За что накажут номинала: пять арбитражных дел о подставных директорах

Номинальный директор

Понятие «номинальность» представляет собой формальное руководство организацией с фигурированием в учредительных документах, но без возможности реального управления. Фактическим руководителем и владельцем компании является иное лицо.

Номинальный директор необходим для оформления оффшорных фирм в целях сохранения полной анонимности основного владельца. Формальный руководитель исполняет лишь некоторые обязанности, и при этом не владеет полномочиями по полноценному управлению компанией.

Номинальным директором может выступать как физическое, так и юридическое лицо, отвечающее за юридическую чистоту сделок и управление предприятием.

Сегодня существует множество тщательно спланированных и отработанных оффшорных схем, благодаря которым номинальный директор несет ответственность перед компанией, но при этом он не сможет совершить никаких неправомерных действий в отношении организации.

В каких случаях может понадобиться номинальный (фиктивный) директор?

Как правило, найм лица на должность номинального директора может быть выполнен:

  • для обеспечения анонимности совершения сделок;
  • для скрытия участия основного руководителя в управлении компанией от третьих лиц;
  • для управления компанией, официальный владелец которой проживает в другом государстве;
  • для пополнения устава компании определенным количеством людей;
  • в целях предотвращения результатов законных ограничений в случаях совершения сделок между приближенными лицами.

Заказывая классическую оффшорную компанию ООО с номинальным директором, следует учесть, что при наличии в фирме фиктивного управляющего не удастся открыть банковские счета в определенных странах, и, кроме того, необходимо обеспечить защиту своих прав в случае, если номинальный директор решит воспользоваться положением и посягнуть на владение компанией.

Номинальный директор: возможные риски

Оффшорная компания с номинальным директором имеет определенные риски: как правило, если фиктивный управляющий попадает в форс-мажорную ситуацию, он без промедления снимет с себя ответственность, заявляя, что он – номинал и предоставит при этом данные реального владельца, которому и придется в результате нести весь груз ответственности. Для контроля номинального директора реальный владелец компании должен иметь на руках два основных документа:

  1. Соглашение о расторжении ранее заключенного договора без указания даты, но обязательно с подписью нанятого фиктивного директора. Наличие данного документа дает владельцу фирмы право на увольнение номинала в любой момент с целью принятия на его место другого лица.
  2. Нотариальная доверенность от имени компании на исполнение обязанностей (совершение сделок, открытие банковских счетов, представление интересов, и другое). Доверенность может быть выдана от номинального директора на имя основного руководителя, который принимает на себя обязанности по руководству фирмой, или же на имя иного лица, выбранного руководителем на роль управляющего.

В свою очередь, номинальный директор, ответственность которого определена уставом предприятия, должен подписать соглашение о невозможности совершения каких-либо неправомочных действий в отношении имущества и банковских счетов компании.

Ответственность номинального (фиктивного) директора

Основная роль номинального управляющего в компании – полная конфиденциальность реального владельца. При этом, стоит отметить, что ответственность номинального директора является минимальной: за любые подписанные документы, относящиеся к деятельности предприятия и снятию средств с банковских счетов, отвечает сама компания.

Формальный же руководитель ставит свою подпись лишь при регистрации оффшорной компании, на внутренней и внешней документации компании.

Российское законодательство предусматривает наказание за создание или реорганизацию компании через подставных лиц, при этом, для того, чтобы привлечь к ответственности реального владельца предприятия и нанятого им формального управляющего, необходимо доказать, что последний является лицом подставным и действующим за пределами закона.

Вместе с тем, ответственность лица, согласившегося исполнять роль номинального директора, в частности, участвовать в образовании или реорганизации оффшорной фирмы без намерений заниматься предпринимательской деятельностью, все же существует. В соответствии с частью 4 ст.14.

25 КоАП РФ лицо, изъявившее желание вступить в роль фиктивного директора при прохождении процедуры регистрации юридического лица в государственных органах, за предоставление недостоверных сведений может быть привлечено к административной ответственности с вынесением наказания в виде предупреждения или штрафных санкций в размере от 5 до 10 тысяч рублей.

Кроме того, если в ходе рассмотрения дела об административном правонарушении будет установлен факт предоставления заведомо ложных сведений в регистрирующий орган, вопрос о вынесении наказания в отношении формального управляющего в виде штрафа или дисквалификации будет решаться в мировом суде с внесением судебного решения в реестр дисквалифицированных лиц. Лицо, выступившее в роли номинального директора, не сможет участвовать в регистрации юридических лиц в течение всего срока дисквалификации. Кроме административного наказания, лицо, предоставившее в государственный регистрирующий орган сфальсифицированные документы по образованию или реорганизации ООО с номинальным директором, при использовании своего служебного положения, либо незаконно использовавшее документы либо полученные незаконным путем персональные данные в целях совершения правонарушений в области незаконных финансовых операций, может быть привлечено к уголовной ответственности в соответствии со статьями 170.1, 173.1, 173.2 УК РФ, с вынесением наказания в виде:

  • принудительных работ сроком до 3-х лет;
  • лишения свободы сроком от 3-х до 5 лет;
  • исправительных работ сроком до 2-х лет;
  • обязательных работ сроком от 180 до 240 часов;
  • лишения свободы сроком до 2-х лет со штрафом в размере 100 тыс. рублей.

Источник: https://pravovedus.ru/practical-law/employment/nominalnyiy-direktor/

За что накажут номинала: пять арбитражных дел о подставных директорах

В деле о банкротстве «Новых строительных технологий» (НСТ) № А60-54141/2015 арбитражный управляющий Роман Буров пытался вернуть 12,4 млн руб., которые неустановленное лицо вывело со счета с помощью корпоративных карт в 2013 году.

Одной из ответчиц была Елена Петровская, которая, согласно показаниям бухгалтера, выступала номинальным директором «НСТ», «раз или два раза в месяц приезжала подписывать документы и получала за это деньги». Фактически руководила компанией Елена Смирнова – она «имела доступ к банковским счетам и карточкам, вела переговоры, но бумаги не визировала».

Это подтвердила и сама Петровская, которая рассказал, что компанию «НСТ» создали для фиктивного участия в торгах, чтобы изображать конкуренцию.

