Система права как правовая реальность

Правовая реальность и ее структура

При рассмотрении правовой реальности можно использо­вать разные методологические подходы.

Диалектико-материалистическийподход органично свя­зан с материалистическим пониманием истории, согласно которому правовая реальность — это единство материально­го и идеального, объективного и субъективного. Правосозна­ние — это и объективная, и субъективная реальность как обще­ственное и индивидуальное сознание; правоотношения — это идеологические и материальные отношения.

На основе феноменологическогоподхода правовая реаль­ность исследуется как взаимодействие социума (личности, со­циальной группы), системного мира и повседневной реально­сти.

Это часть жизненного мира социального субъекта, которая опосредована, пронизана правом, т.е.

нормами, юридическими законами, отношениями по поводу свободы, равенства и спра­ведливости, законного и незаконного.

В силу того, что право и его атрибуты непосредственно свя­заны с системным миром, правовая реальность представляется, прежде всего, частью системного мира, системной реальностью.

Системность правовой реальности выражается в ее связи с государством как системным институтом и с правом как си­стемой норм и юридических законов. Правовые нормы и ин­ституты, будучи внешними, объективными условиями жизне­деятельности человека, воздействуют на него и вынуждают не только знать эти условия, но и включать их в свой социаль­ный мир в виде отношений, поступков, оценок и т.д.

Таким образом, правовая реальность обладает одновремен­но противоположными характеристиками: она и объективна, и субъективна.

Объективность правовой реальности определяется тем, что, во-первых, новые поколения человечества не создают эту реальность каждый раз заново, а получают уже готовые и дей­ствующие правовые нормы, законы, соответствующие опреде­ленному уровню развития правовых отношений и правосозна­ния; и, во-вторых, правовая реальность возникает на основе институциализации, которая устанавливает ее границы, очер­чивает принадлежащее ей пространство.

Сущность институциализации, по Т. Лукману и П. Бергеру, заключается в хабитуализации (опривычивании) на основе многократного повторения определенных образцов поведения, типизации действий и их закрепления как обязательных для исполнения.

После этого институт осуществляет функцию со­циального контроля над теми, кто его (институт) создал.

Если контроль оказывается недостаточно успешным, возникает си­стема вторичного контроля в форме санкций, защищающих и поддерживающих институт[5].

Конечно, степень институциализированности правовой сферы зависит от конкретных исторических условий. В перво­бытном обществе, например, ведущую роль в социальном кон­троле играл институт морали — обычаи, обряды, традиции, табу.

В условиях идеационального (божественного) права роль главного «социального контролера» перешла к церкви.

Таким образом, историчность правовой реальности очевидна, она имеет историческое пространство и время, которыми и опреде­ляется правовая деятельность как способ существования пра­вовой реальности, ее структура, направленность, содержание и другие характеристики.

Процесс институциализации права и формирование правовой реальности характеризуются следующими особенностями.

Во-первых, в структуре социума возникают профессиональ­ные группы людей, которые разрабатывают юридические законы, контролируют их исполнение, формируют правосознание, содействуют функционированию института права.

Во-вторых, институциализация, объективируя от субъек­та нормы, правила, учреждения, ставя их над субъектом, тем не менее, предполагает, что каждый субъект является носителем права, а правовая реальность формируется в процессе реализа­ции (или не реализации) требований системного мира.

В-третьих, появляется устойчивая тенденция к укреплению и расширению сферы действия права. Границы институциализации, как отмечалось, могут меняться, но правовая реальность существует как объективная и необходимая, подчиняя себе все больше свойств и явлений жизненного мира.

В-четвертых, происходит интеграция субъективных и объ­ективных, материальных и духовных правовых процессов, превращение одного в другой.

Например, институциализация «собирает» в единое целое материальные и идеологические правовые отношения законного и незаконного.

А правовое сознание как духовный феномен реализуется в материальной деятельности, в практике, поэтомусубъективное сознание об­ретает объективное бытие.

Институциализация права позволяет выделить две сто­роны правовой реальности,границей между которыми служит противостояние «материальный-духовный», «объек­тивный-субъективный», «первичный-вторичный».

Социальный субъект, будучи и субъектом правовой реальности, «первичной» правовой реальностью считает норму, закон, а их реализацию в общественных формах рассматривает как «вторичную» реаль­ность. Однако это иллюзия.

