В защиту кредитора: почему снижается эффективность банкротства

В защиту кредитора: почему снижается эффективность банкротства — новости право.ру

За последние три года в условиях экономического кризиса долговая нагрузка на юрлиц растет, а задолженность существенно превышает активы должника, который может использовать банкротство как способ не платить.

Институт банкротства продолжает оставаться в России по преимуществу полулегальным способом заметания следов вывода активов, считает Светлана Тарнопольская, партнер Федеральный рейтинг I группа Банкротство III группа Трудовое и миграционное право III группа Коммерческая недвижимость/Строительство III группа Природные ресурсы/Энергетика IV группа Арбитражное судопроизводство IV группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 9-11 место По количеству юристов 30 место По размеру выручки на юриста 31 место По размеру выручки Профайл компании Федеральный рэнкинг I группа Банкротство III группа Трудовое и миграционное право III группа Коммерческая недвижимость/Строительство III группа Природные ресурсы/Энергетика IV группа Арбитражное судопроизводство IV группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 9-11 место По количеству юристов 30 место По размеру выручки на юриста 31 место По размеру выручки Профайл компании . «Когда бизнес будет прозрачен и построен на принципах заботы о деловой репутации владельца – если такое однажды произойдет – эффективность банкротства повысится в разы без каких-либо усилий по изменению конкурсного права», – полагает Тарнопольская. Магомед Газдиев, партнер правового бюро Федеральный рейтинг I группа Банкротство II группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции 26 место По размеру выручки на юриста 36-37 место По количеству юристов 41 место По размеру выручки Профайл компании Федеральный рэнкинг I группа Банкротство II группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции 26 место По размеру выручки на юриста 36-37 место По количеству юристов 41 место По размеру выручки Профайл компании , отмечает, что институт банкротства в целом и судебная практика развиваются всё более прокредиторски. Причину уменьшения объема удовлетворения требований кредиторов он видит в проблемах экономики: «Только за один 2016 год доходы граждан сократились на 5,9%. Отрицательный рост благосостояния просто не мог не отразиться на финансовой эффективности института банкротства». 

Авторы доклада полагают, что эффективность процедуры банкротства в целом снижается за счет целого ряда факторов: несовершенной стратегии защиты прав кредиторов, контролируемых банкротств, вывода активов на третьих лиц, создания фиктивных долгов.

Схемы таких действий в последние годы все более усложняются, подтверждает Антон Демченко, адвокат Федеральный рейтинг I группа Арбитражное судопроизводство 44 место По размеру выручки 17 место По размеру выручки на юриста Профайл компании Федеральный рэнкинг I группа Арбитражное судопроизводство 44 место По размеру выручки 17 место По размеру выручки на юриста Профайл компании : активы выводятся путем совершения целой цепочки сделок, развернуть которые и вернуть имущество в конкурсную массу крайне сложно. «К сожалению, существующее правовое регулирование не позволяет эффективно противодействовать такого рода злоупотреблениям, что сказывается на возможности удовлетворить требования кредиторов», – замечает Демченко. 

Но сегодня появились рабочие механизмы противодействия недобросовестным схемам – они представлены и изменениями закона о банкротстве, и судебной практикой ВС, отмечено в докладе. Однако известны они не всем.

Арбитражный управляющий: кто первый?

В начале процедуры банкротства заинтересованные лица пытаются использовать любые уловки, чтобы «перехватить» первенство в банкротном деле. Так, должник  может попытаться поставить на место управляющего конкретного, выгодного ему человека. В этом случае необходим запрет назначения ангажированного управляющего, напоминают юристы.

Моральное банкротство: институт арбитражных управляющих на грани раскола

Чтобы преодолеть такой запрет, должники используют несколько инструментов.

Так, например, один из заинтересованных кредиторов получает судебное решение о взыскании долга с должника и подает заявление о банкротстве от своего имени. В случае, когда времени на получение судебного акта недостаточно, заинтересованный кредитор может погасить в порядке ст.

313 ГК долг независимого кредитора, который уже получил судебный акт, и инициировать процедуру, говорится в исследовании.

Карманные кредиторы

Еще один прием, используемый должниками, – попытка включить в реестр, наряду с независимыми кредиторами, так называемых карманных кредиторов должника.

Они могут использовать фиктивные долговые обязательства.

Эффективнее всего защититься в этом случае позволят возражения против подобных требований, считают авторы исследования: их могут предъявить должник, арбитражный управляющий или кредитор.

– если кредитор пропустил срок исковой давности;

– если отсутствуют достаточные доказательства наличия и размера задолженности;

– если требования заинтересованного кредитора носят корпоративный характер и подлежат субординации.

Инновации от ВС

Понизить очередность удовлетворения требования аффилированного кредитора по гражданским обязательствам не получится: действующее законодательство не содержит соответствующих положений. Но ВС сформировал механизм, который позволяет независимым кредиторам противодействовать включению в реестр требований заинтересованных лиц через субординацию их требований. 

Институт субординации существует в целом ряде стран: он позволяет распределять риски неисполнения одним должником обязательств перед кредиторами по индивидуальной модели, в отличие от общего принципа распределения таких рисков, заложенного в применимом праве.

В рамках механизма кредиторы заключают соглашение (или решение выносит суд), которое устанавливает подчинение требований одних кредиторов требованиям других. Изначально механизм формировался через судебные решения и лишь потом был закреплен законодательно. Похоже, тем же путем пойдет и Россия.

Так, в деле о банкротстве Татьяны Михеевой (определение ВС от 26.05.17 № 306-ЭС16-20056) суд проанализировал структуру «внутригрупповых юридических связей» компаний и пришел к выводу о создании фиктивной кредиторской задолженности, чтобы уменьшить процент требований независимых кредиторов.

А это говорит о том, что попытка включиться в реестр производилась, чтобы уменьшить требования к должнику в ущерб независимым кредиторам. 

«Выводы Верховного суда не являются прямым применением института субординации требований заинтересованных лиц, однако в отсутствие его полноценного законодательного регулирования создают крайне важную основу для развития в будущем, в том числе в рамках процедуры санации должника», – отмечает Сергей Завьялов, начальник управления судебной защиты ПАО «Промсвязьбанк».

«Этот своевременный шаг вызван тем, что часто выбор структуры внутригрупповых юридических связей позволяет создавать подконтрольную и фиктивную кредиторскую задолженность. Фиктивная задолженность позволяет затем уменьшить процент требований независимых кредиторов при банкротстве должника», – говорится в исследовании. 

Борьба с отчуждением активов

Также должники в преддверии банкротства предпринимают попытки «спасти» свои активы через их отчуждение в пользу третьих лиц. Условия таких сделок часто сильно отличаются от рыночных. Например, имущество реализуется незадолго до банкротства по заниженной стоимости. Такие сделки получили название «подозрительные сделки».