АС Свердловской области отказался взыскивать пропавшие 12,4 млн и с «номинала» Петровской, и с теневого директора Смирновой. Он пришел к таким выводам, потому что Петровская не имела доступа к счетам и, судя по отметкам в загранпаспорте, находилась за рубежом, когда снимали деньги. Что касается Смирновой, то управляющий не доказал, что она контролировала должника именно в спорный период.

Суд объяснил, за что накажут номинального директора

Иного мнения оказались 17-й арбитражный апелляционный суд и АС Уральского округа, которые обязали вернуть деньги обеих ответчиц.

Они посчитали, что причастность Смирновой доказана, и подробно объяснили, почему номинальный руководитель Петровская тоже отвечает за недостачу. Она не доказала, что не распоряжалась счетом должника и не имела доступ ко счетам, хотя она была директором, для которого эти полномочия презюмируются. Более того, Банк.

24, где «НСТ» открыли счет, сообщил, что держателем корпоративной карты и владельцем ключа ЭЦП числилась именно Петровская. К тому же, даже если она формально участвовала в создании компании, она по-прежнему обязана контролировать денежные операции компании, решили апелляция с кассацией.

Они расценили не в пользу Петровской и ее собственные слова о том, что компания была создана для фиктивного участия в торгах, то есть с противозаконной целью.

Подпись – значит помощь

Конкурсный управляющий «ЭТК «Кама» Лев Шляпин добивался привлечения к субсидиарной ответственности не только его теневого бенефициара Вячеслава Потанина, но и номинального руководителя Игоря Черепанова.

В деле № А50-16985/2014 АС Пермского края согласился, что Потанин должен отвечать по долгам компании на 870,9 млн руб., выведенных по договорам займа. А Черепанову сначала удалось избежать ответственности.

Директор убедил суд в том, что он лишь «беспрекословно исполнял волю Потанина, не имел личного интереса и не получал никакой выгоды, когда подписывал договора займов».

Директору удалось убедить суд, что он лишь «беспрекословно исполнял волю» настоящего руководителя. Но апелляция отменила это решение.

Такое решение обжаловали Шляпин и налоговая, которая выступала кредитором. 17-й арбитражный апелляционный суд изменил решение в мае 2018-го.

Черепанов занимал должность директора, а значит, обязан был действовать добросовестно, разумно, в интересах общества. Однако именно он подписывал договоры займа, с помощью которых из фирмы выводили деньги.

Даже если он выполнял волю Потанина и не интересовался последствиями сделок – такое поведение все равно нельзя назвать добросовестным, рассудил 17-й ААС. По его мнению, освобождая Черепанова от ответственности, первая инстанция не учла разъяснения п. 6 постановления Пленума ВС № 53 от 21 декабря 2017 года.

Он гласит, что формальный директор, даже целиком устранившись от дел, не утрачивает статус контролирующего лица, ведь он юридически сохраняет свои полномочия.

Директор-агент

В банкротном деле ООО «Водопроводно-коммунальное хозяйство» АС Кемеровской области решал, кого привлечь к субсидиарной ответственности на 30 млн руб. за неподачу заявления в суд при наличии признаков банкротства (к ним управляющий Сергей Бычков отнес 2 млн руб.

долга по аренде). Управляющий и кредитор ФНС настаивали, что отвечать по долгам компании должен ее бывший директор Сергей Кабаев. Он значился как глава фирмы в ЕГРЮЛ и уже привлекался к административной ответственности за то, что не подал заявление о банкротстве.

Но арбитражный суд с этим не согласился. Он пришел к выводу, что виноват «не номинальный директор Кабаев, а ООО «Тепло» в лице директора Н. Зайкова, которое по агентскому договору получило полномочия по руководству текущей деятельностью общества». Это подтверждается постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Зайкова по признакам ст. 199.

2 УК («Сокрытие средств, за счет которых должны были уплачиваться налоги»). Как показала уголовная проверка, в 2014–2015 годах директором значился Кабаев, но фактически фирмой руководил Зайков. В материалах проверки были изложены и показания самого «номинала» – тот утверждал, что не ведал финансовыми и хозяйственными делами компании и был в подчинении у Зайкова.

В итоге АС Кемеровской области отказался привлекать к субсидиарной ответственности. Управляющий не смог доказать, что делами фирмы действительно управлял Кабаев, а 2 млн руб.

долга по аренде необязательно означали неплатежеспособность компании, которая имела положительные бухгалтерские балансы.

Такое решение в деле № А27-10079/2016 суд вынес в июне 2018 года, и, как сообщает Caselook, оно не обжаловалось.

Бенефициары вступились за «номинала»

Юрий Беспалов и Андрей Кияшко, которые получили 10 лет лишения свободы на двоих за обман и присвоение денег дольщиков (ч. 4 ст. 159 УК), просили не привлекать к субсидиарной ответственности на 4,3 млн руб. номинального директора одной из своих фирм «КБ-Новый Дом» Максима Некоза.

Он не передал документы компании-банкрота ее конкурсному управляющему Михаилу Бендикову. Без них сложно было понять, какие активы компании можно продать для расплаты с кредиторами. Поэтому Бендиков решил, что Некоз должен ответить по долгам «КБ-Новый дом» в рамках дела № А53-513/2016.

Против этого возражал Беспалов, который прислал письменные пояснения из СИЗО. Он пояснил, что Некоз лишь формально числился директором и учредителем компании, не руководил ею и не управлял денежными потоками.

Право первой подписи в банке, которое давало право распоряжаться финансами, кроме Некоза, имели Беспалов и Кияшко (в банке подтвердили, что платежные поручения подписывали только теневые директора). Беспалов объяснил, что все документы он хранил у себя, а затем они были частично изъяты при обыске, частично утеряны.

То есть Некоз ничего и не мог передать управляющему. Также Беспалов рассказал, что в 2015 году они с Кияшко решили назначить его директором вместо «номинала», потому что «предполагалась активно вести строительство, требовалось реальное постоянное руководство предприятием».

Читайте также:  Акционеры компании из "суммы" рассказали о хищениях в анонимном письме

Об этом оформили протокол общего собрания участников в том же 2015-м. Беспалов якобы договорился с Кияшко, что тот зарегистрирует изменения в ЕГРЮЛ, но последний этого почему-то не сделал.