«Первичная» реальность не воз­никает и не может быть понята сама из себя или из «челове­ческого духа», по сути она «вторична» и является отражением и фиксацией материальных отношений.

Этот постулат лежит в основе материалистического подхо­да к пониманию правовой реальности, некоторые положения которого будут детализированы ниже.

Третий подход к рассмотрению правовой реальности — си­стемный. Феноменологический подход преимущественно ори­ентирован на «человеческую» сторону правовой реальности.

Ма­териалистический — на выяснение соотношения материального и духовного. Системный подход, прежде всего, обращает внимание на структурно-функциональные показатели.

Под правовой реаль­ностью он подразумевает систему жизнедеятельности общества, его субъектов, основанную на праве и юридических законах.

Подобно любой системе, правовая реальность может быть определена как целостность, состоящая из элементов, наделенных индивидуальными функциями. Причем характеристики целостности не совпадают с характеристиками ни отдельных элементов, ни их простого «сложения».

Такое понимание правовой реальности дает возможность рас­смотреть ее в двух аспектах: функциональном и элементном.

Первый аспект позволяет выделить следующие подсистемы, различающиеся по специфике функционирования и задачам, выполняемым в общей системе правовой реальности:

интеллектуально-психологическая:функционально обеспечивает формирование правосознания у социумов.

Со­держательно эта подсистема состоит из общественного, груп­пового и индивидуального сознания, отражающего правовую материальную сферу.

Правосознание включает правовую идео­логию, правовую науку (юриспруденцию), правовую психоло­гию (правовые чувства, настроения, симпатии, обычаи, обряды, традиции) и правовые эмпирические знания;

нормативно-регулятивная: формирует правовую реаль­ность как систему правовых норм, объективируемых в челове­ческих поступках и действиях, правовых отношениях между социумами. Благодаря императивности нормы регулируют поступки и действия, тем самым регулируя функционирова­ние всего общества;

социально-результативная:фиксирует полноту освое­ния социальным субъектом правовой реальности, степень его «включенности» в эту реальность и реализации заложенных в праве свободы, равенства и справедливости. Эта подсистема характеризует взаимосогласованность правовой реальности и жизнедеятельности социального субъекта;

организационно-деятельностная:охватывает все виды правового поведения людей — правотворческого, правоприме­нительного, правоохранительного и др., функционально обе­спечивает деятельность граждан и органов правовой системы в рамках права.

Интеграционная основа системы правовой реальности — право, подсистемы правовой реальности обслуживают право и одновременно выступают механизмами его функциониро­вания.

С точки зрения элементного аспектаправовая реальность представляет собой надстроечное явление, включающее право­вые учреждения, правовые отношения и правовое сознание.

Следующий подходрассмотрения правовой реальности — сферный.В литературе по социальной философии отмечает­ся четыре основные сферы жизни общества: экономическая, политическая, социальная и духовная.

Соответственно этим сферам существуют экономическая правовая реальность, по­литическая правовая реальность, социальная правовая ре­альность и духовная правовая реальность. Эти реальности выступают в единстве материальных и духовных явлений.

Материально-производственные отношения имеют три сторо­ны: технологическую, экономическую и правовую. Правовая сторона по характеру субъектно-объектна, выступает через единство материального и идеального.

Так, любой экономи­ческий договор (например, договор аренды, ренты, дарения, энергоснабжения, купли-продажи и т.п.

) содержит общие по­ложения об обязательствах сторон данного правоотношения (идеальная природа, много субъективных моментов) и предпо­лагает реализацию исполнения договора (материальная при­рода деятельности, для которой договор выступает явлением объективного характера). Таким образом, правовая реальность выступает в виде правоотношений, правовых идей, правовой деятельности, правовой культуры, правовых учреждений.

Правовые учреждения— это специально созданные госу­дарством органы и организации, которые регулируют право­вые отношения, формирующие у граждан правовое сознание, обеспечивающие правопорядок, функционирование права, принятого в государстве.

К ним относятся суды, прокуратура, исправительно-трудовые учреждения, органы дознания и др. Исследованием правовых учреждений занимается юридиче­ская дисциплина «Правоохранительные органы».

Правовые отношения и правовое сознание рассмотрены в нижеследую­щих параграфах.

Правовая реальность, существующая как правовые отно­шения, правовое сознание и правовая культура, может быть охарактеризована с точки зрения ее сущности как социальная надындивидуальная правовая реальность и межиндивидуаль­ная правовая реальность.

Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:

Источник: https://megalektsii.ru/s50822t1.html

Глава 12 Система права

169

Дальнейший анализ показывает, что любой вид общественных отношений, в свою очередь, также обладает сложным строением. В нем могут быть выделены свои внутриструктурные подразделения — подвиды.

Имущественные отношения, например, включают в себя общественные отношения собственности, обязательственные, наследственные и др. Каждый из этих структурных подвидов регулируется не одной, а целостной группой юридических норм.

Так, собственности в ГК РСФСР было посвящено 65 статей, наследованию — 34 и т.д.

Читайте также:  Цб поднял курсы евро и доллара до уровня начала 2016 года

Группу юридических норм, регулирующих в пределах отрасли права отдельный подвид общественных отношений, теория называет правовым институтом.

Наконец, нельзя забывать, что общество — органическая система, в которой все виды общественных отношений существуют и функционируют в качестве целостности. Эта их целостность обусловливает и внутреннее единство отраслей права. Каждая отрасль регулирует отдельный вид общественных отношений, но все они вместе взятые обеспечивают нормальное функционирование общества как целого.

Кроме отраслей права, практика знает еще одну юридическую реальность — правовую общность, Это — совокупность юридических норм, которая имеет предметом комплекс общественных отношений, объединяемых близостью своих объективных свойств и особенностей методов правового регулирования.

Системе общественных отношений соответствует и система права, под которой в теории понимается исторически сложившееся единство юридических норм, подразделяющихся по правовым общностям и отраслям.

Иными словами, система права представляет собой совокупность правовых общностей и отраслей, которые дифференцированы на основе присущих им особенностей, соответствующих специфике системы общественных отношений данного исторического периода.

Итак, юридические нормы объединяются в правовые институты, те образуют отрасли права, отрасли права — правовые общности, а они — систему права. Впрочем, теоретическая мысль иногда следует и в обратном направлении: система права дифференцируется на общности, общности — на

170

отрасли, те подразделяются на правовые институты, а они — на отдельные юридические нормы.

Первичным элементом системы права выступает юридическая норма, а ее основные звенья — отрасли и общности. Юридический институт, будучи элементом отрасли права, самостоятельным элементом системы права не является.

2. Система права как объективная юридическая реальность

Система права как конкретная юридическая реальность — результат исторической эволюции. Будучи только стороной социального целого, право не развивается изолированно, само по себе, и структурные изменения в нем — лишь следствие изменений общества. Высшей формой социального развития является современное гражданское общество и соответствующая ему политическая форма — правовое государство.

Гражданское общество, как указывалось, структурировано. В каждой из его сфер складываются свои специфические отношения, особенности которых отражаются в отраслевых признаках юридических норм.

Противостояние индивидов, объединенных гражданским обществом, и государства, являющегося политической формой этого общества, выразилось в разделении права на публичное и частное.

Различие между ними нами уже проводилось в разделе, посвященном соотношению личности, общества, права и государства. Там было показано, что публичное право регулирует ту область общественных отношений, в которой главенствующую роль играет государство.

Если не упускать из виду, что государство — орган реализации общих дел страны, то становится понятным, почему публичное право основывается на принципе юридической централизации, предполагающем, что юридически значимые решения исходят от высших государственных органов.

Напротив, частное право регулирует ту область общественных отношений, где поступки субъектов определяются их собственной волей, юридически оформляемой договором.

← Пред. стр. 3 из 8 След. стр. →

Источник: http://law.pp.ru/tgp/teori/glava-12-p3

Фундаментальный труд, посвященный исследованию юридического концепта действительности

Гаджиев Г.А. Онтология права: (критическое исследование юридического концепта действительности): монография / Г.А. Гаджиев. М.: Норма: ИНФРА-М, 2013. 320 с.

Несмотря на то, что вопросам онтологии права посвящено не мало исследований[1], на мой взгляд, именно эта монография носит комплексный характер и должна занять достойное место на книжной полке тех, чьи интересы выходят за пределы существующей правовой реальности.

В своей монографии автор широко использует такие термины, как феноменологический анализ права, правовое концептуальное пространство, юридический концептуализм, юридический концепт реальности, юридический концепт действительности, правовая реальность, онтологическая сущность реальности, правовая действительность, биюридизм и др.

Хотел бы поделиться впечатлением от прочитанного и основными тезисами.