Топ-10 самых интересных дел по банкротству за год

Их можно оспорить, если будет установлена «фиктивность» их условий, отмечают авторы исследования. Сделка, которая другим образом нарушила права кредиторов, хотя она может быть совершена за пределами одного года по нерыночным условиям.

Одно их самых распространенных оснований для оспаривания сделок в процедурах банкротства – предпочтение одному кредитору перед остальными.

Например, возврат крупного займа в течение месяца до возбуждения дела о банкротстве, что, по сути, говорит о предпочтительном удовлетворении требования займодавца.

Это основание для оспаривания призвано уравнять ситуацию и демотивировать должника избирательно гасить требования заинтересованных кредиторов, напоминают авторы доклада. 

В течение шести месяцев либо месяца до даты возбуждения дела о банкротстве. В последнем случае доказать нужно только дату возбуждения дела о банкротстве, факт совершения сделки, факт того, что требования контрагента погашены с нарушением очередности в сравнении с тем, как если бы они погашались в деле о банкротстве.

Суд в помощь

Перед банкротством должники, которые хотят провести контролируемое банкротство или вывести свои активы на третьих лиц, стараются заручиться поддержкой суда: получить судебное решение, которое подтвердит долг по фиктивной сделке с карманным или заинтересованным кредитором. 

Банкротства граждан: поворот в пользу бедных

Они преследуют несколько целей. Значимым оказывается то, что инициировать банкротство должника можно только после получения судебного акта, который подтверждает наличие задолженности.

Другой популярный мотив – на подтвержденные вступившим в силу актом требования нельзя предъявлять возражения. Также «просуживание» дает возможность легализовать необоснованное требование, основанное на искусственно созданной задолженности.

Подобные должники обычно пассивны в банкротстве, обращают внимание авторы исследования: они не пытаются снизить неустойку, признают требования, не заявляют мировые соглашения и идут на невыгодные мировые.

Если конкурсные кредиторы полагают, что их права нарушены судебным актом, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование, то на этом основании они и управляющий вправе обжаловать судебный акт.

Субсидиарная ответственность: последняя надежда кредитора

Если требования кредиторов не получается погасить из-за действий того, кто контролирует должника, то такое лицо несет субсидиарную ответственность по обязательствам последнего, напоминают исследователи.

– руководитель или управляющая компания, член исполнительного органа; 

– ликвидатор или член ликвидационной комиссии; 

– лица, которые имеют право самостоятельно либо совместно с заинтересованными лицами распоряжаться 50% и более голосующих акций/долей общества или имеют право назначать руководителя должника; 

– лица, которые извлекают выгоду из незаконного или недобросовестного поведения руководящих компанией-должником лиц; 

– лица, которые АС признал КДЛ по иным основаниям. 

– погасить требования кредиторов полностью невозможно вследствие действий или бездействия КДЛ; 

– заявление о банкротстве должника подали несвоевременно; 

– нарушили законодательство Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве).

– арбитражный управляющий;

– конкурсные кредиторы; 

– работники, перед которыми у должника имеется задолженность, или уполномоченные работниками органы.

Большинство кредиторов поверхностно анализируют финансовое состояние контрагента. Такое отношение создает поле для злоупотреблений со стороны должников в виде создания «подконтрольной» кредиторской задолженности.

В первую очередь от этого страдают добросовестные кредиторы, которые теряют реальные финансовые вложения.

Но последние позиции ВС относительно повышения степени доказывания для лояльных, аффилированных с должником кредиторов создают способы противодействия таким злоупотреблениям.

Мария Меньшова, руководитель департамента арбитражной практики юридической фирмы Федеральный рейтинг I группа Банкротство 8 место По размеру выручки на юриста 21 место По размеру выручки 43-44 место По количеству юристов Федеральный рэнкинг I группа Банкротство 8 место По размеру выручки на юриста 21 место По размеру выручки 43-44 место По количеству юристов

Если конкурсный кредитор полагает, что его права нарушают действия арбитражного управляющего, он может потребовать его отстранения через суд.

Видимая открытость

Распоряжение активами должника – основная часть конкурсного производства, от которой зависит эффективность проведения процедуры и процент удовлетворенных требований кредиторов.

 

Хотя реализация имущества выглядит открытой – это инвентаризация, оценка, обязательная публикация информации о торгах в интернете, но заинтересованные лица пытаются реализовать имущество на невыгодных для независимых кредиторов условиях.

К тому же отмечено в исследовании, что в делах о банкротстве на текущем этапе все еще сильное влияние бенефициаров должника.

Именно они побуждают управляющего в рамках контролируемых процедур банкротства идти на разного рода уловки при реализации имущества должника, в том числе при содействии карманных и заинтересованных кредиторов. При этом независимые кредиторы могут оспорить выявленные при реализации имущества злоупотребления.

Для защиты своих интересов кредиторы также используют и меры уголовно-правового характера. Для защиты интересов кредиторов применяются ч. 1 и ч. 2 ст. 195 (неправомерные действия при банкротстве), а также ст. 196 (преднамеренное банкротство).

Но привлекают к уголовной ответственности по ст. 195 и ст. 196 крайне редко, отмечают авторы исследования. А потому представители кредиторов часто формируют позицию о совершении хищения: ст. 159 (мошенничество) или ст. 160 (присвоение или растрата).

Источник: https://pravo.ru/story/205025/

Некоторые проблемы совершенствования законодательства о банкротстве |

Приоритетной задачей законодательства о банкротстве, занимающего центральное место в деловой жизни каждой страны, должно быть повышение возврата средств для кредиторов.

Любая система, придающая большее значение спасению бизнеса должника или сохранению рабочих мест, делает это в ущерб интересам кредиторов и неминуемо вызывает повышение цены кредита , что в условиях финансового кризиса тем более не допустимо.

Таким образом, основными принципами, на которых должно строиться законодательство о банкротстве, являются:

  • максимально возможное упрощение законодательства о банкротстве, ведущее к сокращению сроков судопроизводства по делам о банкротстве и, следовательно, сохранению конкурсной массы и наиболее полному удовлетворению требований кредиторов;
  • обеспечение защиты прав и интересов кредиторов в деле о банкротстве, исходя из начала равенства конкурирующих кредиторов.

Соответствует ли российское законодательство о банкротстве указанным принципам?

Изучение законодательства о банкротстве, практики его применения и доктринальных положений показывает, что оптимальные научные и практические решения по целому ряду ключевых вопросов регулирования отношений банкротства пока еще не найдены.