Бенефициары просили не привлекать «номинала» к ответственности, потому что он ничего не решал в бизнесе. Но суды пришли к другому выводу.

Суды согласились, что Некоз был формальной фигурой в «КБ-Новый дом», но отказались освобождать его от ответственности.

Несмотря на объяснения о смене директора, главой компании в ЕРГЮЛ значился по-прежнему Некоз до начала банкротства в 2017-м. Юридически он сохранял право подписи в банке.

Получив требование управляющего передать документы, Некоз ничего не предпринял: он умолчал, что является «номиналом», не требовал у Беспалова и Кияшко отдать ему бумаги компании, не сообщил, что их изъяли оперативники. АС Ростовской области привлек «номинала» к ответственности на все 4,3 млн руб.

, но апелляция сократила эту сумму в три раза, до 1,4 млн руб. Ответчик раскрыл информацию, которая помогла установить бенефициаров, объяснил 15-й арбитражный апелляционный суд.

Не получила документы

Динара Хузина руководила компанией «Исток» с 2012 до 11 февраля 2015 года, а затем ее сменила Ольга Кочанова.

Процедуру банкротства «Истока» по заявлению кредитора начали в конце 2015 года, но арбитражный управляющий Лариса Михайлова не смогла получить у Кочановой бухгалтерскую и финансовую документацию компании. Та ответила, что у нее ничего нет и к фирме не имеет никакого отношения.

В результате Михайлова не смогла сформировать конкурсную массу для расчетов с кредиторами. Она потребовала, чтобы суд привлек к субсидиарной ответственности на 1,1 млн руб. и Хузину, и Кочанову в деле № А07-26128/2015.

Суды согласились, что по долгам «Истока» должна отвечать Хузина, потому что в период ее работы – с конца 2014 по 9 февраля 2015 года – из общества выводились средства.

При этом две инстанции освободили от ответственности Кочанову. Они подтвердили, что «номинал» не получала документацию фирмы от Хузиной.

А последняя не доказала, что исполнила обязанность обеспечить сохранность бумаг и передать их следующему директору.

Источник: http://krasnogorskcenteroflaw.ru/za-chto-nakazhut-nominala-pyat-arbitrazhnyh-del-o-podstavnyh-direktorah/

Ук рф: «номинальная» ответственность

Привет всем!

Принято считать, что к услугам «номинала» чаще всего прибегают фирмы-«однодневки», но, что греха таить, многие из фирм, нанимающих номинальных руководителей осуществляют свою деятельность годами.

 Номинальный директор используется также и в компаниях, которые ставят своей целью скрыть истинных владельцев реально фунционирующего бизнеса, а не только в компаниях прибегающих к обналичиванию и т.п. мероприятиям. Работа «номиналом» —специфическая.

Как преимущество—свободный график, но с другой стороны, существует риск привлечения к ответственности за «грешки» Общества. Какая же ответственность может угрожать номинальному директору?

Если в процессе своей деятельности компания не соблюдала законодательство, уклонялась от уплаты налогов, систематически не выплачивала сотрудникам заработную плату, то естественно, это вызовет интерес как налоговых, так и правоохранительных органов.

А именно, не создавалась ли данная компания с целью «обхода» законодательства. Если данная цель подтвердится, то, естественно, первый, кто попадет под подозрение, это лицо, действующее от Общества, а именно руководитель. В нашей ситуации — номинальный руководитель.

Конечно, «номинал» лишь исполняет волю участников Общества. Но это ему придется доказать в правоохранительных органах. Ситуация будет осложнена ещё и тем, что в российском законодательстве отсутствует такое понятие, как «номинальный руководитель».

Поэтому одна из статей Уголовного кодекса, от которой может не удастся «отвертеться» — это ч. 1 ст. 173.2 УК РФ, а именно

и эти действия наказываются:

  • штрафом от 100 до 300 тысяч рублей;
  • или штрафом в размере заработной платы или иного дохода в период от 7 месяцев до 1 года;
  • или от 180 до 240 часов обязательных работ;
  • либо до 2 лет исправительных работ.

Но участникам, прибегнувшим к услугам номинального директора тоже расслабляться не стоит, потому, как и им может не удастся избежать проблем.

Во-первых, номинальный руководитель в любой момент может «соскочить», написав в налоговый орган заявление о своей непричастности к деятельности общества.

А при возникновении вопросов со стороны налоговых органов о причастности — просто сообщит о потере паспорта. 

Как следствие — налоговая блокирует счет и начинает проверку деятельности компании.

И вот тут вступает в свои права ст. 173.1 Уголовного кодекса  «Незаконное образование (создание, реорганизация) юридического лица».

  • штрафом в размере от 100 до 300 тысяч рублей или иного дохода, осужденного в период от 7 месяцев до одного года;
  • или принудительными работами до 3 лет;
  • или лишением свободы сроком до 3 лет.

То же деяние, совершенное группой лиц по предварительному сговору наказывается:

  • штрафом от 300 до 500 тысяч рублей, или иного дохода, полученного за период от 1 до 3 лет;
  • или обязательными работами в период от 180 до 240 часов;
  • или лишением свободы до 5 лет.

Что-то мне подсказывает, что на эти пункты стоит обратить свое внимание, если компания собирается возложить полномочия Единоличного исполнительного органа на «номинала». Естественно, чтобы привлечь всех фигурантов дела, необходимо будет доказать их вину.

В связи с тем, что российские законы не совершенны, то данные нормы, в основном, действуют только в теории. Но при желании правоохранителей, привлечь к уголовной ответственности смогут.

Источник: http://regforum.ru/posts/1180_nominalnaya_otvetstvennost/

За что накажут номинального директора

Нельзя полностью освободить номинального директора от субсидиарной ответственности, даже если он помог найти «теневого» бенефициара, решил АС Уральского округа в деле о банкротстве компании «СтальПром».

В 2016 году в этом деле суд привлек к субсидиарной ответственности на 43 млн руб. гендиректора фирмы Николая Кулашева, который не передал управляющему Андрею Кузьмину документы фирмы.

А через некоторое время фактического руководителя этой и других компаний Дмитрия Кибо осудили за мошенничество. Как писал «Коммерсант», Кибо похитил 122 млн руб. у граждан и банков под видом займов на развитие бизнеса, но не собирался возвращать эти деньги.