Что такое онтология права и в чем ее ценность?

Онтология права – это этика в широком смысле, включающем и этологию (В.В. Бибихин). Онтология права в качестве объекта познания рассматривает один из сегментов бытия человека – правовую реальность. Она систематизирует онтологические категории, имеющие отношение к миру права.

Онтология как методология включает в себя четыре элемента: феноменологическую редукцию, феноменологическую конструкцию, герменевтику и феноменологическую деструкцию (Хайдеггер)[2].

Практическая значимость онтологии права состоит в том, что она представляет собой разновидность методологической науки, причем не всеобщей, а отраслевой, юридической.

В качестве примера: автор выделяет следующие основные категории онтологии конституционного права – это конституционно-правовой спор, согласие (компромисс), баланс частных и публичных интересов и конституционно-правовое концептуальное пространство. Последняя категория является составной частью правовой реальности и основой для формирования доктрины конституционно-правового концепта действительности.

Право и его сущность.

Право – это очень искаженное зеркальное отражение действительности, поскольку оно неизбежно использует разного рода фикции, символы. Право – это правовые понятия, и самые важные из них – объект права (вещь), субъект права, правоотношения, вина, воля, источник права, ответственность и т.д.

С позиции онтологии право не имеет вневременного бытия, поскольку оно возникает, длится и исчезнет во времени (в отличие от математических, логических, а также «чистых этических идей»). Поэтому бытие государства и права предполагает не только вообще бытие людей, в отношении которых оно имеет силу, но и их подчинение данному праву и государству.

По мнению Г.А. Гаджиева право по своему содержанию ориентировано на преодоление препятствий для самореализации человека.

Идее (сущности) права тоже присуще стремление к реализации путем объективирования в нормах позитивного права и осуществлению в формах правомерного поведения субъектов права. Право представляет собой проекцию бытия самого человека.

Человеческая деятельность содержит в себе как реальные, так и идеальные аспекты. Право – это преимущественно идеальные предмет и форма деятельности. В мире права акцент делается на форме, а не на материи.

Основываясь на позиции А. Кауфмана, автор считает, что именно в правосудии впервые из закона возникает право. Суд является местом, в котором право осуществляется в его полноте.

Основной юридический дискурс заключается в приоритете позитивного либо естественного права, опирающегося на нравственные критерии.

В этом противоречие между внешним формализмом позитивного права и его внутренней содержательностью, но при этом формально (дефицитной моралью) исток теоретического многовекового противостояния между интернализмом школы позитивного права, когда достаточно создать «рай юридических понятий», научиться толковать законы и автономизировать право, считая его абсолютно самодостаточным, и экстернализмом школы естественного права, когда считается, что право находится в служебном положении по отношению к морали, когда базовой ценностью является ценность этическая – примат справедливости.

Автор справедливо отмечает высокую и явно недооценненную роль правовых принципов в механизме правового регулирования, которые являются отражением объективных закономерностей в сфере права.

Изучение правовых принципов следует считать одной из самых важных частей юридического источниковедения, т.е.

такого направления в науке теории права, которое призвано исследовать систему источников действующего права.

А объективно обусловленный характер правовых принципов повышает их значение в системе источников права и требует их безусловного учета и применения судами и другими правоприменителями.

По мнению автора общие принципы права и конституционные принципы занимают совершенно уникальное положение в онтологической картине права. Принципы права при определенной настройке юрисдикционного механизма продуцируют право из принципов.

Ценности права.

По мнению Г.А. Гаджиева созданные юристами разных стран и эпох юридические универсальные конструкций – фикции и презумпции являются общемировыми достижениями человечества.

Высшей ценностью является свобода человека. Она учитывается в виде юридического понятия естественных, неотчуждаемых прав человека. Правопорядок не может ограничить свободу человека в полном объеме – он не ограничивает свободу мыслить, мечтать, желать, свободу творчества.

Справедливость как цель, формализм, беспристрастностью и пространство этики – как способы достижения этой цели.

В главе 1 российской Конституции есть свой компендиум – свернутое содержание всей Конституции РФ. Это ст. 2, состоящая из двух важнейших положений, – своего рода итог многовековых философско-правовых рассуждений от Аристотеля – Канта до наших дней:

1) человек и его явление в сфере правовой действительности в виде его прав и свобод – превыше всего, высшая ценность;

2) главная обязанность государства в связи с этим состоит в том, чтобы: а) признавать, б) соблюдать и в) защищать права и свободы.

