, так и ряд определенных общих черт и признаков, характерных для всех социальных ин­ститутов, или, так называемых институциональных при­знаков.

Очень часто в институтах, преследующих совер­шенно разные цели, существуют сходные пути и методы действия, ϶ᴛᴏ обусловлено тем, что для выполнения ϲʙᴏих функций социальный институт должен учитывать способ­ности различных функционеров, формировать стандарты поведения, соблюдать верность основным принципам и развивать взаимодействие с другими институтами. С.С.Фролов объединил общие для всех институтов при­знаки в пять групп (см. табл. 4).

Таблица 4. Признаки главных институтов общества

Семья Государство Бизнес Образование Религия
                         1. Установки и образцы поведения
Привя­занность Лояльность Уважение Послушание Лояльность Суборди­нация Производи­тельность Эконо­мичность Произ­водство прибыли Любовь к знаниям Посещае­мость Почти­тельность Лояльность Поклонение
                2. Символические культурные признаки
Обручальное кольцо Брачный ритуал Флаг Печать Герб Националь­ный гимн Фабричная марка Патентный знак Школьная эмблема Школьные песни Крест Иконы СвятыниГимн
                 3. Утилитарные культурные черты
Дом КвартираМебель Общест­венные здания Общест­венные работы Бланки и формы Магазин Фабрика Оборудо­вание Бланки и формы Классы Библиотеки Стадионы Церковные здания Церковный реквизит Литература
                    4. Кодекс устный и письменный
Семейные запреты и допущения Конституция Законы Контракты Лицензии Правила учащихся Вера Церковные запреты
                                         5. Идеология
Романти­ческая любовь Совмес­тимость Индиви­дуализм Государст­венное право Демократия Нацио­нализм Монополия Свободная торговля Право на труд Академи­ческая ϲʙᴏбода Прогрес­сивное образование Равенство при обучении Православие Баптизм Протес­тантизм

Источник: Фролов С.С. Социология. — М., 1996. — С.169.

Некᴏᴛᴏᴩые институты не обладают полным набором признаков. Это будет показателем того, что институт несовершенен — или еще полностью не развился, или уже находится в упадке. По϶ᴛᴏму если большинство институтов в обществе недостаточно развиты, то ϶ᴛᴏ говорит о том, что данное общество либо находится на начальных стадиях ϲʙᴏего культурного развития, либо — в упадке.

Источник: http://xn--80aatn3b3a4e.xn--p1ai/book/3804/152859/4.3.4.%20%D0%9F%D1%80%D0%BE%D1%86%D0%B5%D1%81%D1%81%20%D0%B8%D0%BD%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%82%D1%83%D1%86%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8.html

Процесс институционализации

Поиск Лекций

Социальные институты — это символ порядка и организованности в обществе. Ни одно современное общество не может существовать без социальных институтов, без институционализации. Как указано в «Современном словаре иностранных слов» (М.

, 1992), институционализация — это «учреждение каких-либо новых социальных институтов, правовое и организационное закрепление тех или иных общественных отношений» [231. С.239], институциональный — это «связанный с социальными институтами, имеющий отношение к ним» [231. С.239].

В «Учебном социологическом словаре» (М., 1997) отмечается, что «социальные связи, лежащие в основе социальных институтов, называются институциональными, а сам процесс придания этим связям упорядоченного, нормативного характера именуется институционализацией» [280. С.49].

Данные понятия важны для понимания того, что существующие социальные институты не есть что-то один раз заданное и неизменное, изменения, происходящие в обществе, неизбежно ведут как к их модификации, так и к возникновению новых социальных институтов и институциональных форм.

А также для понимания того, что индивиды не просто следуют предписанным образцам поведения, а обладают определенной свободой «выработки ролей» в своем взаимодействии с другими индивидами.

Подробно процесс институционализации, Т.е. образование социального института, рассмотрен С.С.Фроловым. Данный процесс состоит из нескольких последовательных этапов:

«1) возникновение потребности, удовлетворение которой требует совместных организованных действий;

2) формирование общих целей;

3) появление социальных норм и правил в ходе стихийного социального взаимодействия, осуществляемого методом проб и ошибок;

4) появление процедур, связанных с нормами и правилами;

5) институционализация норм и правил, процедур, Т.е. их принятие, практическое применение;

6) установление системы санкций для поддержания норм и правил, дифференцированность их применения в отдельных случаях;

7) создание системы статусов и ролей, охватывающих всех без исключения членов института» [287. С. 166].