Он действовал через фирмы, открытые на других лиц. В итоге суд приговорил Кибо к восьми годам лишения свободы и обязал компенсировать потерпевшим 46 млн руб.

«СтальПром» была одной из компаний под контролем преступника. Учредителем и директором числился Кулашев, который не хотел выплачивать 43 млн руб. по чужим долгам. Дождавшись приговора Кибо, он добился пересмотра арбитражного спора по новым обстоятельствам.

Две инстанции освободили Кулашева от ответственности, опираясь на факты из уголовного дела. В нем было установлено, что именно осужденный довел «СтальПром» до банкротства. Документация фирмы была у Кибо, а значит, нельзя наказывать «номинала» за ее непередачу, пришли к выводу два суда.

Кулашеву удалось убедить в том, что он не знал о мошенничествах и лишь выполнял указания фактического руководителя. Также суды приняли во внимание, что он помог выявить виновное лицо и раскрыл недоступную другим информацию. Это уменьшает ответственность номинального руководителя согласно п.

6 постановления Пленума ВС от 21 декабря 2017 № 53. К тому же со «СтальПрома» в любом случае нечего было взять: активов за ним не числилось.

Ни один из этих аргументов не убедил АС Уральского округа. По его мнению, нельзя полностью освободить «номинала» от субсидиарной ответственности. Тот же п. 6 постановления Пленума № 53 говорит, что формальный глава сохраняет возможность влиять на работу фирмы.

Со дня учреждения «СтальПрома» в 2007 году Кулашев знал о своем номинальном статусе, подписывал по указанию Кибо кредитные договоры и бухотчетность, обратила внимание «тройка» кассации под председательством Юлии Оденцовой. Кроме того, ей было неясно, какие именно сведения раскрыл Кулашев и как это помогло привлечь к субсидиарной ответственности Кибо.

Вину последнего установили следствие и уголовный суд. С такими замечаниями кассация направила на новое рассмотрение спор в деле № А76-23547/2013.

Может ли «номинал» полностью освободиться от ответственности?
Многие формальные руководители уверены, что им нечего бояться, раз они не управляют делами компании и не принимают важных решений.

Но это совсем не так, в группе мошенников «номинал» играет роль ширмы, которая позволяет обманывать контрагентов. Именно по этой причине суды редко полностью освобождают их от ответственности, даже если те доказали свой формальный статус и помогли выявить реального бенефициара (п. 9 ст.

61.11 закона о банкротстве). Если «номинал» действительно формальная фигура, то он не может иметь доступа к документам, сотрудникам и так далее.

И наоборот, если «номинал» рассказал суду о том, как был устроен бизнес – значит, он имел доверительные отношения с бенефициаром, наверняка осознавал свою роль в компании и принимал участие в сомнительных схемах.

Самый громкий случай освобождения номинальных контролирующих лиц относится к 2012 году, когда суд обязал теневого владельца «Уралснабкомплекта» Николая Максимова выплатить более 6 млрд руб. по долгам своего предприятия (подробнее см. «Николай Максимов обжалует свою субсидиарную ответственность в 6,4 млрд рублей»).

Тогда номинальный учредитель рассказал, что не вносил долю в уставный капитал и не подписывал никаких документов. Бывают и другие случаи, когда формальному директору не удавалось доказать причастность «теневого бенефициара».Например постановление АС УО от 10 марта 2017 года по делу № А50-6344/2014.

В нем бывшая руководитель компании не смогла предъявить письменных доказательств, а указанный ею человек в заседании сказал, что впервые ее видит.

Если ты добросовестный кредитор и не хочешь допустить в реестр фиктивные долги – твоя участь незавидна. Тому, кто не участвовал в сделке, очень сложно доказать её мнимость или притворность, ведь у него по определению нет доступа к нужным документам….

читать далее

Конституционный суд забраковал жалобу на нормы законов об оперативно-розыскной деятельности и об адвокатуре, которые позволяют под видом обследования помещений проводить обыск у адвоката, игнорируя нормы УПК. Представители адвокатского сообщества…

читать далее

Госдума определилась с судебной реформой и установила, где будут располагаться новые апелляционные и кассационные суды. Такое разделение инстанций, согласно планам законодателя, станет залогом независимости правосудия. Кроме того, документ…

читать далее

Источник: http://pravconsult.ru/news/za-chto-nakazhut-nominalnogo-direktora/

О номинальных директорах

Дата публикации: Июль 20, 2012 | Категории: Новости

Честного человека номиналом не назовут

Станислав Степкин, кандидат юридических наук, г. Москва.

Для безопасности деятельности юридического лица идеальной считается ситуация, когда номинальные директора или участники, в которых не уверены, не имеют информации о месте нахождения офиса компании и доступа к банковскому счету, а правом подписи в банке обладает держатель генеральной доверенности.

Нередко представители малого и среднего бизнеса пользуются услугами подставных лиц. Чаще всего это делается для того, чтобы обойти закон. Нововведения в УК РФ призваны в корне изменить ситуацию, но пока деятельность с использованием номиналов не сбавляет, а, напротив, увеличивает обороты. Рассмотрим нюансы «рынка номиналов».

Причины явления: Прибегать к услугам номиналов — директоров и участников приходится абсолютному большинству владельцев малого и среднего бизнеса. Это происходит в основном по одной из четырех причин: когда реальные владельцы бизнеса не хотят или не могут светиться по различным доводам (чиновники, угроза рейдерства, аффилированные лица и пр.

), при создании фирм-однодневок, для «слива» (ликвидация, банкротство) организации и для регистрации «готовых фирм». Крайне редко номинальный руководитель привлекается с целью получения разрешения на осуществление определенных видов деятельности (лицензий, допусков СРО и пр.

Читайте также:  Оптимизм на рынке: вышел доклад о зарплатах московских юристов

), это происходит, когда у фактического руководителя отсутствует нужное для этого образование либо нет достаточного стажа работы.

Подставное лицо как профессия

Номинал — это, по сути, посторонний человек, который за плату обычно от 5 до 25 тыс. руб. в месяц или от 2 до 5 тыс. руб. за выезд будет подписывать необходимые документы, включая налоговую и прочую отчетность, присутствовать по необходимости в различных учреждениях и организациях.

