Признание правовой доктрины источником права

Правовая доктрина(как источник права)

— придание некоторым положениям научных работ в области юриспруденции общеобязательного значения. В качестве источника права правовая доктрина известна уже на ранних этапах развития права. В 426 году н.э.

в Риме был принят специальный закон, согласно которому положения работ наиболее известных юристов — Папиниана, Гая, Павла, Ульпиана и Модестина признавались обязательными для судей. Точнее сказать, уже начиная с римского императора Августа, работам, указанных юристов было придано значение jus respondendi.

Это означало, что решение по делу судья может выносить не только на основании действовавших в то время законов, но и ссылаясь на высказывания указанных юристов. Ничего подобного последующие эпохи развития права не знали. В то же время правовая доктрина в качестве источника права известна и современным правовым системам.

В частности, действующий гражданский кодекс Швейцарии содержит норму, предоставляющую правоприменительным органам право в случаях пробела в законодательстве решать рассматриваемый спор, основываясь на положениях работ наиболее известных специалистов в области гражданского права.

Для мусульманской правовой системы правовая доктрина и ныне признается едва ли не важнейшим источником права. Труды ученых-юристов, по признанию ведущих специалистов по мусульманскому праву, «являются единственным источником права».

В юридической науке до сих пор не уделено пристального внимания сущности и значению доктринальных, научных представлений о праве в рамках духовной жизни России и правосознания общества.

Вместе с тем, правовая доктрина как система господствующих в обществе представлений о праве способна не только отражать юридическую действительность, но и творчески преобразовывать все части правовой системы общества – правосознание, правотворчество, правореализацию и позитивное право.

Необходимость познания природы правовой доктрины определяется формально-юридическими причинами. Во-первых, в России продолжаются споры учёных относительно понятия и системы источников права.

Более того, споры усугубляются тем, что до сих пор не принят федеральный закон «Об источниках права», который бы установил виды и иерархию источников права в России, в том числе определил роль правовой доктрины в правовой системе.

Во-вторых, в России среди принимаемых государством нормативно-правовых актов появились Доктрины (Военная Доктрина, Экологическая Доктрина, Доктрина информационной безопасности и др.), место которых в иерархии источников права не устанавливается позитивным правом.

В-третьих, согласно статьям 1191 Гражданского Кодекса РФ, ст. 116 Семейного Кодекса РФ 1995 г., ст. 14 Арбитражно-процессуального Кодекса РФ 2002 г.

– содержание норм иностранного права, регулирующего отношения с иностранным элементом устанавливается в соответствии с их официальным толкованием, практикой применения и доктриной в соответствующем иностранном государстве.

Статья 38 Статута Международного Суда Организации Объединённых Нации к источникам права, которые применяет Международный Суд, относит доктрины наиболее квалифицированных специалистов в области публичного права». Иными словами, российское право признаёт правовую доктрину источником международного частного, процессуального и международного публичного права.

В-четвёртых, остается неопределённым значение и место правовой доктрины в системе источников российского права в условиях её фактического применения правотворческими и правоприменительными органами.

В современной России правовая доктрина является источником права в силу её фактического признания как общепринятой и авторитетной при создании и реализации права, а также формально-юридического закрепления как: источника права международного частного и публичного права.

Её способами выражения выступают: принципы права, юридические дефиниции, доктринальное толкование норм права, юридические конструкции, правила разрешения юридических коллизий, правовые аксиомы, презумпции, сентенции, правила составления и оформления юридических актов, правовые догмы, правовые преюдиции, правовые позиции.

Правовые доктрины можно классифицировать:

— по форме выражения – письменные и неписьменные,

— по отношению к религии -религиозные и светские,

— по сфере действия – международные и национальные,

— в зависимости от способа санкционирования – обязательные и рекомендательные,

— по содержанию – воспроизводящие другие источники права и непосредственные, имеющие самостоятельное юридическое значение,

— в зависимости от круга создателей – персонифицированные и коллективные,

— по распространению – универсальные и частные,

— формам внешнего проявления – проекты нормативно-правовых актов, заключения по вопросам толкования и применения права в конкретных случаях, труды учёных, признанных обязательными государством при разрешении юридических споров.

Действие правовой доктрины в юридической практике

Источник: https://tradesmarter.ru/analitika/prs_pravovaya-doktrinakak-istochnik-prava_aadde.html

Научная доктрина как источник права

Реферат*

Код 234203
Дата создания 08 июня 2016
Страниц 7
Мы сможем обработать ваш заказ 28 ноября в 10:00 [мск]Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.