Люди, объединенные в социальные группы для реализации появившейся у них потребности, сначала сообща ищут различные способы ее достижения. В процессе общественной практики они вырабатывают наиболее приемлемые образцы и шаблоны поведения, которые со временем через многократное повторение и оценку превращаются в стандартизированные привычки и обычаи.

Через некоторое время разработанные образцы и шаблоны поведения принимаются и поддерживаются общественным мнением, а в конечном итоге узакониваются, и разрабатывается определенная система санкций.

Финалом процесса институционализации является создание в соответствии с нормами и правилами четкой статусно-ролевой структуры, которая социально одобрена большинством участников этого социального процесса.

У каждого социального института есть как свои специфические особенности, так и ряд определенных общих черт и признаков, характерных для всех социальных институтов, или, так называемых институциональных признаков.

Очень часто в институтах, преследующих совершенно разные цели, существуют сходные пути и методы действия, это обусловлено тем, что для выполнения своих функций социальный институт должен учитывать способности различных функционеров, формировать стандарты поведения, соблюдать верность основным принципам и развивать взаимодействие с другими институтами. С.С.Фролов объединил общие для всех институтов признаки в пять групп (см. табл. 4).

Таблица. Признаки главных институтов общества

Семья Государство Бизнес Образование Религия

1. Установки и образцы поведения

Привязанность Лояльность Уважение

Послушание Лояльность Субординация

Производительность Экономичность Производство прибыли

Любовь к знаниям Посещаемость

Почтительность Лояльность Поклонение

2. Символические культурные признаки

Обручальное кольцо Брачный ритуал

Флаг Печать Герб Национальный гимн

Фабричная марка Патентный знак

Школьная эмблема Школьные песни

Крест Иконы Святыни Гимн

3. Утилитарные культурные черты

Дом Квартира Мебель

Общественные здания Общественные работы Бланки и формы

Магазин Фабрика Оборудование Бланки и формы

Классы Библиотеки Стадионы

Церковные здания Церковный реквизит Литература

4. Кодекс устный и письменный

Семейные запреты и допущения

Конституция Законы

Контракты Лицензии

Правила учащихся

Вера Церковные запреты

5. Идеология

Романтическая любовь Совместимость Индивидуализм

Государственное право Демократия Национализм

Монополия Свободная торговля Право на труд

Академическая свобода Прогрессивное образование Равенство при обучении

Православие Баптизм Протестантизм

Источник: Фролов С.С. Социология. — М., 1996. — С.169.

Некоторые институты не обладают полным набором признаков. Это является показателем того, что институт несовершенен — или еще полностью не развился, или уже находится в упадке. Поэтому если большинство институтов в обществе недостаточно развиты, то это говорит о том, что данное общество либо находится на начальных стадиях своего культурного развития, либо — в упадке.

Читайте также:  Определены юрконсультанты, которые в большинстве случаев выигрывают юридические тендеры

дальше

Рекомендуемые страницы:

Источник: https://poisk-ru.ru/s65609t1.html

Нормативный текст и корпорация экспертов (или о способах институционализации права)

Р.В.Насыров

НОРМАТИВНЫЙ ТЕКСТ И КОРПОРАЦИЯ ЭКСПЕРТОВ (или о способах институционализации права)

В рамках юрислингвистики неизбежно возникает вопрос о возможности однозначной юридической квалификации правовых ситуаций, в частности, связанных с защитой чести и достоинства.

Имеет ли право субъект юрислингвистической экспертизы на то, что у юристов называется усмотрением или «широким» толкованием нормы права? Возможно ли выработать обобщенные и четкие критерии лингвистической оценки слов и фраз, как посягающих на доброе имя субъекта права или наносящих ему моральный вред? Ответ на последний вопрос должен быть положительным, так как он предполагается самим принципом научности, который требует выявление общих закономерностей функционирования объекта исследования. Но уже давно замечено, что в гуманитарных науках общие выводы и соответствующие рекомендации практике носят условный и примерный характер. Социальные явления не укладываются в классические представления о научном методе, «поскольку эти явления уникальны и поскольку в основе социальных процессов лежат действия человека, обладающего внутренней активностью, свободой воли» [Сачков, 2003,с. 131]. Этим обосновывается не наличие у гуманитарных наук своей (принципиально иной по сравнению с естествознанием) методологии, а то, что научный метод познания способен рационально исследовать лишь отдельные аспекты общественной жизни. Ю.В. Сачков по этому поводу пишет: «Познание уникальности в обществе основано на том, что в его развитии есть устойчивые компоненты, познание которых и выражает закономерности этого развития» [Сачков, 2003,с.131].