Часто необходимость присутствия номинала в кредитной организации, налоговой инспекции или государственных органах оплачивается дополнительно, за исключением случая, когда номиналу платят ежемесячную фиксированную «зарплату».

Для регистрации компаний-однодневок и изменений для «слива» используют разовых номиналов, которым оплачивается от 2 до 15 тыс. руб.

за услугу «под ключ» и которых привлекают лишь для подачи заявления в налоговую, открытия расчетного счета в банке и получения документов по компании в налоговой и фондах.

В номинальные директора идут преимущественно лица неработающие или страдающие алкоголизмом, а также пенсионеры, приезжие, студенты, бомжи, часто охранники и ранее судимые граждане.

Учитывая, что данные лица редко живут по месту своей регистрации, то найти их является задачей непростой. Немалой является проблема неорганизованности и необязательности данных лиц.

Однако и здесь бывает исключение — профессиональные номиналы, которые являются юридически и экономически подкованными, выглядят вполне представительно и уже за более приличную заработную плату от 35 тыс. руб.

готовы чаще присутствовать в офисе, участвовать в переговорах, представлять интересы юридического лица на любых предприятиях и в организациях, включая правоохранительные и налоговые органы, вплоть до отстаивания интересов.

Бдительность не помешает!

При привлечении номиналов достаточно часты случаи вывода ими денежных средств со счетов компаний, поэтому с выбором номиналов предпочитают быть крайне осторожными и ни в коем случае не пренебрегают проверкой на благонадежность, используя как возможности «поставщиков» номиналов, так и собственной службы безопасности или знакомых лиц из правоохранительных органов.

Для безопасности деятельности юридического лица идеальной считается ситуация, когда номиналы, в которых не уверены, не имеют информации о месте нахождения офиса компании и доступа к банковскому счету, а правом подписи в банке обладает держатель генеральной доверенности. Правда, последним пользуются редко ввиду наличия системы типа «Клиент — банк» и нежелания самим светиться, при этом теряется смысл привлечения номиналов.

Опытные юристы используют для общения с номиналами мобильные номера, зарегистрированные на других лиц, либо другие компании, возят на подпись документы номиналу домой или встречаются с ним в кафе, а еще на стадии заверения банковской карточки с подписью номинального директора сразу оформляют от него генеральную доверенность на лицо, реально управляющее компанией, либо иное доверенное лицо.

В доверенности предусматривается не только возможность представления интересов на предприятиях и в организациях независимо от их форм собственности, но и прописывается возможность дачи объяснений следственным, налоговым органам и органам прокуратуры, в том числе по уголовным делам, подписание и подача любых документов, представление интересов в арбитражных судах и судах общей юрисдикции с правом ведения дел о банкротстве и административных правонарушениях.

Если речь идет о банках, то указываются наименования конкретных кредитных организаций, где у юридического лица открыты счета с указанием их номеров. При этом номинал общается с ограниченным кругом лиц, обычно не более двух, которых прекрасно знает в лицо и которые также являются наемными сотрудниками компании.

Нередко используется и написание номиналом заявлений о выходе из состава участников и/или об увольнении с открытыми датами, а также подписание оферты, в которой в соответствии со ст.

435 ГК РФ номинал предлагает определенному лицу купить его долю в уставном капитале общества, получив и акцептовав которую впоследствии другой участник или само общество может воспользоваться преимущественным правом покупки продаваемой доли в силу п. 5 ст. 21 Федерального закона от 08.02.

1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью». Нотариальное заверение такой сделки не требуется в силу п. 11 ст. 21 Закона N 14-ФЗ.

Впоследствии в указанных документах нужную дату проставляют водорастворимыми чернилами, которые не позволяют в случае проведения экспертизы сделать однозначный вывод о том, в какой период времени была проставлена дата, либо подвергают документ активному термическому или световому воздействию, что, безусловно, отметит эксперт в своем заключении, но также не сможет дать нужного ответа следственным или судебным органам.

Уловки «фиктивных работников»

Сами номиналы тоже опасаются за свою безопасность и часто подстраховывают себя одним из следующих способов: — после вступления в номиналы производят замену своего паспорта якобы по причине утраты (с написанием заявления в органы полиции), не уведомляя об этом своих «работодателей» и не внося изменений в ЕГРЮЛ; — производят осуществление записи встреч с «работодателями» и их представителями на аудио- и видеоустройства; — привлекают в качестве свидетелей лиц, которые смогут в дальнейшем подтвердить, что они действовали по указанию иных лиц, являлись номиналами и/или были введены в заблуждение; — искажают свою подпись, подписывая документы, в результате чего все подписи отличны от тех, которые были сделаны при нотариусе или в банке; — при взятии с них объяснений указывают, что паспорт был украден, а впоследствии возвращен, в связи с чем могло произойти его незаконное использование посторонними лицами;

— активно свидетельствуют во всех инстанциях, сообщая данные о реальных владельцах бизнеса и посредниках в их привлечении к номинальному руководству или владению фирмой.

Последние действия номиналов стали особенно частыми в связи с введением в УК РФ ст. 173.2, предусматривающей ответственность за предоставление документа для образования (создания, реорганизации) юридического лица в целях совершения одного или нескольких преступлений, связанных с финансовыми операциями либо сделками с денежными средствами или иным имуществом. Оборона потенциальных жертв

Прекрасно осознавая такое положение вещей, кредитные организации и многие контрагенты под различными предлогами (различие подписей, необходимость внесения срочных изменений по сделкам и пр.) пытаются организовать личную встречу с руководителем компании.