Читайте также:  Путин назначил себе советника

В теории права сложились две противоположные точки зрения.

Первая – это чистая теория права Г. Кельзена, уходящая корнями в концептуализм исторической школы права фон Савиньи. Кельзен считал, что необходимо очистить право от влияния каких бы то ни было ценностей – политических, идеологических, нравственных, религиозных.

Чистое право должно быть построено исключительно на основе юриспруденции. Чистая теория права требует рассуждения о праве лишь в структуралистских терминах, максимально избегая ценностных суждений. Эту идею повторил Г.

Харт в своей статье о позитивизме и необходимости разделения права и морали: слияние морали и права губительно для правовой системы.

Вторая точка зрения высказана Р. Дворкиным, который, напротив, считает, что необходимо оценивать конституционные ценности сквозь призму нравственных ценностей, прежде всего справедливости[3].

Автор утверждает, что ценностный подход к конституционному праву не может ограничиться утверждением, что есть некая система конституционных ценностей (или даже их иерархия), что есть некое замкнутое, недоступное для других ценностей концептуальное пространство конституционного права.

Последовательно применяя ценностный подход к праву, мы вынуждены будем выйти за строгие очертания самого права (Н. Неновски)[4]. На систему конституционных ценностей влияют нравственные и иные ценности.

Строго юридически балансировка равноценных конституционных принципов, осуществляемая судьями высших судов, – это одна из форм конституционной политики.

Правовая реальность и реальность права.

Правовая реальность – это и право, и изучающая его юриспруденция.

В монографии автор убедительно показал, что парабола философской мысли: Платон – Августин – Декарт – Кант – Коген – Франк – может привести нас к выводу о том, что правовая реальность не ограничивается реальностью существующих юридических норм, действенность которой поддерживается такими институтами, как суд, тюрьма и т. д., но это и реальность правосознания как отдельного человека, так и общества в целом.

Структура правовой реальности в онтологическом аспекте представляет собой противоречивое единство (дуализм) естественного и позитивного права. Реальное, или действительное, право есть единство справедливости, составляющей его предметно-институциональную форму. Поэтому необходимыми условиями действительности права являются как справедливость, так и позитивность.

Реальность права – это реальность юридических актов, исходящих от нормотворческих, властных органов государства. Например, сведение естественного права к неким общим правовым принципам, общим для всего человечества правовым идеям имеет важное значение для понимания реальности права.

Автор пишет о двух самостоятельных «областях» социальной жизни – пространстве права и пространстве морали. Это разделение освящено мнением Канта, который установил между двумя этими пространствами дуализм, причем совершенно безысходный и безнадежный, в том смысле, что нравственная идея всегда стремится ввысь, праву же суждена роль «догоняющей» области.

Право зарождается в реальной действительности социальных отношений, в гуще конфликтных правовых ситуаций. Возникающее при этом право объективируется либо в авторитетном решении суда, либо затем в законе. Источником же таких правообразующих ситуаций чаще всего является соприкосновение пространства морали и пространства права.

Процесс познания права приобретает амбивалентную форму: в упрощенном, редуцированном виде познание сводится к теории юридического силлогизма, согласно которой юридическое решение – это результат наложения юридических правил, установленных в законе (большая посылка), на фактические обстоятельства возникшего спора (малая посылка). Но объективным фактом является и то, что закон всегда отстает от развивающихся социальных отношений, он каждый день стареет, как и биологические существа. Поэтому познание в правовой реальности не сводится к познанию формально-юридическому, оно должно ориентироваться на поиск объективного элемента, на выявление права. Лучшим образом такое познание осуществляется при разрешении конкретных споров, особенно таких, когда спорящие являются носителями равновеликих правовых ценностей.

Г.А. Гаджиев считает, что существуют два возможных подхода к миру права – интерналистский и экстерналистский. Интерналистский подход к правовой реальности – это, по сути, онтологический подход к этой реальности как к самодостаточной, автономной от прочих гуманитарных наук.

Высокая романтическая мечта экстерналистской юриспруденции состоит в следующем: необходимо добиваться, чтобы юридические решения отвечали трем разным (с точки зрения отнесения к научным дисциплинам) критериям: законности, эффективности, справедливости. Возможно ли осуществить эту мечту? На этот вопрос юридический позитивизм и юснатурализм дают противоположные ответы. Что совершенно не удивительно.