Встреча ученого-естествоиспытателя с уникальным и доселе неизвестным фактом является результатом неполноты знания о предмете исследования и вызывает необходимость пересмотреть теорию; за

уникальным скрывается типичное.

Гуманитарий же всегда должен иметь в виду, что за пределами его предмета исследования есть уникальное, которое не обязательно является следствием ограниченности теории, а отражает специфику самой общественной жизни.

Эта установка должна быть принципиальной, ибо стремление гуманитария охватить «теоретическим оком» всего человека и всю общественную жизнь приводит лишь к упрощению и расщеплению самого предмета исследования.

Необходимо признать, что правовые нормы обобщают типичные, наиболее распространенные общественные отношения и ситуации.

Еще римский юрист Юлиан утверждал, что законы «не могут быть написаны таким образом, чтобы обнимали все случаи, которые когда-либо произойдут, но достаточно, чтобы они распространялись на то, что большей частью случается» [Дигесты, 184, с.32].

Поэтому судья и эксперт должны быть готовы к встрече с нетипичными правовыми казусами, которые не могут быть разрешены в стиле «отмерил и отрезал». Рассмотрим два примера. Казус 1: ответчица А. каждый день «приветствует» свою соседку — истицу В. — фразой «Чтоб ты подохла, уродина!». Ситуация проста.

Эксперт-лингвист, ссылаясь на толковый словарь русского языка, констатирует, что ответчица использует оскорбительные, эксперессивно-ироничные слова, недвусмысленно желает истице смерти и оскорбительно отзывается о ее внешности. Казус 2: истица В. пострадала в автоаварии и ее лицо обезображено, и ответчица А.

каждый день «приветствует» ее ехидной фразой «Здравствуй, красавица!». Если лингвист будет следовать своей привычной методике, то он сделает вывод об отсутствии оскорбления и нанесения моральных страданий — ответчица желает здоровья истице и положительно отзывается о ее внешности.

Второй казус может быть разрешен обоснованно и справедливо только

с использованием не классической, а, так называемой, «контекстной»

(диалогической, коммуникативной) методологии. Адекватное восприятие

фразы невозможно без учета контекста. Фразу необходимо исследовать не

83

просто как источник информации, а именно как высказывание. М.М.Бахтин подчеркивает: «Только высказывание может быть верным (или неверным), истинным, правдивым (ложным), прекрасным, справедливым и т.п.» [Бахтин, 1985, с. 138].

Тот же принцип выражен в требовании юридической герменевтики подвергать толкованию не только норму права, но и саму правовую ситуацию. Г.

Гадамер считает, что в юриспруденции «расширение права за счет герменевтики именно в том и состоит, чтобы обуславливать правовую конкретику» [Гадамер, 1988, с.81].

Эту методологическую установку, в основе которой признание «условности каждой системы по отношению к другим системам» и необходимости учета контекста словоупотребления, Н.Д. Голев наглядно показал на примере анализа словосочетания «герой капиталистического труда» [Голев, 1999, с. 129].

Речь идет об особом способе институционализации права, когда источником решения конкретного правового вопроса становится не столько нормативный текст (он слишком абстрактен и прямо не предусматривает казус), сколько мнение и усмотрение судьи и экспертов.

Если для разрешения правового вопроса достаточно формализованной нормы права, то решение судьи обоснованно и законно, то есть оно соответствует заранее определенной мере законности и справедливости. Но следование формализованным правилам не всегда порождает справедливость.

В толковом словаре В.И. Даля правда определяется как «истина на деле, истина во образе, во благе».

В древнерусском языке встречается выражение «Суд говорит и творит правду», то есть, обобщенно сформулированной правды нет; она конкретна и возникает только в момент вынесения (высказывания) справедливого судебного решения.

При разрешении сложных юридических казусов судья вынужден,

выходя за рамками собственно юриспруденции и формализованного закона,

становиться участником живого социального диалога. Это предполагается

самим требованием выносить решение не только на основе закона, но и

внутреннего убеждения. А.Барак, посвятивший целое исследование

84

судейскому усмотрению, считает, что в таких ситуациях «судья будет действовать не механически, но станет взвешивать, обдумывать, получать впечатление, проверять и изучать» [Барак, 1999, с.13].

Стоит еще раз заметить, что, если правовая ситуации проста и типична, то внутреннее убеждение, прежде всего, проявляется в установлении соответствия нормы права выявленным фактам и не требует сложных и глубоких интеллектуальных усилий и эмоциональных переживаний.