Описываю научную доктрину
Оригинальность выше 80% …

1. Введение………………………………………………………………………… 2. Основная часть………………………………………………………… 3. Заключение…………………………………………………………………… 4. Список используемой литературы………………

Источником права именуется то, чем руководствуется практика в разрешении юридических дел. И практически в любой правовой системе вопрос о видах источников права – это, в первую очередь, вопрос использования и эффективности использования источника права на практике.

Ими являются В.В. Сорокин, С.В. Бошно, Н.Н. Разумович, Н.Л. Гранат, Т.Н. Нешатаева, К.Н. Кононов. Дореволюционными авторами, являющимися сторонниками признания доктрины источником права, являются Л.И. Петражицкий и Н.Л. Покровский.Защитники позиции признания правовой доктрины источником права приводят два основных довода в поддержку своих взглядов.

Первый довод состоит в том, что соответственно статьям 1191 ГК РФ, 116 СК РФ «содержание норм иностранного права, регулирующего отношения с иностранным элементом, устанавливается в соответствии с их официальным толкованием, практикой применения и доктриной в соответствующем иностранном государстве», таким образом, современным российским правом научной доктрине придана обязательность.

Вторым доводом является возможность правоприменительных органов в случае противоречивости юридических норм и возникновения пробелов в праве обращаться к правовой доктрине. На мой взгляд, вышеприведённые доводы позволяют считать, что правовая доктрина действительно является в России источником права, однако актуальным остаётся вопрос о месте правовой доктрины в иерархии источников права.

В чём же состоит преимущество признания доктрины источником права? Какие её особенности позволяют успешно поместить научную доктрину в разряд источника права на благо лучшего функционирования правовой системы?По мнению таких авторов, как Эмерсон Тиллер и Фрэнк Кросс, правовая доктрина – это аналог права.

Правовая доктрина устанавливает термины и понятия в некоторой сфере правоотношений для будущего разрешения дел. Традиционный подход к праву также неразрывно связан с доктриной. Язык, на котором излагаются юридические мнения, отражает всё право.Большое число правоведов сейчас признают, что судебная идеология оказывает влияние на судебные решения.

Эмпирический анализ, проведённый Фрэнком Кроссом, показал, что при отсутствии доктринального регулирования судьи в большинстве случаев опираются на свою интуицию, нежели в делах, при разрешении которых руководствуются научной доктриной.

Судьи при приведении удовлетворительного обоснования своего решения могут вполне закономерно ощущать, что их вынесенное решение справедливо, и, более того, в большинстве случаев не имеют достаточно времени на подготовку развёрнутого в должной мере и общего обоснования.

Наконец, когда определённое количество судей решают дело совместно, им всегда приходится найти некий более приемлемый для всех компромисс, и иногда в этом деле только менее общий, сложный и обширный характер оправдания способен удовлетворить эту потребность.

Читайте также:  "победа" проиграла: суд не позволил перевозчику сократить бесплатную ручную кладь

Эти наблюдения, с моей точки зрения, вполне заслуживают право быть весомыми контраргументами к доводам приверженцев позиции непризнания научной доктрины источником права, опирающихся на факт возможности наличия разногласий во взглядах и мнениях учёных-юристов.

Ведь судебное решение, полностью основывающееся на мировоззрении правоприменителя (можно вспомнить революционное правосознание суда с большевистской идеологией в период после революции 1917 г.), гораздо более болезненно скажется на праве, чем разногласие по поводу юридического вопроса в среде учёных, которое, по сути, не является неразрешимой проблемой для права.

В отличие идеологии, на которую в рассмотренном случае опирается правоприменитель (судья) и которая базируется на его сознании, доктрина обладает доказательствами своих тезисов, она рациональна. Если в научной доктрине и закреплена определённая идеология, то она выступает в ней в перспективном обличии, т. е. как цель, которая может быть достигнута.

Касательно проблемы многообразия мнений авторов по одному юридическому вопросу, практикой должны быть востребованы взгляды наиболее авторитетных учёных-юристов. Так, например, в некоторых правовых системах судам запрещено ссылаться на мнения живущих учёных.

Или, к примеру, профессор Дэвид Уолкер в своей книге «Судебные решения и доктрина в шотландском праве» цитирует обращение лорда Норманда, который говорит, что «на Стэйра, Эрскина и Белла суды ссылаются ежедневно и они должны так же уважать их, как мнение Палаты Лордов… Они словно… Коук и Блэкстон для английского права…».