Что касается российской правовой реальности, то она очень точно сформулирована Бибихиным: всегда в России все тонуло в сочетании внешней неопределенности и внутренней жесткости[5].

Суть онтологической характеристики российского права заключается в следующем: в России нет почвы для действия конституционного принципа равенства всех перед законом и судом, являющегося ядром концепции правового государства наряду с таким ее существенным элементом, как принцип правовой определенности.

Юридический концепт действительности.

Юридический концепт действительности входит в «абстрактную» часть правоведения, которую составляет философия права и теория права. Он является сердцевиной методологически самостоятельной науки, изучающей правовую реальность как некое смысловое целое, как самостоятельный анклав жизни.

Вся жизнь, все ее улучшения, обозначаемые словом прогресс, вся ее культура делается рефлексом цели, только людьми, стремящимися к той или иной цели.

Человеческие сообщества постоянно стремятся к тому, чтобы в них было больше справедливости.

И эта цель тоже основана на рефлексе, детерминирующем постепенное появление системы объективно возникших юридических идей, называемых юридическим концептом действительности.

Право благодаря юридическому концепту обрело самостоятельность, при этом оно избавилось от методологического синкретизма.

Юристам достаточно давно стало очевидно, что диффузия правового и этического пространства может нанести праву больше вреда, чем пользы, а это значит, что для него пагубны такие этические проявления, как излишняя доброта, сострадание, мягкость, патернализм, в общем – горячее горение сердца! Для юридического концепта важнее формальное равенство, объективность, беспристрастность.

Автор выделяет основной для современной онтологии права вопрос: как найти разумное сочетание пространства права с его формализмом и беспристрастностью и пространства этики с его идеей справедливости? 

Онтологическая проблематика.

Г.А. Гаджиев выделяет следующие, на его взгляд, самые актуальные онтологические проблемы:

1. Спор о том, в какой мере следует признать наличие «мирового права», «общих основ права» (Р. Алекси), т.е. идею глобализации правопорядка, которая вступает в противоречие с идеей культурного релятивизма.

2. Существует необходимость развития, совершенствования юридического концепта действительности.

Автор ставит вопрос об определении грани, за которой первоначально допустимое осуществление принадлежащего человеку права превращается в неправо, а государство в связи с этим отказывается его защищать.

Поднимаются вопросы о бытии права и о бытийном основании, в котором право, со своей стороны, первоначально основано не поддается рациональному пониманию, отчего и является вечным вопросом философии права.

В монографии выделяются опасности, связанные с внутренним состоянием человека:

1) проблемный и рискованный характер права, на котором основаны достоинство людей и свобода познать и признать объективный закон, одновременно заключена опасность проглядеть его, забыть или утратить его понимание. Такая опасность равнодушия перед призванием и ответственностью грозит прежде всего скептикам и релятивистам.

2) попытка отказаться от свободы и «потеряться в обманчивой надежности заданного поведения», которое представителями привилегированного слоя воспринимается не как гнетущее принуждение, но как само собой разумеющееся. Эта опасность грозит позитивистам,

3) игнорирование того, что не может быть абсолютной свободы, что всякая свобода предполагает признание «заданной великой взаимосвязи порядка». Этой опасности подвержены определенные направления философского идеализма и теории сверхчеловека.

Всем интересующимся правом, его познанием, эстетикой и проблемами, рекомендую к прочтению.

 

[1] Алпатов А.А. Эпистемология и онтология права // NB: Вопросы права и политики. 2013. N 12. С. 127-194; Берлявский Л.Г., Липчанская И.В. Правовая реальность как категория онтологии права // История государства и права. 2015. N 17. С. 38-43; Веденеев Ю.А. Юридическая картина мира: между должным и сущим // Lex russica. 2014. N 6. С. 641-654; Воротилин Е.А.

Онтология права в теории институционализма // Правоведение. 1990. N 5; Оглезнев В.В., Суровцев В.А. Проблемы верификации конституционных норм // Журнал российского права. 2014. N 10. С. 48-58; Поскачина М.Н. Парадокс феноменологического метода в праве // История государства и права. 2015. N 13. С. 19-24; Степанян О.М. Общая характеристика априорной сущности права // Безопасность бизнеса.