Более того, основная часть банков, руководствуясь введенным ЦБ РФ принципом «Знай своего клиента», рекомендующим кредитным организациям изучать, проверять и получать максимально возможное подтверждение и обоснование имеющихся сведений о клиенте, запрашивает при открытии счета и внесении каких-либо изменений по компании оригиналы удостоверений личности не только лиц, указанных в банковской карточке, но и участников обществ, а также требует личного присутствия лица, открывающего банковский счет. В результате чего, если и удастся обойтись в банке без личного присутствия лиц, указанных в нотариально заверенной банковской карточке, то нотариально заверенную копию паспорта таких лиц банк потребует в обязательном порядке. ЦБ РФ также рекомендует считать сомнительным характер деятельности компании, если одно лицо исполняет обязанности в нескольких юридических лицах. Начеку и государственные заказчики, которые при подписании контрактов на бумажном носителе в 90% случаев требуют личного присутствия руководителя организации. Такое же требование они продолжают выдвигать в вопросах личного присутствия на ключевых совещаниях. Нужно всегда помнить, что ответственность за нарушения в результате действия юридических лиц возлагается на руководителя юридического лица. Выданная от лица номинала доверенность не спасает такого руководителя от ответственности, поскольку субъектом налогового правоотношения является сам налогоплательщик, независимо от того, лично он участвует в этом правоотношении либо через законного или уполномоченного представителя (п. 1 ст. 26 НК РФ). Аналогичное мнение по данному вопросу выработал и Пленум ВАС РФ. Обман шит белыми нитками Налоговым и следственным органам не приходится прилагать особых усилий, чтобы раскрыть деятельность субъекта в качестве номинала: обычно этот человек ничего не может пояснить по деятельности компании, не обладает образованием и знаниями, достаточными для осуществления деятельности в качестве руководителя. Представители следственных органов опрашивают самого номинала и нескольких сотрудников компании, а если благодаря номиналу удается выйти на «поставившее» его агентство, то и сотрудников этого агентства.

Параллельно опрашиваются сотрудники кредитных организаций, в результате чего легко выявляются фактические собственники и руководители компании. Дополнительно по запросу IP-адреса, с которого происходило подключение к системе типа «Клиент — банк», следователи легко определяют место расположения офиса компании либо лица, управляющего ею.

Ответственность перед законом По данным ФНС России, по состоянию на середину 2011 года зарегистрировано около 2,2 млн. юридических лиц, по формальным признакам являющихся фирмами-однодневками.

Если владельцы бизнеса не уверены в своем номинале, то они официально принимают номинального руководителя на работу с выплатой ему заработной платы и подписывают у него все без исключения документы, возят его в банк и налоговую, максимально задействовав его в деятельности компании. С номиналом также проводится небольшой «ликбез», то есть краткое посвящение в сферу деятельности компании.

В случае со «сливом» компании существует опасность возможного привлечения к субсидиарной ответственности, которая может быть возложена судом на лицо, осуществляющее руководство компанией, либо на лицо, чьи указания были обязательны для исполнения (п. 3 ст. 56 ГК РФ и п. 4 ст. 10 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», ст.

159 УК РФ (мошенничество) и ст. 196 УК РФ (преднамеренное банкротство) в случае банкротства юридического лица). В случае доказанности факта уклонения от уплаты налогов и/или сборов номинал может быть привлечен к ответственности по ст. 199 УК РФ.

За предоставление заведомо ложной информации (предоставление ложных сведений об учредителях юридического лица и о паспортных данных физического лица), содержащейся в документах, представляемых в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, если отсутствует уголовно наказуемое деяние, ответственность предусмотрена п. 4 ст. 14.25 КоАП РФ.

Источник: http://urlexprof.ru/about_ratings/

При использовании номинальных учредителей и директоров рискуют обе стороны

Чтобы исключить всякую связь между двумя юрлицами, подконтрольными одному человеку или компании, нередко привлекают номинальных учредителей и директоров. Посторонних людей, которые за небольшую плату будут подписывать нужные документы и при необходимости появляться в различных инстанциях.

Риск здесь двусторонний. Номинала могут подставить, но и он в своих интересах может воспользоваться правом первой подписи финансовых документов и провести выгодную для себя сделку. Хотя практика показывает, что чаще всего сторонам все же удается выстроить работу к взаимной выгоде.

Причины, по которым привлекают номинального учредителя

Услуги номинальных учредителей востребованы в нескольких ситуациях. Прежде всего, когда нужно избежать аффилированности с основной организацией, где директором или учредителем является реальный владелец бизнеса.

Ведь если он сам или его родственник будет выступать владельцем «дочки», то организации могут признать взаимозависимыми по статье 20 НК РФ.

Что грозит пристальным вниманием со стороны проверяющих к сделкам между юрлицами, а также доначислением налогов исходя из рыночных цен.

Номинальный учредитель может понадобиться и для основной компании, которую собственник планирует «бросить». Например, из-за долгов или угрозы рейдерства.

Перед этим он выводит все ликвидное имущество на другую организацию, ставит вместо себя номинального учредителя (и директора) и забывает о ней.

Хотя с субсидиарной ответственностью по налоговым долгам не все так просто (см. врезку в конце статьи).

Еще одна ситуация – к услугам номинала прибегают, когда реальный собственник не имеет права заниматься предпринимательской деятельностью и не хочет ставить свои Ф.И.О. на каких-либо документах. Например, чиновник. Ведь в противном случае он не сможет использовать свой административный ресурс, чтобы создать благоприятные условия для своей «карманной» организации.

Читайте также:  Как уволить за грубость и запретить экс-работнику помогать конкурентам

Номинального директора чаще всего используют, чтобы уйти от ответственности

Назначение номинала на должность генерального директора может быть вызвано несколькими причинами. Во-первых, он может понадобиться, когда для регистрации общества и последующего получения лицензии требуются люди с определенным высшим образованием, которого нет у реального управляющего.

Во-вторых, использование номинального директора позволяет переложить на него ответственность за сомнительные операции.

За обналичивание денег, за создание фиктивных расходов для основной организации, за торговлю без использования котрольно-кассовой техники, за выплату «серой» зарплаты и т. д.

Налоговая, административная и уголовная ответственность в результате действий юрлиц возлагается именно на генерального директора (об этом ниже). Такие номиналы называются «некачественными».

Кого обычно привлекают в качестве номинального учредителя или директора

Чтобы снизить риск потери контроля над организацией, зарегистрированной на номинала, собственник тщательно подбирает лиц на такие кандидатуры.

Главные претенденты – люди, которые не заинтересованы в самостоятельном ведении бизнеса. У которых нет намерения продать свою долю третьим лицам или желания самостоятельно распорядиться деньгами при наличии такой возможности.

Друзья, их родственники или иные доверенные лица. Это, как правило, наиболее удобный вариант.

По устной договоренности доверенное лицо осуществляет нужные действия. С таким лицом проще встречаться для решения срочных вопросов. При этом общение происходит без привлечения посредников и специализированных агентств.