Читайте также:  Суд закончил спор между росавиацией и втб на 436 млн рублей

Наряду с имеющимися положительными тенденциями развития российского законодательства о банкротстве (в частности, консолидацией норм о банкротстве в едином Законе о банкротстве; переходом от принципа неоплатности к принципу неплатежеспособности как основанию признания должника; сближением прав конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, получающих удовлетворение своих требований в третью очередь; введением положений о банкротстве граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями; закреплением положений о раскрытии информации о банкротствах и т.п.), имеются и неоправданные тенденции развития российского законодательства о банкротстве, усиление его продолжникового характера, выражающееся в широком применении ряда явно неэффективных процедур, механизмов и положений банкротства.

Это касается набора процедур, применяемых к должнику в деле о банкротстве. Процедуры наблюдения, финансового оздоровления и внешнего управления затягивают сроки производства по делу о банкротстве.

Их исключение из числа судебных процедур вовсе не значит, что аналоги этих процедур не могут быть использованы как внесудебные процедуры в целях предупреждения банкротства юридических лиц и граждан.

Подобные внесудебные процедуры можно предусмотреть как в Законе о банкротстве, так и в отдельном законе о финансовом оздоровлении.

Цели указанных процедур могли бы достигаться и в рамках конкурсного производства, если бы в результате возбуждения производства по делу о банкротстве оно сразу вводилось. В его рамках осуществлялся бы анализ финансового состояния должника, при необходимости проводилось собрание кредиторов для решения вопроса о реабилитации должника или заключения мирового соглашения.

Вызывают критику также положения Закона о банкротстве, которые закрепляют определенный баланс интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве: интересов должника и кредиторов (продолжниковая направленность); интересов конкурирующих кредиторов (выделение привилегированных очередей); интересов должника и кредиторов, с одной стороны, и интересов государства — с другой (до сих пор не уравнены в полной мере); и т.д. Таким образом, справедливый баланс указанных интересов, необходимый для установления и поддержания доверия со стороны инвесторов и обеспечения стабильности гражданского оборота, на мой взгляд, действующим законодательством о банкротстве не достигнут, права конкурсных кредиторов не достаточно обеспечены.

Как известно, слабая сторона в обязательствах — кредиторы и другие лица, утратившие то, что им полагается по закону. Следовательно, «защите подлежат имеющие права, а не те, кто их нарушил.

С этой точки зрения (в идеале) должник вообще не должен защищаться правом.

Можно говорить лишь об отсрочке исполнения, учете имущественного положения должника и других способах смягчения для него последствий недолжного исполнения, применяемых в исключительных случаях и обусловленных особыми социальными условиями».

С учетом такой общей оценки российского законодательства о банкротстве можно обозначить некоторые конкретные проблемы и предложения по их решению.

1. Проблема подачи заявления о признании должника банкротом и принятия его арбитражным судом.

В настоящее время для подачи заявления о признании должника банкротом необходимо, чтобы заявитель подтвердил свое требование вступившим в законную силу решением суда (п. 3 ст. 6, п. 2 ст.

7 Закона о банкротстве). Отсутствие такого решения является основанием для возвращения арбитражным судом заявления.

Здесь налицо двойной стандарт в подходах к подаче заявления конкурсным кредитором и уполномоченным органом, в подходах к защите частных и государственных интересов, что, на мой взгляд, недопустимо.

Предполагается, что подтверждение требований заявителя на момент подачи заявления о признании должника банкротом в суд позволяет избежать злоупотребления правом со стороны частных кредиторов, которые, не пытаясь получить задолженность в обычном исковом порядке, преследуя цель «передела собственности», обращаются в суд с заявлением о признании должника банкротом.

На мой взгляд, такой порядок усиливает продолжниковый характер российского законодательства о банкротстве и не исключает, а может быть, даже усиливает возможность злоупотребления со стороны должника и кредиторов, и уж во всяком случае, резко понижает эффективность этого законодательства, делает долгим и затратным процесс начала банкротства. Теряет смысл такой внешний признак банкротства, как 3-месячная просрочка платежа.

Пока один кредитор приобретает право на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом (обращается с иском в суд), другие кредиторы могут получить удовлетворение своих требований «по-дружески», или должник успеет иным образом распорядиться своими активами, и ко дню возбуждения дела о банкротстве имущества у должника попросту не останется.

Смысл конкурсного права состоит в том, чтобы обеспечить равные возможности доступа кредиторов к имуществу должника в целях участия в конкурсе в отношении этого имущества.

Это может быть обеспечено скорейшим переходом от общих правил принудительного исполнения к положениям Закона о банкротстве, правила которого исключают возможность индивидуального исполнения (приостановления общего исполнительного производства; заявления требований всех кредиторов в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве и т.д.). Правилами действующего Закона о банкротстве этот принцип нарушен.

Требование о предварительном подтверждении требований заявителя сужает возможности законодательства о банкротстве, поскольку резко сокращается количество дел о банкротстве. Это вредит не только кредиторам, но и экономике в целом (искажает ее состояние, повышает стоимость кредита, а также доверия в сфере бизнеса).

В странах с рыночной экономикой законодательство о банкротстве рассматривается в качестве своеобразного «санитара», устраняющего с рынка (и чем быстрее, тем лучше) неэффективные производства, способствующего повышению эффективности использования активов.

Российскому законодателю также следовало бы придерживаться подобного подхода, упростить порядок возбуждения дел о банкротстве, снять условие предварительного подтверждения требований заявителя. Бороться же со злоупотреблениями заявителей нужно иными способами, последовательно применяя систему мер ответственности заявителя в случае недобросовестных действий.

Необходимо придерживаться международных стандартов, стремясь как можно быстрее разрешать конфликты, возникающие между неплатежеспособным должником и его кредиторами.

Достаточным средством против незаконного стремления кредиторов установить контроль над бизнесом должника является предоставление должнику реальной возможности заявления возражений против заявленных требований кредитора, т.е. предоставление гарантий судебной защиты.

Действующий Закон о банкротстве такую возможность предоставляет должнику, он всегда может заявить возражения против требований кредитора в специальном судебном заседании по проверке обоснованности требований заявителя, которое проводится не ранее 15 дней и не позднее 30 дней со дня принятия заявления о признании должника банкротом. Поэтому нет никакой необходимости усложнять процедуры подачи заявления о признании должника банкротом и возбуждения производства по делу о банкротстве, тратить силы и средства, создавать угрозу «разбазаривания» активов должника и уменьшения возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований.

Необходимо изъять из п. 3 ст. 6 и п. 2 ст. 7 Закона о банкротстве правила об обязательности подтверждения требований заявителя судебными решениями.

2. Проблемы круга лиц, которые могут быть признаны банкротами.

В настоящее время могут быть признаны банкротами индивидуальные предприниматели и любые юридические лица, за исключением казенных предприятий, учреждений, политических партий и религиозных организаций, а также государственных корпораций и фондов, если это следует из федеральных законов о государственных корпорациях и фондах (ст. 65 ГК РФ).