2007. N 4; Стовба А. В. Истина как онтологический фундамент научной юрипруденции // Фiлософiя права i зачальна теорiя права. Приложение к журналу «Право Украiни». 2012. № 1. С. 101-107; Честнов И.Л. Диалогическая онтология права в ситуации постмодерна // Правоведение. 2001. N 3; Юсубов Э.С.

Читайте также:  Преимущественное право покупки доли в квартире: верховный суд восстанавливает права долевого собственника определение по делу № 33-кг18-4 от 21.08.2018 г.

Знаки онтологии в Конституции Российской Федерации // Вестник Томского государственного университета. Право. 2013. N 2 и др.

[2] Стовба А.В. Правовая ситуация как исток бытия права. С. 55-62.

[3] Дворкин Р. О правах всерьез. М., 2004.

[4] Неновски Н. Право и ценности. М., 1987. С. 25, 29.

[5] Бибихин В.В. Введение в философию права. М., 2005. С. 126; Бибихин В.В. Другое начало. СПб., 2003. С. 391.

Источник: https://zakon.ru/blog/2016/4/18/fundamentalnyj_trud_posvyaschennyj_issledovaniyu_yuridicheskogo_koncepta_dejstvitelnosti_42997

Правовая реальность ее сущностные характеристики Онтологическая природа права

Правовая реальность, ее сущностные характеристики Онтологическая природа права. Правовые отношения и правовое сознание, сущность и структура.

онтология (от греч. оntos- сущее, бытие и logos – учение) – учение о сущем. Главным понятиями являются категории бытия и небытия, охватывающее природу, общество, человека, культуру.

Эвристическая значимость таких предельно широких понятий, как «бытие» , «небытие» , «действительность» и другие, заключается в том, что они позволяют через общее познать и понять конкретное, единичное. Бытие – это нечто существующее, это то, что есть.

Противостоит бытию небытие – как ничто, как то, чего нет. Бытие следует рассматривать не в статике, а в динамике, как процесс.

В ракурсе такого подхода можно выделить: прошлое бытие – как то, что было когда-то, но сейчас его нет будущее бытие – как-то, что будет когда-то, но сейчас его нет; настоящее бытие – как то, что существует здесь и сейчас, как актуальное бытие, как сущее, которое именуется действительностью.

Прошлое настоящее и будущее бытие в своем единстве формируют реальность. Реальность – это совокупность существовавшего, существующего и могущего существовать во всех сферах природы и общества.

Ту часть реальности, которая вовлечена в жизнь человека, называют жизненным миром. Часть жизненного мира называют повседневной реальностью – это мир человека в системе различных явлений, связанных с другими людьми.

Повседневная реальность, например, это уборка квартиры, закупка продуктов, приготовление пищи, работа, учеба и т. п.

Повседневной реальности противостоит системный – нормативно-оценочный мир, подчиняющий человека, диктующий ему моральные, правовые, политические и другие правила и требования.

Он регламентирует жизненный мир человека (с такого-то возраста можно идти в школу, вступать в брак, привлекаться к уголовной ответственности, участвовать в выборах органов власти и т. д. ), предписывает, как вести себя, скажем, по отношению к старшим, к женщинам, к нуждающимся в помощи.

Повседневная реальность и системный мир формируют жизненный мир как реальность, в которой осуществляется жизнедеятельность человека. Одно из важнейших мест в нем принадлежит правовой реальности.

Правовая реальность является способом организации и интерпретации определенных аспектов социальной жизни, бытия человека. Бытие права отличается от бытия собственно социальных объектов. Ибо мир права – это мир долженствования, а не существования.

Введение в правоведение категории «правовая реальность» позволяет рассматривать право не просто в качестве надстроенного явления (общественного отношения, института, формы общественного сознания), а как особый мир, автономную область человеческого бытия, имеющую собственную логику и закономерности, с которыми нельзя не считаться.

Правовая реальность представляет собой систему, существующую в рамках человеческого бытия. Как любая система она состоит из элементов, наделенных индивидуальными функциями.

С точки зрения элементного подхода правовая реальность представляет собой надстроечное явление, включающее: правовые учреждения; правовые отношения; правовое сознание.

Правовые учреждения — это специально созданные государством органы и организации, которые регулируют правовые отношения, формирующие у граждан правовое сознание, обеспечивающие правопорядок, функционирование права, принятого в государстве. Это: суды, прокуратура, исправительнотрудовые учреждения, органы дознания и др.