Я полагаю, научная доктрина может оказать помощь судам в условиях юридизации и накопления большого количества законодательных актов, что, на мой взгляд, может стать актуальным для России в будущем.

Чем больше количество законодательных актов, тем сложнее судье разрешить дело, опираясь на правовые предписания – гораздо проще судье придумать на его взгляд более приемлемое решение и найти ему нормативное обоснование в законодательной массе. Научная доктрина в данном случае может быть умственно экономичной, позволяя быстрее разрешить дело, так как судье не придётся переосмыслять логические подпорки справедливости на основе представленной фактической стороны дела. Более того, правовая доктрина может отражать глубинные психологические аспекты, также привитые к разуму судьи, подобным образом позволяя ему актуализировать данные психологические предпочтения в контексте судебного решения, что делает правовую доктрину специально подготовленным для этого инструментом.Рассуждая о положительных свойствах научной доктрины, следует сказать, что учёные-юристы выбирают для себя предмет своего исследования абсолютно свободно, не скованные никакими рамками, тогда как судья почти всегда ограничены рамками дела, по которому идёт производство, и интересами соперничающих сторон. Авторы обязаны руководствоваться точными, ясными понятиями и, в конечном итоге, после основательного изучения и обсуждения проблемы, их точка зрения выражается также ясно.

1. Васильев А.А. Правовая доктрина – источник российского права: теоретические вопросы. // ЕврАзЮж. 2009. № 7. URL: http://www.eurasialaw.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=3999:2013-03-11-10-56-38&catid=184:2010-12-13-11-50-40. 2. Ковалева Л.А. Место доктрины в системе источников права // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2009. № 3 (4). С. 82-83. ISSN 1997-292X. 3. Малиновский А.А. Доктрина как источник уголовного права (сравнительно-правовые аспекты) // Международное уголовное право и международная юстиция. 2009. № 1. С. 3 – 6.

4. Полдников Д.Ю. Актуальность изучения научной доктрины в рамках курса истории государства и права зарубежных стран (на примере института договора в традиции iuscommune). М.: НИУ ВШЭ, 2012. С 505 – 519.

Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.

* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала, который не является научным трудом, не является выпускной квалификационной работой и представляет собой результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, но может использоваться в качестве источника для подготовки работы указанной тематики.

Источник: https://ReferatBank.ru/market/referat/i/234203/referat-nauchnaya-doktrina-kak-istochnik-prava.html

2.8 Доктрина права. Аналогия права и закона. Общие принципы права цивилизованных народов | Тема 2 Источники международного частного права | Читать онлайн, без регистрации

2.8 Доктрина права. Аналогия права и закона. Общие принципы права цивилизованных народов

Данные институты считаются самостоятельными источниками МЧП в законодательстве многих государств и доктрине права. В российском законодательстве перечисленные институты к источникам права не относятся (за исключением аналогии права и закона).

Доктрина права – это высказывания ученых, признанные на официальном, государственном или международном уровне (экспертные заключения, учебники и монографии, комментарии к законодательству, ответы на запросы официальных органов и должностных лиц).

Во всех цивилизованных государствах существует «право разногласий» (jus contraversum) – ученые вправе высказывать различные мнения по одному и тому же вопросу. Если доктрина имеет практическое применение, то государственные органы свободны в выборе между различными точками зрения, высказанными юристами.

Российский законодатель учитывает оценку доктрины как источника МЧП в других государствах (ст. 1191 ГК РФ, ст. 14 АПК РФ), но не считает разработки российских ученых даже вспомогательным источником права.

В отечественной литературе до сих пор высказываются мнения, что для МЧП «признание доктрины (идеологии) в качестве источника права невозможно, так как в случае ее признания участвующие в международном гражданском обороте субъекты, правовая система которых основана на непризнании ее в качестве источника, не смогут получить достаточной, соразмерной и аналогичной их национальному праву защиты». Тем более «нежелательно законодательное закрепление правовой доктрины в качестве источника права». С подобной позицией согласиться нельзя. Именно наука (сравнительное правоведение, сравнительный и системный анализ) сыграла основополагающую роль в становлении и развитии МЧП; разработки ученых отражены в современных национальных кодификациях МЧП. Роль доктрины как источника права подчеркивается в работах большинства известных российских ученых (Л. А. Лунц, М. М. Богуславский, Г. К. Дмитриева, В. П. Звеков). Уместно напомнить, какую роль в 90-х гг. XX в. в России и других постсоветских государствах сыграла доктрина для разработки законодательства о формировании органов власти, рыночных институтов, средств массовой информации.