Понятно, почему не могут быть признаны банкротами казенные предприятия и учреждения. По их долгам субсидиарную ответственность несут их учредители.

Возникает вопрос, почему политические партии, религиозные организации, а также государственные корпорации (компании) и публичные фонды, являющиеся собственниками имущества, не могут быть признаны банкротами, особенно если иметь в виду, что указанные юридические лица вправе осуществлять предпринимательскую деятельность для достижения целей, ради которых они созданы, и соответствующую этим целям?

Что касается политических партий и религиозных организаций, то это изъятие, возможно, объясняется особой ролью указанных организаций в развивающемся российском обществе, обеспечением гарантий идеологического и религиозного многообразия (ст. 13 — 14 Конституции РФ).

Что же касается государственных корпораций и публичных фондов, то, по-видимому, государство стремится обезопасить имущество государственных корпораций, являющееся, по существу, государственным имуществом, от возможных рисков, связанных с обращением взыскания на него по основаниям банкротства и переходом такого имущества в частную собственность. Однако такой подход означает не что иное, как законодательное установление двойных стандартов в отношении государственных и частных компаний. А если учесть, что указанные организации по своему экономическому потенциалу занимают львиную долю в экономике страны, то можно сделать вывод, что значительная часть российской экономики не является рыночной. Кроме того, об этом свидетельствует также применение реабилитационных процедур в отношении других крупных коммерческих организаций, которые в принципе могут быть признаны банкротами.

Следует исключить из законодательства о банкротстве двойные стандарты в отношении государственных и частных компаний — это нарушает принцип равенства участников экономических отношений.

3. Проблема понятия конкурсных кредиторов и уравнивания прав конкурсных кредиторов и уполномоченных органов. Закон о банкротстве необоснованно сужает понятие «конкурсные кредиторы». По существу, конкурсными кредиторами должны признаваться все кредиторы, которые участвуют в конкурсе, т.е.

заявляют свои требования для участия в производстве по делу о банкротстве должника, а неконкурсными — те, которые не участвуют в общем разделе активов должника, получая удовлетворение иным путем, вне начал очередности и соразмерности.

Такой подход характерен для законодательства зарубежных стран, а также дореволюционного российского законодательства.

Теоретически нет никаких препятствий для признания также уполномоченных органов в качестве конкурсных кредиторов.

Уполномоченные органы признаются в качестве субъектов гражданского права не в силу того, что их требования вытекают из гражданско-правовых отношений, а в силу того, что они являются субъектами конкурсных (гражданских) правоотношений.

Следует признать, что и государство, независимо от правовой природы его требований к должнику, в лице уполномоченных органов выступает в конкурсных правоотношениях в качестве субъекта гражданского права.

Государство, желая получить удовлетворение своих требований в условиях стечения кредиторов, вынуждено участвовать в конкурсе. Используя указанный способ осуществления права требования, государство должно стать на равные позиции с частными лицами.

В настоящее время остаются различия в правовых возможностях конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, в частности, в процедурах финансового оздоровления и мирового соглашения.

Так, если в отношении требований конкурсных кредиторов действует гражданско-правовой режим (допускается рассрочка, отсрочка, скидка с долгов и т.п.

), то в отношении требований уполномоченных органов — публично-правовой режим (подлежат применению требования законодательства о налогах и сборах — п. 3 ст. 84, п. 1 ст. 156 Закона о банкротстве).

Такой подход оказывает негативное влияние на практику применения восстановительных процедур, низкая эффективность которых связана с неоправданным применением разных правовых режимов (по существу разных стандартов) по урегулированию задолженности перед частными кредиторами и государством.

Ошибочное понимание уполномоченных органов в деле о банкротстве в качестве субъектов публичного права на практике приводит к тому, что к частноправовым по юридической природе отношениям банкротства применяются нормы публичного (налогового) права.

Между тем конкурсное право — это частноправовой институт, отношения банкротства — это гражданско-правовые отношения.

К таким отношениям, даже если они возникли из нарушения обязанности по уплате обязательных платежей (административной обязанности), должны применяться специальные нормы гражданского права.

В п. 8 ст. 231 предусмотрено, что до внесения соответствующих изменений в законодательство о налогах и сборах и (или) бюджетное законодательство правило пропорционального удовлетворения требований, предусмотренных п. 4 ст.

84 Закона о банкротстве, распространяется только на требования конкурсных кредиторов и требования уполномоченных органов по денежным обязательствам.

Необходимо внести изменения в налоговое и бюджетное законодательство, предусматривающие, что обязанность по уплате налогов и сборов в случае банкротства налогоплательщика исполняется по правилам специального Закона о банкротстве.

4. Проблема конфликта интересов уполномоченного органа. Уполномоченным органом по требованиям Российской Федерации является Федеральная налоговая служба России (ФНС России). Территориальные органы ФНС России обращаются в арбитражные суды с заявлениями от имени ФНС России.

Источник: http://5898523.ru/nekotorye-problemy-sovershenstvovani/

Банкротства юрлиц: почему кредиторы остаются ни с чем

70 % кредиторов не получают ничего во время процедур банкротства юридических лиц. В чем причины такой неэффективности — в материале РБК Новосибирск

По данным, размещенным в едином федеральном реестре сведений о банкротстве, в прошлом году в России обанкротились 12,5 тыс. юридических лиц.

Эти банкроты вернули только 3,2% от суммы требований своих кредиторов. Предварительная статистика за первый квартал этого года демонстрирует дальнейшее снижение доли возвращенных долгов — до 2,7% по завершенным делам.

В целом по завершенным делам о банкротстве кредиторы в 2015 году смогли получить всего лишь 25,5 млрд руб. (при заявленных требованиях 472,5 млрд руб.), а в 2016 году — 19,5 млрд руб. из 610 млрд руб.

Почти 70% кредиторов не получают в ходе процедуры банкротства ничего.

Читайте также:  Адвоката обвинили в создании опг и организации притона

По данным «Федресурса» — проекта в рамках которого и формируется электронный реестр сведений о банкротстве, за 2016 год в Новосибирской области вынесено 334 решения о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства.

«Процент погашения требований кредиторов в делах о банкротстве в Новосибирской области особенно не отличается от статистики по России и составляет примерно 5 процентов», — рассказал РБК Новосибирск старший юрист ООО «Сибирская Юридическая Компания» Владимир Елизаров.

Генеральный директор ООО «А энд Б Консалтинг» Антон Антонов, отмечает, что в практике его компании хорошим показателем считалось удовлетворение требований кредиторов выше, чем на 10%.

Отдавать нечем

«Низкий процент погашения требований кредиторов связан с отсутствием имущества у должников либо его низкой ликвидностью», — считает генеральный директор ООО «А энд Б Консалтинг» Антон Антонов.