Именно поэтому процессуальное право допускает упрощенное и оперативное рассмотрение некоторых дел; в таких делах достаточно учесть «букву закона» и превалирует принцип римского права «Dura lex sed lex» — «Закон суров, но это закон». Тогда как в сложных и нетипичных правовых ситуациях возникает вопрос о соблюдении не только «буквы закона», но и «духа закона».

На первый план выдвигается предостережение Цицерона -«Summumm ius est summa injuria» — «Высшая справедливость есть высшая несправедливость», то есть однозначное применение закона без учета особенностей конкретной ситуации может породить несправедливое решение.

Рискуя быть обвиненным в узком нормативизме, осмелюсь утверждать,

что в основе юридической онтологии лежит определение права как

регулятора типичных социальных ситуаций. Известный французский

социолог П. Бурдье пишет: «Формальное право обеспечивает

калькулируемость и прогнозируемость (ценой абстракций и упрощений, в

результате которых суждение, формально более приложимое к формальным

правилам права, может оказаться в полном противоречии с оценками,

идущими от чувства справедливости). Формальное право обеспечивает

прежде всего безупречную замещаемость агентов, отвечающих, как

говорится, за «вершение правосудия», то есть за применение

кодифицированных правил с соответствии с кодифицированными

правилами» [Бурдье, 1994, с.130]. Примечательно, что к особому и

исключительному (в идеале) виду правового поведения относят

85

злоупотребление правом, когда субъект формально не нарушает нормы права и действует в пределах своего субъективного права, но использует его с первичной целью нанести вред другим лицам.

Читайте также:  Терминологическая игра

Злоупотребление правом нельзя признать особой разновидностью правомерного поведения, так как оно не обладает признаком социальной допустимости и является девиантным поведением.

Но злоупотребление правом нельзя однозначно отнести и к правонарушению, так как отсутствует формальный признак противоправности; возможно лишь сослаться на нормы законы, закрепляющие общие принципы права. Так, ст.

10 ГК РФ не устанавливает правила поведения, а скорее провозглашает: «Не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах».

То, что право по своей сути стремится к четкой нормативности, проявляется, например, в критике юристами 169 ГК РФ, которая, как и ст.10 ГК РФ, не формулирует правила поведения, а закрепляет лишь общую установку: «Сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, ничтожна». По мнению К. Скловского, «если поведение лица регулируется установленными законом или договором правами и обязанностями, то дополнительное применение к этому регулированию норм о (не) добросовестности недопустимо» [Скловский, 2005, с.144]

Право нормативно и принудительно обеспечивает форму

общественных отношений и, говоря условно, играет роль «этикета»

общественной жизни. Даже юрист совершая, например, покупку в магазине,

не воспринимает эту ситуацию как правоотношение, а «вспоминает» об этом

лишь в момент возникновения конфликта. Точно также и в межличностном

общении правила этикета соблюдаются сами собой, и «вспоминаем» мы о

них лишь в случае их нарушения участниками диалога. Но в самом общении

нас интересует его живое и уникальное содержание, которое выразить

нормативно невозможно. Точно также и право является условием и

86

предпосылкой социального диалога. Такие фундаментальные ценности как нравственность, справедливость, гуманизм, свобода и другие могут быть адекватно выражены и реализованы лишь в процессе непосредственной социальной коммуникации.

Универсальность этих ценностей проявляется в том, что их требованиям должны соответствовать и формальные правила поведения, в том числе и нормы права.

Правила этикета и нормы права по форме и содержанию отражают в себе требования этики, но казус 2 и такое явление как злоупотребление правом показывает, что если человек формально соблюдает правила этикета и нормы права, то это еще не означает, что он ведет себя этично и правомерно. Точно также законность, как режим строгого и неукоснительного соблюдения законов, является необходимым условием достижения социального мира, но не его воплощением.

Именно смешение условия (предпосылки) с целью и приводит к обоснованию слишком «широких» трактовок права. Например, естественно -правовая концепция на основании бесспорного требования соответствия позитивного права морали делает вывод о том, что сущность права — в обеспечении нравственности. Этому смешению способствует российская юридическая терминология, в которой слово «право» этимологически отождествляется с правдой, справедливостью. Можно говорить о фундаментальной лингвистической неточности, когда в процессе восприятия западноевропейской правовой культуры термин<\p>

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/normativnyy-tekst-i-korporatsiya-ekspertov-ili-o-sposobah-institutsionalizatsii-prava-1

Институционализация

В процессе институционализации любые социальные отношения обретают форму с установленными сводами правил, законами и санкциями. Такая форма называется «социальный институт», а все правила и нормы могут быть оформлены как письменно, так и в устном виде.