Читайте также:  Консультация адвоката онлайн

Законодательство некоторых государств включает доктрину в перечень источников МЧП: «Право, применимое для регулирования отношений, связанных с иностранными правовыми системами, определяется в соответствии с международными договорами…, согласно нормам настоящей Книги… Дополнительно являются применимыми принципы и критерии, провозглашенные доктриной международного частного права» (ст. 2047 ГК Перу).

Доктрина – специфический источник права: это не результат нормотворческой деятельности государства, выраженный в правовых актах, договорах, судебных решениях и обычаях, а разработанные и обоснованные учеными-юристами положения, конструкции, идеи.

Такие разработки имеют определенную юридическую силу и обладают свойствами регулятора общественных отношений (Д. В. Дождев).

С течением времени воззрения крупных юристов становятся составной частью нормативных правовых актов, судебных решений или применяются как общепризнанные правила поведения.

В европейских государствах формально-юридическим источником МЧП выступает только законодательство, однако на практике доктрина в этой отрасли права играет особенно заметную роль. Континентальное право формировалось и развивалось под влиянием доктрины, европейские теоретики МЧП всегда оказывали большое влияние на судебную практику и совершенствование законодательства.

В настоящее время доктрина МЧП широко используется в целях его унификации и гармонизации. Разработки Международного института по унификации частного права (УНИДРУА), Гаагских конференций по МЧП и Комиссии международного права лежат в основе многих международных соглашений и применяются большинством национальных законодателей для усовершенствования МЧП различных государств.

Оценка доктрины в качестве самостоятельного источника МЧП связана с различным регулированием одних и тех же отношений в законодательстве разных государств и необходимостью унификации такого регулирования, с наличием в МЧП огромного количества пробелов.

Основной функцией доктрины как источника МЧП является максимальное восполнение этих пробелов на уровне научных разработок. Проблемами МЧП занимались и занимаются многие видные ученые: М. Вольф, Э. Рабель, Х. Кох, У. Магнус, Нибуайе, А. Батиффоль, Дж. Чешир, П. Норт, Л. А. Лунц, М. М. Богуславский, Г. К. Дмитриева, Н. И. Марышева, Л.

П. Ануфриева, Н. Ю. Ерпылева, О. Н. Садиков, В. П. Звеков, А. Л. Маковский.

Аналогия права и аналогия закона. Аналогия закона заключается в следующем: если отношения прямо не урегулированы законодательством, или соглашением сторон, или обычаями делового оборота, к таким отношениям (когда это не противоречит их существу) применяется законодательство, регулирующее сходные отношения.

Аналогия права применяется, если невозможно использовать аналогию закона: права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и требований законодательства, требований добросовестности, разумности и справедливости. Аналогия права и закона известна со времен римского права законодательству большинства государств мира.

В российском материальном праве аналогия права и закона не включена в перечень источников гражданского или семейного права. В соответствии со ст.

6 ГК РФ аналогия права и закона – это институты гражданского права: в случае когда гражданские отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон, отсутствует применимый обычай делового оборота, к ним применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона).

При невозможности использовать аналогию закона права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права).

В процессуальном законодательстве РФ закреплен иной подход – аналогия права и закона включены в перечень источников материального права, применяемого судом при разрешении гражданских дел. В п. 3 ст.

11 ГПК РФ установлено: «В случае отсутствия норм права, регулирующих спорное отношение, суд применяет нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм разрешает дело, исходя из общих начал и смысла законодательства (аналогия права)». Аналогичное положение содержит п. 6 ст. 13 АПК РФ.

Необходимо обратить внимание на название статей – «нормативные правовые акты, применяемые при рассмотрении дел». Таким образом, законодатель прямо закрепляет, что аналогия права и закона имеет нормативно-правовой характер.

Статья 1 ГПК РФ устанавливает перечень источников процессуального законодательства.

В случае отсутствия нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникающие в гражданском судопроизводстве, суды общей юрисдикции применяют норму, регулирующую сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии такой нормы действуют исходя из принципов осуществления правосудия (аналогия права). В арбитражном процессе суды не наделены правомочием создавать процессуальные нормы по аналогии.