По данным Интерфакс, у 41% компаний, которые входили в банкротство в России в 2016 году, не было активов. После оценки стоимости имущества должников выяснялось, что цена активов еще 20% компаний равна 0.

При этом, снижается доля имущества должников, проданного на торгах. По данным Интерфакс, в первом квартале 2017 года эта доля составила 13% от выставленного на торги. Это на треть меньше, чем в январе-марте 2016 года.

«Предложение имущества на аукционах выросло в два раза к аналогичному периоду прошлого года, а доля проданных лотов осталась на уровне 5% от предложенных, что дало общее снижение эффективности торгов», — цитирует издание руководителя проекта «Федресурс» Алексея Юхнина.

На практике имущество банкротов продается с третьей или четвертой попытки, что занимает порядка года. Цена имущества снижается на 60-70%.

Криминальное мышление

«Отдавать долги мешает менталитет российского бизнеса, — уверен старший юрист ООО «Сибирская Юридическая Компания» Владимир Елизаров. — Низкая эффективность процедур банкротства связана в основном с неэффективностью законодательного регулирования института банкротства в целом, а также с «криминальным мышлением» большинства представителей бизнеса».

Отсутствие реальной ответственности собственников бизнеса, в том числе уголовной, основная причина такой «популярности банкротства» и такого низкого процента погашения требований кредиторов.

Общие нормы о субсидиарной ответственности, а также об уголовной ответственности руководителей и собственников бизнеса в связи с доведением предприятием до банкротства на практике практически не работают», — отмечает Елизаров.

Роль государства

Владимир Елизаров, считает, что государству нужно ввести дополнительные механизмы регулирования в сфере банкротства. Ужесточить ответственность банкротов.

«К примеру, стоило только изменить подход в части возбуждения уголовных дел в отношении руководителей предприятий при невыплате заработной платы и возникновении банкротства предприятия, как тут же начались добровольные погашения долгов перед работниками. Такие ситуации уже встречаются и в Новосибирской области. Раньше же работникам приходилось ждать своих денег в деле о банкротстве очень долго, а иногда и безрезультатно», — отметил Елизаров.

Об уголовной ответственности для недобросовестных банкротов говорил и начальник департамента земельных и имущественных отношений мэрии Новосибирска Георгий Жигульский в интервью РБК Новосибирск в начале года.

«В текущих реалиях количество возбужденных по ст. 196 УК РФ («преднамеренное банкротство») дел должно практически совпадать с числом банкротов. А в реальности возбуждается 1-2% таких дел», — рассказал Жигульский корреспонденту РБК Новосибирск, имея в виду строительные компании, которые крупно задолжали в городскую казну по договорам аренды.

В банкротстве таких застройщиков Жигульский видит одно из решения проблем неплатежей по аренде земельных участков под строительство.

«Мы намерены жестко контролировать работу управляющих, подбирать дотошных и знающих свою работу арбитражников. Думаю, десяток дел возбудим, и дело с полумертвой точки сдвинется», — считает Жигульский.

РБК

Вам понравилась эта статья? Поделитесь!

Источник: http://www.bankrot.org/informer/2017/04/25/bankrotstva-yurlits-pochemu-kreditory-ostayutsya-ni-s-chem/

В россии неуклонно падает эффективность процедуры банкротства | 20.04.17

В прошлом году банкротами в России было признано 12,5 тыс. юридических лиц. По данным Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), две трети банкротов — из области розничной торговли, строительства и коммерческих услуг.

При этом эффективность процедуры банкротства в стране неуклонно падает, процент погашения требований кредиторов стремится к нулю, а восстановления платежеспособности компаний не происходит, пишет «Коммерсант».

По данным Единого федерального реестра сведений о банкротстве (Федресурс), в 2015 году общая доля погашенных требований кредиторов (кроме дел о банкротстве банков) к должникам-юридическим лицам и ИП составляла всего 5%, а в 2016-м и вовсе упала до 3,2%.

Предварительная статистика за первый квартал демонстрирует дальнейшее снижение — до 2,7% по завершенным делам. В Европе, например, кредиторы получают 50-60% суммы своих требований.

В целом по завершенным делам о банкротстве кредиторы в 2015 году смогли получить всего лишь 25,5 млрд рублей (при заявленных требованиях 472,5 млрд рублей), а в 2016 году — 19,5 млрд рублей из 610 млрд рублей.

При этом произошел существенный рост заявленных кредиторами требований по новым делам о банкротстве — 360 млрд рублей в 2016 году против 133 млрд рублей в 2015-м, пишет издание.

Хуже всего дела обстоят в торговле, где просроченная задолженность выросла более чем на порядок.

Эксперты говорят о том, что основной причиной неудовлетворительной статистики является отсутствие активов у компаний, входящих в банкротство.

И даже когда имущество у должника есть, оно плохо продается на торгах.

В 2016 году торги в 82% случаев признавались несостоявшимися, а активы банкротов удавалось распродать только лишь с третьей или четвертой попытки со снижением цены на 60-70% от исходной.

Юристы считают, что причина неэффективности банкротства для кредиторов заключается в том, что российский малый и средний бизнес привык структурировать свои юрлица так, чтобы у отдельного общества был в собственности только необходимый ему минимум.

Руководитель практики банкротства и реструктуризации «Пепеляев групп» Юлия Литовцева связывает малоутешительные результаты со слишком поздним возбуждением дел о банкротстве, с неэффективной системой реализации имущества и цикличной экономической нестабильностью.

Эксперты отмечают и такой фактор, как менталитет самого бизнеса.

Советник «Линии права» Алексей Костоваров полагает, что в случае финансовых проблем собственники компаний думают только о том, как скрыть имущество, АУ — как заработать, кредиторы — как быстрее получить свои деньги, а законодатель — как принять норму, не погружаясь в ее эффективность. «В России все участники пытаются скорее разорвать должника, нежели дать шанс ему поработать, что и приводит к ситуации, когда кредитор почти ничего не получает», — говорит он.

В России действующий закон предусматривает три варианта выхода из банкротства: финансовое оздоровление, внешнее управление и мировое соглашение с кредиторами. При этом случаи успешного завершения реабилитационных процедур единичны, отмечает идание.

Источник: https://www.finanz.ru/novosti/lichnyye-finansy/v-rossii-neuklonno-padaet-effektivnost-procedury-bankrotstva-1001933662

15.11.2017: Эффективность банкротства упала по трем основным критериям

Эффективность банкротства снижается второй год подряд по таким критериям как возврат средств кредиторов затраты и сроки процедур, сообщил руководитель проекта «Федресурс» Алексей Юхнин на Форуме акционерных обществ.