Минусом является то, что такие взаимоотношения складываются исключительно на доверии, которым одна из сторон может воспользоваться. Например, номинал может позаимствовать деньги компании «в долг».

Наемные номинальные учредители и директора. Услуги таких лиц зачастую покупают в специализированных агентствах, основной вид деятельности которых – юридический консалтинг и бухгалтерское сопровождение бизнеса. Последние ищут номиналов через объявления по интернету. Главное условие при этом – отсутствие судимости и других проблем с законом.

Сначала агентства по электронной почте присылают клиенту копии паспортов потенциальных номиналов. Это позволяет собственнику проверить прошлое физлица лично. После чего сотрудник агентства организует встречу с человеком. Дальнейшее сотрудничество с номиналом, как правило, выстраивает сам собственник.

Здесь есть два негативных момента. Во-первых, физлица, предлагаемые в качестве номиналов, могут оказаться массовыми. Раз уж они зарабатывают этим на жизнь.

Специализированные организации редко готовы предоставить «чистого» человека. Чаще всего он уже является директором или учредителем как минимум в двух или трех компаниях.

Поэтому в дальнейшем с налоговиками могут возникнуть дополнительные проблемы, учитывая, что инспекции ведут «черные» списки таких лиц.

Во-вторых, о номинальных отношениях будут знать работники не только компании-клиента, но и агентства, которое его нашло. А это свидетели, которые могут дать невыгодные для клиента показания.

Конечно, подобные спецорганизации заявляют, что гарантируют безопасность с этой стороны. Но на такие заверения не всегда можно положиться. На практике было дело, когда при проверке оперативники допросили самого номинала и семерых сотрудников агентства. В итоге все свидетели дали показания, кто именно был реальным собственником и руководителем.

Также конторы, которые продают услуги номиналов, в своей рекламе указывают, что адреса директоров или учредителей, по которым можно зарегистрировать компанию, реальные. Но даже если это действительно так, то не факт, что номинал в действительности там проживает.

Источник: http://www.NalogPlan.ru/article/2238-pri-ispolzovanii-nominalnyh-uchrediteley-i-direktorov-riskuyut-obe-storony

Ужесточена ответственность за регистрацию «фирм-однодневок» и за внесение ложных сведений в ЕГРЮЛ и ЕГРИП

Законодательство не содержит легального определения «фирмы-однодневки». Как правило, под такими фирмами понимают подставные или фиктивные юридические лица, создаваемые для незаконного получения различного рода выгод и преимуществ (например, необоснованной налоговой выгоды).

В некоторых разъяснениях налоговики сообщали, что под «фирмой-однодневкой» понимается юридическое лицо, не обладающее фактической самостоятельностью, созданное без цели ведения предпринимательской деятельности, как правило, не представляющее налоговую отчетность, зарегистрированное по адресу массовой регистрации, и т д.

(письмо ФНС России от 11.02.10 № 3-7-07/84).

Сотрудничать с такими фирмами довольно опасно, поскольку это может повлечь отказы в вычетах по НДС и проблемы в признании обоснованности произведенных расходов (подробнее см. «Какие меры могут свидетельствовать о проявлении должной осмотрительности при выборе контрагента»).

Учредителями или директорами «фирм-однодневок» зачастую становятся лица, которые даже не подозревают о своем участии в этих фирмах (например, если они когда-то потеряли паспорт, а кто-то им воспользовался для регистрации фирмы).

Но бывает и так, что люди идут на это вполне осознанно (например, становятся директорами или учредителями за определенное вознаграждение). В связи с комментируемыми поправками «фиктивные» учредители и директора теперь могут быть признаны подставными лицами.

Поясним, что это означает.

Изменено понятие подставного лица

Уголовная ответственность за незаконное создание организаций через подставных лиц была предусмотрена и прежде (см. «Установлена уголовная ответственность за создание «фирм-однодневок»). Однако с 30 марта 2015 года (дата опубликования комментируемого закона) вступили в силу отдельные положения, уточняющие понятие «подставного лица».

Как изменилось понятие «подставное лицо»

Было

Стало

Под подставными лицами понимаются лица, являющиеся учредителями (участниками) организации или органами управления организации, путем введения в заблуждение которых была образована (создана, реорганизована) организация.

Под подставными лицами понимаются:

  • лица, являющиеся учредителями (участниками) организации или органами управления организации,  данные о которых были внесены в ЕГРЮЛ путем введения в их заблуждение либо без их ведома;
  • лица, которые являются органами управления организации, у которых отсутствует цель управления организацией.

Казалось бы, поправка небольшая. Однако рассмотрим ее подробнее.

Итак, прежде подставными лицами могли считаться только те, кто введен в заблуждение для образования организации. То есть подразумевалось, что лицо преступным путем введено в заблуждение и не отдает себе отчет в том, что совершает противозаконное деяние, становясь учредителем или генеральным директором «фирмы-однодневки».

С 30 марта 2015 года подставными лицами считаются не только введенные в заблуждение лица, но и лица, данные о которых без их ведома были внесены в ЕГРЮЛ.

Это означает, что теперь подставным лицом может быть признан человек, который вообще не знает, что данные о нем в качестве учредителя или директора содержатся в ЕГРЮЛ.

То есть, если человек подтвердит, что не подозревал о своем участии в организации, то уже можно будет говорить о наличии признаков состава преступления в действиях лиц, зарегистрировавших фирму с его участием.

Кроме того, подставными теперь являются лица, у которых отсутствует цель управления организацией (например, номинальные директора, фактически не управляющие организацией).

Данное обстоятельство лишний раз подтверждает, насколько опасно предоставлять свои паспорта посторонним лицам, подписывать заявления о государственной регистрации и иные документы, если человек изначально не намерен в дальнейшем фактически управлять организацией и участвовать в ее деятельности.

В этом случае его могут признать подставным лицом. Если это произойдет, то налоговая инспекция будет вправе внести в ЕГРЮЛ информацию о недостоверности сведений об организации, а правоохранительные органы, в свою очередь, могут возбудить уголовное дело.

И тогда высок риск, что правоохранители, грубо говоря, затаскают подставное лицо для дачи разного рода показаний и объяснений. Более того, у подставного лица могут возникнуть проблемы с возможностью в будущем стать учредителем или руководителем какой-либо фирмы.