В отсутствие надлежащей нормы суд должен положить в основу решения правило, выведенное им самим из общих начал и смысла законов, т. е. фактически создать правило, пригодное для регулирования спорного правоотношения.

В подобных случаях судья руководствуется судебной практикой, правилами, которые применялись ранее при рассмотрении аналогичных дел. В отсутствие такой практики судья самостоятельно формулирует соответствующее правило, которое позволяет разрешить спор.

Принятие судебного решения по аналогии закона или на основании оценочных понятий права, содержание которых не регламентируется в источниках права, представляет собой позитивное правотворчество суда.

Формой существования правовой нормы выступает мотивировочная часть судебного решения (создание по аналогии материально-правовой нормы) либо протокол судебного заседания (создание по аналогии процессуально-правовой нормы).

В законодательстве некоторых стран прямо закреплено, что аналогия права и закона представляет собой самостоятельный источник МЧП.

Статья 1 Закона о МЧП Венесуэлы предусматривает: «Обстоятельства дела, связанные с иностранными правовыми системами, регулируются нормами международного публичного права… при их отсутствии применяются нормы венесуэльского международного частного права… за их неимением используется аналогия».

Современный законодатель расценивает аналогию права и закона как самостоятельные источники права. Такая же оценка аналогии права и закона имеет место в судебной практике и доктрине.

Причины подобной оценки этих институтов те же самые, вследствие которых самостоятельным источником МЧП считается доктрина права.

Основные функции аналогии права и закона в МЧП – восполнение пробелов, адаптация коллизионных норм, решение интерлокальных, интертемпоральных и интерперсональных коллизий, толкование принципа реальной связи и закона существа отношения.

Общие принципы права цивилизованных народов. В соответствии со ст. 38 Статута Международного суда ООН общие принципы права – самостоятельный источник международного публичного права.

Статут предусматривает, что наряду с международными договорами и обычаями Международный суд должен применять «общие принципы права, признанные цивилизованными нациями». Договор и обычай – формы существования международно-правовых норм; общие принципы права также можно считать такой формой.

В Статуте подчеркивается, что по желанию сторон Суд может разрешать спор не на основе международного права, а на основе принципов справедливости и доброй совести (принцип справедливости и доброй совести – общий принцип права).

Общие принципы права входят в систему международного права и являются источниками МЧП любого государства. «Общие принципы права, например принципы pacta sunt servanda или nemo dat… квалифицируются в качестве отдельного источника права» (Р. Гуд).

Читайте также:  Украина ввела санкции против российских компаний

Общие принципы права устанавливаются путем выделения общего в различных правовых системах. Подобные совпадающие нормы признаются регуляторами международных отношений в силу их идентичности, несмотря на разнонациональное происхождение.

Однако известные большинству правовых систем юридические постулаты (закон не имеет обратной силы, специальная норма отменяет общую) не могут быть полностью идентичными (по объему, сфере применения, кругу лиц); они по-разному интерпретируются в различных правовых системах.

Это закономерно, так как своим происхождением общие принципы права обязаны внутреннему праву.

В доктрине высказывается мнение, что применение этой категории более логично не в сфере международного публичного, а в сфере международного частного права: «Унификация международных контрактных отношений предполагает поиск тех общих основ, на которых могло бы строиться их регулирование, среди прочего, и в совпадающих нормах национальных правовых систем» (С. В. Бахин). Общие принципы права в значительной степени имеют технико-юридический характер. Комментируя Вашингтонскую конвенцию 1965 г., Ч. Шреер пишет: «Общие принципы права являются важным источником права в делах ИКСИД. Обычно они охватывают вопросы не столько политического, сколько технического характера».

Не существует четкого разграничения между международно-правовыми обычаями и общими принципами права – принцип pacta sunt servanda, принципы добросовестности и эстоппеля относятся как к общим принципам права, так и к международным обычаям. «Есть основания полагать, что эти принципы существуют в обоих качествах, будучи одновременно и принципами основных систем внутригосударственного права, и нормами международного права» (С. Войтович).

Выделение этих принципов в качестве самостоятельного источника МЧП связано с их двуединой ролью в системе МЧП – это одновременно и его основные принципы, и форма существования правовых норм. Например, ст.

23 Закона Объединенных Арабских Эмиратов о гражданских сделках (1985 г.) устанавливает: «В случае отсутствия в предыдущих статьях соответствующего положения, регулирующего коллизию законов, применяются принципы международного частного права».

В современном мире наблюдается тенденция постоянного применения общих принципов права национальными и международными судами и арбитражами.