Кредиторы получают меньше

Средний размер удовлетворения требований кредиторов (на одно дело о банкротстве) упал с 9 млн рублей в 2015 году до 6 млн рублей в 2016 году и 4 млн рублей в январе-октябре 2017 года, следует из отчетов арбитражных управляющих, раскрытых в Федресурсе (bankrot.fedresurs.ru).

Должники вернули только 5,2% включенных в реестр требований кредиторов по делам, которые завершились в январе-октябре 2017 года. В 2016 году кредиторы получили 6% своих требований, в 2015 году — 6,3%.

Крайне низкий уровень поступлений в бюджет по итогам банкротства компаний с налоговыми долгами отмечали ранее и представители ФНС России которые предлагают усилить борьбу с аффилированными кредиторам и внести соответствующие поправки в закон о банкротстве.

Улучшить результаты для кредиторов, по мнению ФНС, поможет также переход к системе независимого назначения арбитражных управляющих на основе рейтинга. Соответствующие поправки могут быть внесены в законопроект о реструктуризации долгов ко второму чтению, комментировали эксперты в кулуарах форума (пока документ не прошел еще и первое чтение).

Со своей стороны, представители профсообщества отмечают необходимость комплексного рассмотрения вопроса о полномочиях и вознаграждении арбитражных управляющих.

Парадокс заключается в том, что при относительном росте затрат на банкротство, размер вознаграждения арбитражным управляющим снижается.

Затраты на процедуры несостоятельности в январе-октябре 2017 года составили 34% удовлетворенных требований кредиторов, по сравнению с 33% в 2016 году и 26% в 2015 году. При этом арбитражные управляющие, которые получают только около половины начисленного им вознаграждения, за 10 мес. 2017 года в среднем на одно дело заработали на 16% меньше, чем в 2016 году.

Сроки ожидания денег больше

Несколько ухудшилась ситуация и с продолжительностью процедур банкротства. В январе-октябре 2017 года длительность наблюдения и конкурсного производства составила 2,3 года, по сравнению с 2,2 года в 2016 году и 2 годами в 2015 году.

«Некоторое удлинение сроков связано с расширением практики оспаривания сделок, в том числе с тем, что нужно реализовать имущество, которое получено в результате оспаривания», — отметил А.Юхнин.

По словам руководителя «Федресурса», сокращению сроков банкротства могла бы способствовать оптимизация механизма торгов.

Сейчас имущество должников продается с третьей или четвертой попытки со значительным дисконтом.

Затягиванию сроков банкротства способствует также практика, при которой должники пытаются защититься от банкротства статусом естественной монополии, рассказал директор департамента Внешэкономбанка Владимир Назаренко. По его словам, суд в каждом случае обязан проверять, действительно ли компания является естественной монополией, более правильным было бы уточнение этих критериев в законе, считает он.

В мировых рейтингах Россия ниже

Длительность процедур банкротства, возврат средств кредиторов и сроки процедур — все это учитывает Всемирный Банк (ВБ) при составлении рейтинга Doing Business.

Россия в последнем рейтинге, опубликованном в октябре 2017 года, по индикатору «разрешение неплатежеспособности» опустилась с 51-го места на 54-е место.

Длительность процедур эксперты, опрошенные ВБ, оценили в два года, а затраты — в 9% стоимости имущества должника, так же, как и в прошлом году.

«Столь длительные сроки в простой ситуации, которую ВБ использует в качестве модельной — должник добросовестный, нет оспаривания сделок, нет истребований документов — очень странны», — считает Алексей Юхнин. Уровень возврата средств кредиторов, оцененный ВБ в 40,7%, далек от реальности, отмечает он.

Источник: bankrot.fedresurs.ru

Источник: https://otchetonline.ru/ecp/bankrot-fedresurs-ru/news/66956-15_11_2017_effektivnost_bankrotstva_upala_po_trem_osnovnym_kriteriyam.html

Защита прав кредиторов по российскому праву

Коллапс мировых рынков «вскрыл» проблемы многих российских компаний, а кризис ликвидности, способствовавший реализации системного риска, показал, какое значение имеет эффективное управление задолженностью, как кредиторской, так и дебиторской. Ярким примером плохого управления рисками является дело о банкротстве банка, входившего когда-то в топ-20 крупнейших банков России.

В российской деловой практике взыскание задолженности кредиторами может производиться: в судебном или претензионном порядке, в процессе банкротства должника и в рамках реорганизации компании-должника.

Судебный порядок

По общему правилу, российское законодательство не допускает одностороннего отказа от исполнения обязательства, а просрочка должника может возникнуть только при отсутствии просрочки кредитора. Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства должником может стать основанием для судебного взыскания кредитором задолженности.

Согласно Гражданскому кодексу РФ (далее – ГК РФ), кредитор по денежному обязательству (например, из договора займа или кредитного договора) в случае ненадлежащего исполнения или неисполнения обязательства должником вправе подать в суд исковое заявление с требованием возместить убытки, уплаты процентов (в размере ставки рефинансирования) за пользование чужими денежными средствами. При этом если убытки кредитора не покрываются процентами, то он может потребовать у должника возмещения убытков в части, превышающей проценты.

В целом российское законодательство содержит достаточно норм, обеспечивающих права и интересы кредиторов, – поэтому взыскание задолженности при наличии активов или обеспечения не должно в теории вызывать особых затруднений.

На наш взгляд, главной проблемой кредиторов при взыскании задолженности являются сроки. Так, например, следует обратить внимание на то, что на практике некоторые судебные приставы зачастую «откладывают в долгий ящик» исполнительные листы по вступившим в законную силу решениям. Действия недобросовестных приставов должны быть, несомненно, обжалованы.

Кроме того, в 2010 году в Арбитражный процессуальный кодекс РФ (далее – АПК РФ) были внесены изменения, согласно которым срок рассмотрения дела может быть продлен судом с трех месяцев до шести «в связи с особой сложностью дела, со значительным числом участников арбитражного процесса».

На наш взгляд, такая норма позволяет судам затягивать рассмотрение дел и, вероятно, даже противоречит праву на судопроизводство в разумные сроки.

Позитивное правовое регулирование заемных отношений, обеспечивающее права кредиторов, очевидно, влечет эффективное взыскание задолженности только при наличии активов у должника или при наличии обеспечения обязательства.

Заемные обязательства в российской практике в основном обеспечиваются такими способами, как залог (акций, недвижимости и т.п.

), поручительство (его обеспечительная функция наиболее сильна, если в нем установлена солидарная ответственность поручителя), банковская гарантия.

В 2008 году в законодательство о залоге были включены новеллы, позволяющие в настоящее время заключать соглашения о внесудебном обращении взыскания на заложенное имущество, что значительно упростило взыскание кредиторами просроченной задолженности. На наш взгляд, расширение принципа свободы договора в залоговых отношениях отвечает потребностям делового оборота.