Процесс институционализации

Институционализация подразумевает изменение формы отношений в каком-либо сообществе или коллективе таким образом, что спонтанное поведение членов этих формаций становится организованным.

На создание и развитие таких социальных институтов уходит долгое время, иногда на это требуются столетия. В результате стихийное социальное явление трансформируется в полноценное организованное учреждение, в котором все процессы упорядочены и существует четко структурированная иерархия власти.

Сам процесс институционализации проходит в несколько этапов:

  • Сначала в обществе возникают определенные потребности удовлетворение которых возможно только при организации совместных действий;
  • Следующий шаг — определение целей, которых необходимо добиться;
  • На третьем этапе поведение большинства членов системы все еще стихийное, но постепенно запускается процесс создания норм и правил, а также связанных с ними процедур;
  • Дальше начинается непосредственно институционализация, то есть официальное принятие и практическое применение сформированных процедур, правил, законов и норм.

На завершающем этапе определяются санкции, а между всеми членами вновь образованного социального института окончательно распределяются и устанавливаются их роли.

Признаки институционализации

В процессе создания социального института среди его членов формируется не только свод определенных правил и норм, но и своя идеология, появляются определенные традиции и ритуалы, в большинстве случаев вводится определенная символика.

Но основу социального института составляют, прежде всего, его руководители, которые выполняют важные организационно-деловые функции, комплекс учреждений, а также орудия и инструменты деятельности, при помощи которых члены институализированной группы могут выполнять свои функции и обязанности.

Главными признаками институализации, при этом являются:

  • Изменение качества деятельности членов группы: в составе института такая деятельность приобретает непросто осмысленный и упорядоченный характер, но и становится профессиональной;
  • Распределение ролей в обществе и появление иерархии;
  • Возникновение моральных и правовых норм регулирования;
  • Появление специальных объектов, зданий и учреждений, необходимых для деятельности членов института;
  • Наличие идеологии, которая характеризуется как система идей, не противоречащих и поддерживающих моральные и правовые устои конкретного института.

Функции социальных институтов

Вне зависимости от того, к какой сфере или области относится институт, он всегда имеет не только свои специфические признаки и особенности, но и определенные образцы поведения, характерные для институционализации в целом. Любой институт может отражать самые разные социальные отношения – от политики и экономики до семьи и религии. Однако каждый институт всегда выполняет пять основных функций:

  • Функция закрепления и воспроизводства общественных отношений;
  • Коммуникативная;
  • Интегративная;
  • Регулятивная;
  • Транслирующая.

Для закрепления и воспроизводства общественных отношений в каждом институте есть свои инструменты: это правила и нормы, регулирующие поведение всех участников. Эта функция играет важную роль, так как обеспечивает устойчивость всей системы.

Коммуникативная функция необходима для обеспечения регулирования взаимоотношений между самими членами социального института, и для этого всегда вырабатываются определенные шаблоны и образцы поведения и общения. Эта же функция способствует получению внешней информации, так как социальный институт – это незакрытая структура, и ее члены заинтересованы в знаниях о том, что происходит в других подобных системах.

Интегративная функция способствует сохранению целостности самого института и укреплению связи между членами всего коллектива. В рамках этой функции происходит и совмещение усилий (консолидация), и использование личных ресурсов членов института для достижения какой-то общей цели.

В рамках регулятивной функции института происходит выработка определенных шаблонов и образцов поведения членов системы, в результате чего происходит регулирование взаимоотношений.

Последняя функция – транслирующая. За счет этой функции происходит передача социального опыта внутри самого института, а также происходит приобщение членов системы к общим ценностям, ролям и нормам. Данная функция может показаться второстепенной, однако она незаменима при смене поколений и изменении социальных границ института.

Все эти функции социальных институтов направляют членов действовать в соответствии с определенными устоявшимися стандартами поведения, а люди, которые имеют отношение к определенному институту, стремятся выполнять те или иные социальные роли, которые им отведены. Например, военнослужащий, который носит форму и использует оружие, делает это в первую очередь не потому, что это его личное предпочтение, а потому, что так предписывают нормы и шаблоны социального института, к которому военнослужащий относится.

Источник: https://utmagazine.ru/posts/10095-institucionalizaciya

Ссылка на основную публикацию