В основном такое регулирование используется для разрешения споров с участием ТНК, офшорных компаний, компаний международного бизнеса, международных юридических лиц, споров между государством и частными иностранными инвесторами.

Общие принципы права упоминаются в российском законодательстве (ст. 6 ГК РФ, ст. 5 СК РФ): добросовестность, гуманность, разумность и справедливость. Разрешение спора непосредственно на основе этих принципов возможно в случае применения аналогии права.

Однако российский законодатель не выделяет общие принципы права в качестве отдельного источника, что противоречит и смыслу российского законодательства, и мировым тенденциям правового развития.

Основная роль общих принципов права как источника МЧП – применение к частно-правовому отношению, связанному с правопорядком двух и более государств, общих для всех правовых постулатов.

Источник: http://velib.com/read_book/getman_pavlova_irina_viktorovna/mezhdunarodnoe_chastnoe_pravo_uchebnik/tema_2_istochniki_mezhdunarodnogo_chastnogo_prava/28_doktrina_prava_analogija_prava_i_zakona_obshhie_principy_prava_civilizovannykh_narodov/

Правовая доктрина как источник права

Определение 1

Правовая доктрина — это мнения наиболее авторитетных ученых в той или иной области юриспруденции.

Данное явление получило свое распространение еще в древнем Риме, где мнения таких юристов как Папиниан, Гай, Павел, Ульпиан и Модестин были признаны обязательными для судей. Начиная с императора Августа работы, данных авторов получили о значение jus respondendi, то есть судья при вынесении решения мог сослаться на мнение одного из вышеуказанных юристов.

В дальнейшем данное явление не получило своего развития в качестве самостоятельного источника права.

Современные правовые системы, за некоторым исключением, не содержат правил о применении доктрины в качестве источника. Примером может служить Швейцария, в гражданском праве которой предусмотрена возможность в случае возникновения пробела в праве ссылаться на мнения авторитетных ученых-юристов.

Иначе обстоит дело в мусульманской системе права, где труды видных ученых правоведов всегда были и до сих пор остаются обычным источником права, на который всегда может сослаться суд.

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Определение 2

Правовая доктрина, в том числе, представляет из себя систему господствующих в обществе представлений и воззрений о праве, с помощью нее возможно творческое преобразование всех частей правовой системы: правосознания, правотворчества, правореализации и позитивного права.

Правовая доктрина в России

В России существуют такие нормативно-правовые акты как военная и экологическая доктрина, доктрина об информационной безопасности, которые не имеют ничего общего с мнением авторитетных ученых-юристов, так как носят нормативный характер. В то же время место данных нормативных актов в общей иерархии законов страны строго не установлено и, фактически, остается неясным.

Гражданский, Семейный, Арбитражно-процессуальный Кодексы признают, что нормы иностранного права определяются при помощи их официального толкования доктриной соответствующего иностранного государства.

В статье 38 Статута Международного Суда источником права, который может применять Международный Суд, является доктрина, то есть мнение наиболее квалифицированных юристов в сфере публичного права.

Другими словами, в такой ситуации российским правом признаётся правовая доктрина как источник международного права.

Так или иначе, остается неопределённым место правовой доктрины в единой системе источников российского права. Правовая доктрина играет важную роль и может косвенно признаваться в качестве источника права только в силу её фактического признания при создании и формально-юридическом закреплении в законах таких явлений как:

  • принцип права;
  • юридическая дефиниция;
  • толкование норм права Высшей судебной инстанцией;
  • порядок разрешения коллизий;
  • способы оформления юридических документов;
  • юридические презумпции.

Классификация правовых доктрин

Правовые доктрины могут быть классифицированы в соответствии с:

  • формой выражения – быть письменными и неписьменными;
  • отношением к религии – являться религиозными и светскими;
  • сферой применения – доктрины международные и национальные;
  • способом санкционирования – обязательные для исполнения и рекомендуемые;
  • содержанием – копирующие иные правовые источники или носящие самостоятельное юридическое значение;

Применение в юридической практике правовых доктрин может быть обусловлено такими обстоятельствами как:

  • пробелы, противоречия, неопределённость в позитивном праве;
  • общее принятие доктринальных взглядов сообществом юристов;
  • авторитетность и духовно-культурное основание правовой доктрины.

Источник: https://spravochnick.ru/pravo_i_yurisprudenciya/pravovaya_doktrina_kak_istochnik_prava/

Ссылка на основную публикацию