Читайте также:  Суд встал на сторону ржд в многомиллиардном споре

ГК РФ в действующей редакции предусматривает возможность выдачи гарантий только банками, однако в мировой практике независимые гарантии могут выдаваться не только банками, но и другими организациями. В связи с этим следовало бы внести соответствующие поправки в ГК РФ, которые допускали бы выдачу гарантий также иными организациями, а не только банками.

Судебный порядок взыскания задолженности, как, впрочем, и в рамках процедуры банкротства, может быть достаточно осложнен в случае возникновения корпоративного конфликта в компании-должнике.

В частности, функционирование двух «параллельных» реестров акционеров, а следовательно, исполнительного органа, может привести к практическим проблемам привлечения акционеров или членов органов управления компании-должника к ответственности.

Вероятно, законодателю следует рассмотреть возможность установления права кредиторов требовать досрочного исполнения обязательства при возникновении корпоративных конфликтов в компании-должнике.

Взыскание задолженности в рамках банкротства должника

По некоторым причинам в России судебное взыскание задолженности по договору займа или кредитному договору может быть неэффективно, поэтому в этих целях зачастую применяется процедура банкротства.

В российских условиях исход процедуры банкротства зависит во многом от того, кто инициировал, то есть подал заявление в суд о признании должника банкротом, поскольку у такого лица появляется возможность внесения кандидатуры арбитражного управляющего.

Российская практика свидетельствует о том, что без назначения квалифицированного и в большинстве случаев «лояльного» арбитражного управляющего кредитору вряд ли удастся эффективно защитить свои права и законные интересы, поскольку у арбитражного управляющего достаточно широкий круг прав.

Так, например, арбитражный управляющий вправе предъявлять в суд от своего имени требования о признании недействительными сделок или решений, заключенных или исполненных должником с нарушением требований закона, заявлять возражения относительно требований кредиторов, обращаться в суд с ходатайством о принятии дополнительных мер по обеспечению сохранности имущества должника.

Источник: http://expert.ru/2011/08/12/zaschita-prav-kreditorov-po-rossijskomu-pravu/

Проблемы банкротства — угрозы и риски, теория закона, судебная практика

Понятие «банкротство» нередко связывают с крахом бизнеса и долговой тюрьмой для лица, которое не может рассчитаться по финансовым обязательствам. В условиях современной экономики и принятия законов, которые должны отвечать ее требованиям, несостоятельности придается несколько иное значение.

Нормативно-правовой базой регулируется процесс, состоящий из нескольких процедур, которые имеют цель:

Важно, что законодательство не ставить цель ликвидировать должника для удовлетворения претензий кредиторов, наоборот, в ходе процедуры банкротства предприятие или индивидуальный предприниматель получают возможность финансово оздоровиться и продолжить свою деятельность, одновременно исполнив возлагающиеся на них обязательства.

Различные моменты, связанные с проведением банкротства, значительно увеличивают процедуру.

Основная проблема банкротства – длительность процедуры, что не всегда положительно влияет на хозяйственную деятельность основных участников

Признаки неприятностей

Закон позволяет объявлять банкротами коммерческие предприятия и некоммерческие, а также граждан.

Но, объявить банкротом нельзя:

  • муниципальное предприятие, относящееся к коммерческим структурам;
  • политическую партию и религиозную организацию, относящуюся к некоммерческим.

Закон о несостоятельности в новой редакции от 2018 г. позволяет инициировать банкротство против граждан, но к ним нельзя применить все этапы процедуры, поэтому в полной мере их может пройти только субъект предпринимательской деятельности.

Основными критериями признаков несостоятельности являются:

  • Неоплатность, что подразумевает сумму финансовых обязательств, которая превышает стоимость имущества, имеющегося у должника, т. е. возможность рассчитаться с долгами, полностью отсутствует. Практически кредиторы сами должны доказать неоплатность должника, что может значительно усложнить процесс. Поэтому законодатель разрешает применять признак неоплатности только для должников-граждан.
  • Неплатежеспособность является фактической неоплатой долгов, что применяется в качестве критерия признаков банкротства для юридических лиц. Обязательства фактически не были исполнены по окончании 3 месяцев, в дополнительных изменениях к Закону устанавливается срок полгода. Т.е. для рассмотрения банкротства относительно юридического лица достаточно одного признака – неплатежеспособности.

Проблемы банкротства физических лиц заключаются в том, что для объявления начала процедуры и установления неоплатности, необходимы два критерия – неисполнение обязательств по сроку и невозможность их исполнения из-за недостатка имущества.

Детали разногласий

Прежде чем суд начнет процедуру банкротства, она должна быть инициирована по заявлению одной из сторон. Но, с другой стороны, для начала суд должен выявить истинность признаков банкротства, несмотря на то, кто подал первым заявление в суд, должник или кредиторы. Также Законом предусмотрена защита прав каждой стороны, хотя она одновременно наносит материальный ущерб другой.

Обязательства

С заявлением в арбитражный суд об инициации несостоятельности юридического или физического лица чаще всего обращаются кредиторы.

Закон не только позволяет, но обязывает это делать должников в случаях:

  • Когда лицо предвидит свое банкротство, хотя момент исполнения финансовых обязательств еще не пришел. В то же время должник видит, что он находится в ситуации, которая свидетельствует о том, что спустя некоторое время он не сможет рассчитаться с кредиторами и внести в бюджет обязательные платежи, а также внебюджетные взносы.
  • Если один или несколько кредиторов предъявляют к должнику претензии по расчету с ними по финансовым обязательствам. Но должник видит, что исполнение этих претензий приведет к тому, что он не сможет рассчитаться с остальными. В этом случае, если провести взыскание имущества – это приведет к невозможности ведения хозяйственной деятельности частного предприятия, ООО или ИП, поэтому бизнес полностью остановится.

Эти два случая обязывают должников добровольно обращаться в суд с заявлением в течение месяца с того момента, как наступила данная ситуация.

Актуальные вопросы

Для решения вопросов банкротства суду необходимо пользоваться нормами гражданских, уголовных и административных прав, а также гражданским и арбитражным процессом для удовлетворения требований и обеспечения защиты основных участников процедуры. Изучать и понимать «банкротство» только в рамках одной из правовых отраслей невозможно.

В зависимости от тяжести вины к ним может быть применена административная или уголовная ответственность. Поэтому на начальном этапе суд выявляет преднамеренное или фиктивное банкротство.

Нередко руководитель или собственник предприятия умышленно создает неплатежеспособность, нанося большой ущерб бизнесу. Это является одной из проблем, с которой приходится сталкиваться арбитражному суду.

С этой целью он назначает арбитражного управляющего, обязывая его выявить признаки фиктивности:

На первом этапе Управляющий проводит анализ финансовой деятельности предприятия.
На втором Анализирует проведенные сделки должника.