Правовые отношения – это все социальные взаимодействия, детерминированные правом. Они охватывают и материальную, и духовную жизнь общества. Право через нормированную законами деятельность вплетено в экономические отношения – в отношения производства, обмена, потребления и распределения материальных благ; это закрепление юридических прав на собственность и др.

Люди, занимающиеся производственной деятельностью, вступают друг с другом не только в производственные, но и в правовые отношения. В частности, в сфере собственности они касаются права владения и не владения. В этом смысле отношения собственности становятся правовыми.

Сами правовые отношения активно влияют на экономические отношения, тормозят или ускоряют их развитие. Несоответствие правовых отношений изменившимся экономическим экологическим демографическим и другими материальным условиям порождает конфликтные ситуации, ведет к обострению социальных противоречий.

Будучи зависимыми, от экономических отношений и призванными защищать их, правовые отношения не всегда «поспевают» за изменениями материальной жизни.

Это происходит, прежде всего, потому, что правовые отношения выражают интересы не всего общества, а определенных групп (классов, кланов, конфессий, властной элиты), которые заинтересованы в сохранении удовлетворяющего их статус-кво.

В силу этого правовые отношения становятся субъективизированными, а правовая деятельность организуется таким образом, чтобы защитить властные и экономические интересы господствующей группы.

Таким образом, правовые отношения формируются в процессе деятельности индивидов, социальных групп, регламентированной правовыми нормами.

Такие отношения являются объектносубъективными так как зависят от объективных условий, и от субъективного права.

Правовое сознание – это осознанная правовая реальность, жизненный мир человека, отраженный с точки зрения законного и незаконного в идеях, теориях, научных и эмпирических знаниях, обычаях и традициях, чувствах и эмоциях. Основным содержанием правового сознания выступает знание о требованиях установленных норм.

Человек всегда имеет представления о содержании требуемого и о последствиях в виде санкций в случае несоблюдения нормы. По своей природе правосознание идеально, являясь отражением правовой реальности, материальных отношений.

Однако, будучи отраженным и осознанным, оно материализуется в практических поступках, в деятельности людей. Как сознание вообще, правовое сознание субъективно, формируется обществом, зависит от общества. В тоже время правосознание общества объективно по отношению к индивиду или группе людей.

По этому у каждого индивида, у каждой социальной группы существуют элементы собственного правосознания, не совпадающие с правосознанием общества в целом.

Теоретический уровень – это система научных знаний о праве (наука) и правовая идеология. Правовая наука (юридическая наука) изучает право как особую систему социальных норм, и различные аспекты правоприменительной деятельности.

Она обеспечивает научность и процесса формирования правового сознания, и самого правового сознания как отражения правовой реальности, опирающегося на знание объективных закономерностей общественного развития.

Правовая идеология есть система правовых идей, теорий, воззрений, норм, регулирующих поведение людей в обществе, а также система оценок этих норм гражданами конкретного государства.

правовая идеология выступает защитницей интересов определенных социальных групп – правящей элиты, класса, религиозной конфессий. В каждом обществе всегда наличествуют разные правовые идеологии : идеология власть предержащих и идеология обездоленных.

Обыденный уровень – это отражение правовой реальности в виде эмпирических знаний, а также правовая психология. Эмпирические правовые знания – это знания, полученные социальным субъектом на основе собственного социальноправового жизненного опыта. Таково, например, знание о воздаянии за совершенный проступок.

Правовая психология – совокупность правовых чувств, эмоций, настроений, переживаний, обрядов, обычаев, навыков и привычек, в которых отражается жизненный мир человека, его повседневная правовая реальность. В отличие от идеологии в правовой психологии меньше группового, меньше политического интереса, но больше подлинно человеческого.

Формируясь стихийно, в основном опытным путем, она более консервативна, чем идеология, и менее подвержена изменениям связанным со сменой власти.

Правовая реальность как взаимодействие повседневной реальности и системного мира – сложное образование со своей структурой: правовыми отношениями, правовыми учреждениями и правовым сознанием. Каждый из этих элементов выполняет определенные функции. Правовая реальность – это жизненный правовой мир человека, который, с одной стороны — объективный, а с другой – формируется самим человеком.

Источник: http://present5.com/pravovaya-realnost-ee-sushhnostnye-xarakteristiki-ontologicheskaya-priroda-prava/

Ссылка на основную публикацию