Дело в том, что с 2016 года вводится запрет на государственную регистрацию организаций на лиц, ранее задействованных в деятельности организаций, нарушивших законодательство (более подробно об этом мы расскажем в нашей ближайшей статье).

Ответственность за внесение «фиктивных» сведений в ЕГРЮЛ

До вступления в силу комментируемого закона было предусматривалось, что уголовная ответственность наступает лишь за образование организации через подставных лиц.

Однако теперь ответственность наступает не только за образование, но и за любое последующее внесение в ЕГРЮЛ сведений о таких лицах.

То есть, к примеру, организация могла много лет действовать и иметь хорошую «налоговую» репутацию, но потом директора поменяли на «номинального» директора. Такие действия теперь будут считаться преступными.

Что за это грозит?

Заметим, что ответственность по статье 173.1 УК РФ «Незаконное образование (создание, реорганизация) юридического лица» формально не изменилась. Как и прежде, за данное преступление предусмотрены следующие виды наказаний:

  • штраф от 100 до 300 тыс. рублей;
  • штраф в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от семи месяцев до одного года;
  • принудительные работы на срок до трех лет;
  • лишение  свободы сроком до трех лет.

Более жесткая ответственность предусмотрена за совершение преступления с использованием служебного положения и группой лиц по предварительному сговору (ч. 2 ст. 173.1 УК РФ). В этом случае штраф может доходить уже до 500 тыс. рублей, а лишение свободы — до 5 лет.

Однако, несмотря на то, что ответственность не изменилась, попасть под нее стало куда проще. Ведь теперь заявление «номинального» директора о том, что он не имел цели осуществлять руководство организацией, может привести к возбуждению уголовного дела в отношении лиц, которые внесли в ЕГРЮЛ запись о таком директоре.

Документы на подставных лиц

Чтобы данные о подставных лицах попали в ЕГРЮЛ, их документы, как минимум,  должны быть представлены на государственную регистрацию. С 30 марта 2015 года представление и приобретение документов для регистрации юридического лица через подставное лицо будет считаться преступлением.

Заметим, что прежде в состав описываемого преступления в качестве обязательного входил такой признак, как цель совершения преступления.

То есть незаконное использование документов для создания юридического лица признавалось преступлением лишь в том случае, если юрлицо создавалось с целью совершения преступлений, связанных с финансовыми операциями или сделками с имуществом. Доказать наличие подобной цели было весьма сложно.

Теперь же цель незаконного использования документов значения не имеет.

Это означает, что любой, кто представит для регистрации фирмы чужой паспорт (например, купленный или найденный), может быть впоследствии осужден за это деяние.

Вне зависимости от того, какие цели он преследовал, подавая в инспекцию на регистрацию чужие документы. За незаконное использование документов предусмотрена следующая ответственность:

  • за представление документов или выдачу доверенности для внесения сведений в ЕГРЮЛ о подставных лицах — штраф в от 100 до 300 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 7 месяцев до 1 года, либо обязательные работы на срок от 180 до 240 часов, либо исправительные работы на срок до 2-х лет;
  • за приобретение документа, удостоверяющего личность (например, покупку или присвоение) или использование персональных данных — штраф от 300 до 500 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 1 года до 3-х лет, либо принудительные работы на срок до 3-х лет, либо лишение свободы на тот же срок.

Возникает вопрос о том, кто будет считаться лицом, совершившим описываемое преступление.

Например, может ли считаться исполнителем преступления курьер, непосредственно подавший документы или фирма, готовившая пакет регистрационных документов? Ответ весьма прост: очевидно, что вопрос об исполнителе, пособнике и организаторе описываемого преступления будет решаться индивидуально в каждом конкретном случае с использованием норм, регулирующих вопросы соучастия в преступлении (глава 7 УК РФ).

Административная ответственность

Кроме уголовной ответственности за нарушения в сфере государственной регистрации юридических лиц может применяться и административная ответственность. Комментируемый закон также внес уточнения в этой части. Опишем некоторые из поправок.

Дисквалификация

За представление заведомо ложных сведений для внесения в ЕГРЮЛ и ЕГРИП, а также повторное непредставление или представление недостоверных сведений предусмотрена дисквалификация для должностных лиц на срок от 1 года до 3-х лет (ч. 5 ст. 14.

25 КоАП РФ). Прежде за представление ложных сведений допускался штраф в размере 5 тыс. рублей. Теперь дисквалификация является единственной санкцией за описываемое правонарушение. Подробнее о последствиях дисквалификации можно прочитать в ст. 3.

11 КоАП РФ.

Ответственность для учредителей (участников) юридических лиц

Введена возможность привлечения к административной ответственности учредителей (участников) юридических лиц. В целях привлечения к ответственности они теперь приравнены к должностным лицам (ст. 2.4 КоАП РФ).

Увеличен срок давности привлечения к ответственности

В отношении нарушений законодательства о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей до одного года увеличен срок давности привлечения к административной ответственности (ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ).

Административное расследование

Введена возможность проведения налоговыми органами административного расследования в отношении нарушений законодательства о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (ст. 28.7 КоАП РФ). Административное расследование является довольно неприятной процедурой.

Если зачастую для фиксации обычного административного нарушения требуется лишь правильно составленный протокол, то административное расследование — это уже ценный комплекс процессуальных действий (в частности, с проведением экспертиз, установлением потерпевших и свидетелей, с допросом различных лиц; подробнее см., например, п.

 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.05 № 5).

Практические выводы

Как видим, законодатель придает все большее значение достоверности сведений и документов, которые представляются при государственной регистрации юрлиц и предпринимателей. Причем, для борьбы с однодневками налоговики получают все больше полномочий (о них мы расскажем в ближайшей статье).

На наш взгляд, такое внимание законодательной и исполнительной властей к проблеме означает, что добросовестным организациям стоит еще внимательнее, чем прежде, проверять информацию о контрагентах. Ведь сделки с фиктивными фирмами могут привести к очень неблагоприятным налоговым последствиям и огромным финансовым потерям (см.

«Как бухгалтеру избежать отказа в вычетах по НДС и аннулирования расходов по УСН или налогу на прибыль»).

Источник: https://www.buhonline.ru/pub/comments/2015/4/9736

Ссылка на основную публикацию