Если арбитражным управляющим будут установлены признаки фиктивности, он имеет право инициировать банкротство, а привлечь к ответственности виновных может только конкурсный или внешний управляющий. Но проблемой является то, что арбитражные управляющие не всегда задействуют все методы, которые представлены им Законом для выполнения этого вопроса.

Арбитражные управляющие должны обладать юридическими, экономическими и бухгалтерскими знаниями, но нередко свою работу они возлагают на нанятых специалистов, финансы на оплату их услуг идут за счет конкурсной массы, которая по Закону должна идти на погашение долгов.

Поэтому суд очень часто получает жалобы в адрес арбитражных управляющих, которые ненадлежащим образом выполняют свои обязанности, привлекая специалистов со стороны необоснованно. Это говорит о том, что законодателю придется более детально изучить проблему, чтобы внести в Закон необходимые изменения.

Долги и имущество

Законодательство РФ в вопросе банкротства по сравнению с другими странами не выражает своей направленности в отношении защиты одной из сторон процедуры, должников или кредиторов. Российский законодатель нейтрален, защита интересов кредиторов дополняется нормами, которые защищают должников.

Реализация в России имущества должников может производиться без их согласия. Но когда учитываются размеры задолженности, кредиторам не позволяется (хотя они могут это делать) предъявлять претензии к должнику в отношении штрафных санкций, пени, процентов и других требований.

К другому методу, который защищает интересы должников, относится введение моратория на удовлетворения претензий кредиторов, что проводится в рамках этапа внешнего управления.

Основные проблемы банкротства

Решать проблемы банкротства приходится введением специальных этапов, каждый из которых способен оживить работу предприятия и восполнить требования кредиторов. Нередко из-за невозможности вывести бизнес из кризиса, его приходится ликвидировать, распродав имущество, то же самое можно сказать о физическом лице.

Признание и решение суда

Банкротство является длительным судебным процессом, в результате которого устанавливается финансовое положение должника и путем действенных мер спасается бизнес от принудительной ликвидации. Распродажа имущества присуждается только в том случае, если положение спасти не удается или собственник намерен ликвидировать бизнес.

С момента, как было подано заявление и до того времени, как выяснилось, является ли должник платежеспособным или нет, у последнего была еще возможность распоряжаться своим имуществом.

Нередко это приводит к злоупотреблениям со стороны должника, что еще больше ухудшает положение кредиторов, которые могут подать ходатайство, чтобы к ответчику были применены меры:

  • наложить арест на имущество;
  • запретить совершать различные действия, касающиеся хозяйственной деятельности;
  • другое.

Судебная практика говорит о том, что если эти меры использовать на этапе наблюдения, а не во время ликвидационных действий, как предусмотрено законом, это приведет к остановке работы предприятия и невозможности рассчитаться с кредиторами.

Решением такой проблемы занимается этап наблюдения, защищая имущество должника, но в то же время обеспечивая интересы кредиторов. Контролировать процесс призван временный управляющий.

Этап наблюдения должен быть введен независимо от того, кто подал заявление, главное, что имущественные требования по отношению к должнику не могут быть выполнены без разрешения временного управляющего, перечень его полномочий достаточно широк.

Для осуществления своей деятельности у внешнего управляющего должна быть лицензия, при ее отсутствии кредиторы могут легко оспорить его кандидатуру в суде.

Иногда управляющий должен владеть дополнительными знаниями, что позволит ему управлять имуществом должника, участвуя на рынке ценных бумаг.

Эти полномочия подкрепляются специальным аттестатом, который выдает государственный орган – Центр по координации и развитию рынка ценных бумаг.

Экономические изъяны

Объективные причины, по которым может возникнуть банкротство, не связаны с людьми, компаниями или правительством, но со:

  • стихийными бедствиями;
  • природными катаклизмами;
  • закономерностями развития экономики.

Преодолеть кризис и восстановить предприятие, можно, правильно организовав хозяйственную деятельность, накопив резервы, сопоставляя действия менеджмента с экономической обстановкой.

Социально-экономическая или нерыночная система, длительно господствующая ранее на территории РФ, отложила свой отпечаток на сегодняшние отношения между предприятиями.

Но сегодня деятельность большинства предприятий подвержена влиянию внешних и внутренних факторов:

Внешние факторы Представляют для бизнеса большие угрозы и риски, с ними чаще всего связана несостоятельность компаний и граждан. Это экономика, политика, рыночная конкуренция, НТП, влияние культуры и социума, международные отношения.
Внутренние риски Чаще всего связаны с организационной структурой предприятий, недостатком активов, низкой квалификацией аппарата управления, неграмотностью менеджмента, плохой технической базой, нерациональным распределением ресурсов и многим другим, что влияет на хозяйственную деятельность.

К банкротству предприятие не может прийти спонтанно по одной или нескольким причинам, обычно это постепенный, длительный процесс.

Правовые оговорки

Несостоятельность кредитных организаций рассматривается в Законе особым образом, вопросы их банкротства всегда актуальны, потому что затрагивают интересы клиентов, которыми являются физические и юридические лица. Основой регулирования правовых отношений является ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (1998 и 2002 гг.).

Поэтому теория закона о несостоятельности кредитных организаций может быть дополнена некоторыми мыслями:

  • банкротство кредитной организации – это ее неспособность в течение 14 дней с момента наступления исполнения обязательств, удовлетворить требования, размер которых должен составлять не меньше 1000 МРОТ, поэтому лицензия на проведение банковских операций отзывается;
  • необходимо установить срок принятия заявления в суд о банкротстве не более 14 дней;
  • при возникновении критической ситуации должны быть срочно приняты меры по финансовому оздоровлению, Центробанк обязан взять на себя ответственность принудительно побудить к этому кредитное учреждение;
  • следует изменить состав первой очереди кредиторов, включив туда только физических лиц, которым был причинен ущерб здоровья, а также нанесен моральный вред;
  • необходимо воспользоваться услугами аудиторской компании, которая сможет квалифицированно провести анализ финансового состояния и подготовить план по оздоровлению;
  • сформированный ранее резервный фонд при необходимости должен удовлетворить требования кредиторов;
  • считать отзыв лицензии на основании недостоверных фактов правонарушением, потому что такая мера может применяться только тогда, когда ситуация становится критической.

Прогнозирование банкротства предприятия позволит на ранних стадях предпринять меры по оздоровлению и предотвратить ликвидацию.

Описание банкротства ИП с долгами вы найдете здесь.

Чем грозит жильцам банкротство управляющей компании ЖКХ — мы расскажем далее.

Источник: http://calculator-ipoteki.ru/problemy-pri-bankrotstve/

Ссылка на основную публикацию